Версия для печати

Как подковали «Осу»

Советский миномет выигрывал у равнокалиберного немецкого в дальности стрельбы и мобильности
Камнев Петр

Впервые идея создать «минную мортиру» вроде бы пришла в голову мичману Сергею Власьеву. Дело было во время обороны Порт-Артура. Большую помощь изобретателю оказал начальник артиллерийских мастерских капитан Леонид Гобято. По другим данным, авторство приписывается офицерам порт-артурской эскадры капитану 2-го ранга Герасимову, лейтенантам Подгурскому и Развозову.

Историки спорят, но как бы там ни было, в ноябре 1904-го новое оружие впервые применили. Против осаждавших Порт-Артур японцев. Наблюдатели противника сразу заметили: русские ведут огонь из необычных орудий – звук выстрела не походил ни на буханье крепостных мортир, ни на сухой треск морских пушек. А снаряды, летевшие по крутой навесной траектории, сокрушали все подкопы, которые два месяца вели японские саперы. Со временем противник установил, что защитники Порт-Артура используют легкие пушки малого калибра на колесных лафетах, приспособленные к стрельбе с большими углами возвышения. В портовых мастерских наладили изготовление медных минных корпусов, их начиняли влажным пироксилином. К хвосту прилаживался деревянный шест со свободно двигающимся стабилизатором. С казенника пушка заряжалась гильзой, перекрытой коробкой-вкладышем, запыжеванной свинцом. Пробка при выстреле ударяла в шест и выталкивала заряд. В «Артиллерийском журнале» № 8 за 1906 год капитан Гобято писал: «10 ноября на левом фланге Высокой горы было поставлено 47-мм орудие и началась регулярная стрельба минами днем и ночью. Стреляли по левой японской сапе. Результаты стрельбы были таковы, что из четырех пущенных мин три попали в окоп. Как только японцы начинали работать сапу, туда пускали несколько мин, и после разрыва первой же мины японцы убегали. Таким образом их заставили совершенно прекратить работу».

Советский ротный миномет в отличие от иностранного мог стрелять и чужими боеприпасами

В окопах изобретение флотских офицеров оценили и нарекли «лягушкой», однако чины Главного артиллерийского управления восприняли новинку холодно. В Петербурге ее назвали суррогатом артиллерии и оставили без внимания. Перед вступлением в Первую мировую наша армия не имела в своих арсеналах минометов. Зато в кайзеровских войсках они были. Пришлось срочно поправлять ситуацию. Минометы мастерились кустарно, частично закупались в Англии и Франции. Производство отечественных и иностранных моделей осваивалось на заводах.

До 1927 года на вооружении Красной армии состояли по большей части минометы дореволюционных систем, сильно потрепанные временем и требовавшие капремонта. В 1925–1926-м конструкторы разработали семейство калибров 76, 152 и 254 миллиметра. Однако в серию это оружие не пошло.

Пехотному подразделению остро требовалась своя, не сковывающая маневр артиллерия. Любая пушка, приданная стрелковой роте, лишает ее мобильности. Поэтому в 1936 году на заводе № 7 в Ленинграде приступили к проектированию компактного и мобильного гладкоствольного 50-мм миномета. Главный конструктор Борис Шавырин («КБМ: коломенское братство мастеров») избрал схему мнимого треугольника: две стороны – ствол и двунога-лафет, третья – условная линия, проходящая по грунту между точками опоры. «Оса», как первоначально назвали изделие, предназначалась для поддержки наступления пехотинцев, подавления огневых точек противника и живой силы, расположенных как на обратных скатах высот и в укрытиях, так и на открытых пространствах. РМ-38 имел два фиксированных угла возвышения – 50 и 75 градусов. Больший придавали, если цель находилась за высоким укрытием на расстоянии 400 метров.

Относительно малый вес, 12 килограммов, был по силам одному человеку. В походе три миномета – наличие по штатному расписанию роты – везли в повозке образца 1938 года. После испытаний 50-мм РМ приняли на вооружение и запустили в серию. При сравнении с немецким аналогом 5cm leichter Granatenwerfer 36 аргументы были в пользу советского. РМ-38 забрасывал 850-граммовую мину на 800 метров, «немец», весивший 14 килограммов, выстреливал чуть более тяжелый боеприпас максимум на полкилометра.

Однако вскоре войсковая эксплуатация выявила серьезные недостатки конструкции. Прежде всего достаточно крупные габариты сильно демаскировали расчет. При работе поворотного механизма всякий раз сбивался прицел, крепившийся сложно и ненадежно, да и сам механизм легко и быстро загрязнялся, плохо двигался. Шкала дистанционного крана не соответствовала дальности.

Модернизировать РМ-38 в 1940-м поручили Владимиру Шамарину. Конструктор сохранил общую схему и принцип действия, но внес изменения с учетом использования в войсках. Плита изготовлялась высокотехнологичным методом глубокой штамповки и снабжалась козырьком, защищавшим расчет от раскаленных газов и пыли. Шамарин существенно упростил конструкцию дистанционного крана, что позволило уменьшить размеры и ограничить вес девятью килограммами. Минимальная дистанция стрельбы снизилась с 200 до 60 метров благодаря большому выходу пороховых газов при полностью открытом кране. Максимальная осталась прежней.

В 1941 году появилась еще более упрощенная модель. Стволу можно было придавать только два фиксированных угла возвышения: 50 и 75 градусов, цена деления газоотвода увеличилась в два раза, то есть поворот крана на шаг означал уменьшение дальности стрельбы на 20 (при 50-градусном) или 10 метров (при 75-градусном угле). Нужное возвышение задавалось ползуном, надетым на трубку газоотвода и двигавшимся вдоль него. Удобная ручка позволяла быстро перенести миномет в бою и подготовить к стрельбе.

В боевом положении РМ-41 весил около 10 килограммов. Скорострельность – 30 выстрелов в минуту. Боекомплект состоял из стальной шестиперой 0-822 и чугунной четырехперой 0-822А осколочных мин. Заряд пороха в хвостовом патроне весил четыре с половиной грамма. Однако их с лихвой хватало, чтобы мина вылетела из ствола со скоростью 97 метров в секунду и покрыла 800 метров. Впоследствии появилась шестиперая 0-822Ш, весившая 850 граммов при уменьшенном до четырех граммов хвостовом заряде.

Массовое производство 50-мм ротного миномета образца 1941 года освоили на Ленинградском заводе № 7, сталинградских «Баррикадах», красноярском «Красном Профинтерне». С 1941 по 1943-й было изготовлено более 130 тысяч 50-мм РМ-41.

Это был самый массовый образец. На 22 июня 1941 года в Красной армии насчитывалось около 24 тысяч единиц РМ-41. Но в ходе боев быстро выявились главные недостатки: недостаточная дальность действительного огня заставляла расчеты располагаться максимально близко к противнику. А это не только демаскировало минометчиков – враг мог достать их даже из стрелкового оружия. Расчеты, постоянно находившиеся на переднем крае, немцы выбивали очень быстро.

В ходе стратегических наступательных операций с ноября 1942-го по март 1943-го РККА потеряла 27 тысяч минометов, из которых 50-мм РМ разных модификаций составляли без малого половину. С учетом увеличивавшегося поступления в действующую армию весьма эффективных 82-мм батальонных минометов в 1943 году 50-мм РМ сняли и с производства, и с вооружения фронтовых частей. Однако РМ образцов 1938, 1940, 1941 годов вплоть до конца войны продолжали активно использовать партизаны. Дело в том, что советский ротный миномет в отличие от иностранного мог стрелять и чужими, вражескими боеприпасами. А партизанские отряды зачастую пополняли свои арсеналы за счет вермахта.

Опубликовано в выпуске № 45 (758) за 20 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц