Версия для печати

Ленинская премия за форсирование Днепра

СССР стал законодателем понтонной моды еще до войны
Гришин Арсений

Военная кампания без преодоления водных препятствий – редкая удача для полководца. Если она не случилась, значит, нужно решать, каким образом переправить тысячи солдат с амуницией и техникой через реку при условии, что враг всячески препятствует данному маневру. Волею обстоятельств именно нашим предкам пришлось стать пионерами в создании армейских средств форсирования – и войн было много, и рек в избытке.

Первая мировая и Гражданская еще не требовали массовой переброски через водные преграды тяжелой техники, потому к началу 20-х РККА подошла, имея в арсенале достаточно легкие средства для организации переправ.

Боец двигался в воде вертикально, используя специальные жестяные плавники на ногах и помогая себе веслами-ракетками

Поначалу и войск инженерных не было – плавсредства входили в комплект имущества пехотного полка. Удивительно, но у всего современного снаряжения, которым пользуются туристы-водники, есть аналоги в саперном арсенале тех лет. Катамараны, рафты, каркасно-надувные конструкции уже использовались, только назывались иначе. На вооружении находились надувные поплавки Полянского. Это небольшой воздушный мешок, который можно было использовать для переправы вплавь. Из поплавков, прикрепленных к настилу, получался плот на несколько человек. Были поплавки со странным названием ТЗИ, то есть труднозатопляемое имущество – мешки длиной около трех метров, набиваемые камышом, стружкой или другим легким подручным материалом. Каждый мешок комплектовался подкладочной доской, придававшей конструкции жесткость и позволявшей использовать ее как для создания плотов, так и для строительства наплавных мостов. Аналогом современных рафтов можно считать большие надувные лодки А-2 и А-3, также применявшиеся и как самостоятельные плавсредства, и как основа легких мостов. Экзотикой был плавательный костюм ПКТ, состоявший из водонепроницаемого полукомбинезона и поплавка, располагавшегося на поясе, как детский плавательный круг. Боец двигался в воде вертикально, используя специальные жестяные плавники на ногах и помогая себе веслами-ракетками. Костюм чаще всего использовался для разведки, а также для вспомогательных работ.

В 1934 году в войска начал поступать тяжелый парк Н-2-П с открытыми металлическими понтонами. Парк, а это три взвода, имел на вооружении 33 носовых и 15 средних полупонтонов, каждый весом примерно в тонну, шесть козловых опор, 27 навесных двигателей. Каждый взвод перевозился на 27 машинах ЗИС-6, потому длина походной колонны достигала 1,5 километра. Из имущества одного взвода Н-2-П можно было собрать восемь понтонов, из парка – 24. Легкие грузы, личный состав переправлялись на нормальных, одинарных и полуторных понтонах. Для тяжелых грузов из имеющегося имущества можно было смонтировать три вида паромов различной грузоподъемности. Тогда же на вооружение был принят и легкий парк ДЛП со складными понтонами из бакелизированной фанеры, позволявший наводить мосты и собирать паромы грузоподъемностью до 30 тонн.

Ленинская премия за форсирование Днепра

Перед началом Великой Отечественной появились разборные металлические мосты РММ-2 и РММ-4. Последний послужил основой для аналогичных изделий, применявшихся в годы войны. Жизнь показала, что направления развития понтонной техники были выбраны верно, проблема заключалась в отсутствии должного ее количества. Не хватало как самих переправочных комплектов, так и высокопроходимых средств их доставки.

Для разработки новых образцов в феврале 1942-го был образован Инженерный комитет Красной армии. В результате понтонно-мостовые батальоны получили на вооружение деревянный мостовой парк (ДМП-42) под грузы до 30 тонн. В этот период из-за недостатка металла советская промышленность еще не могла в полной мере покрыть потребность войск в парках Н-2-П, поэтому выпускались в основном деревянные. Но уже к лету 1942 года был сформирован тяжелый понтонно-мостовой полк двухбатальонного состава, оснащенный новым тяжелым парком (ТМП) грузоподъемностью до 100 тонн.

Всю войну в инженерных подразделениях сказывался недостаток транспорта. Скажем, из восьми парков Н-2-П на Воронежском фронте к моменту форсирования Днепра только три были полностью обеспечены автомобилями и тракторами и продвигались за стрелковыми частями. При этом парки НЛП, также укомплектованные транспортом не более чем наполовину и задействованные на подступах к Днепру, отстали от войск. Легкие переправочные средства в основном находились на армейских и фронтовых складах и тоже не были вовремя доставлены на передовую. Потому авангард форсировал реку на подручных средствах – рыбачьих лодках, баржах, самодельных плотах. Потом это выдали за некую концепцию – передовые подразделения и должны вначале использовать что придется. Но во сколько потерянных жизней она обошлась…

К удивлению Хрущева, от начала сборки моста через Днепр до момента, когда по нему пошли танки, прошло всего 17 минут

Впрочем, опыт форсирования Днепра не прошел даром – в дальнейшем техническое оснащение инженерных подразделений только росло вместе с выучкой саперов. К концу Великой Отечественной инженерные войска приобрели богатый опыт обеспечения преодоления водных преград стрелковыми, танковыми и механизированными частями и соединениями с использованием как табельных, так и подручных переправочных средств.

Опыт войны оказал огромное влияние на конструкторскую мысль. С большими трудами, но разработчикам удалось, преодолевая серьезное сопротивление консерваторов, создать понтонный парк ПМП, который по сути совершил революцию в военно-инженерном деле.

До этого наплавные мосты монтировались из многочисленных отдельных деталей. А тут саперы получили окончательно собранные в заводском цехе крупноразмерные части моста или паромы: речные и береговые звенья. Каждое представляет собой четыре связанных понтона, сложенных «гармошкой» в пакет. При сбросе на воду звено автоматически раскрывается и секция длиной 6,75 метра с шириной проезжей части 6,5 метра готова к стыковке с другими. 32 речных и четыре береговых звена, составляющих комплект парка ПМП, позволяют наводить наплавные мосты грузоподъемностью 20 и 60 тонн, а длиной 382 и 227 метров соответственно. По такому даже танки могут двигаться со скоростью 30 километров в час. В 1960-м ПМП был принят на вооружение инженерных войск Советской армии.

Тогда же на Украине, южнее Киева шли учения, в которых участвовали войска союзников по Варшавскому договору. Присутствовали руководители соцстран во главе с Никитой Хрущевым. Военное командование пригласило высоких гостей посмотреть, как войска будут переправляться через Днепр. Хрущев отнесся к идее без энтузиазма, вспомнив, как это происходило в войну, но возражать не стал. К его удивлению от начала сборки моста через Днепр до момента, когда по нему пошли танки, прошло всего 17 минут. Хрущев тут же распорядился представить создателей переправы (главным конструктором был Юрий Глазунов) к Ленинской премии.

Еще один международный триумф советского понтонного парка случился в 1973 году, когда наши специалисты, участвовавшие в арабо-израильском конфликте на стороне Египта, возвели переправу через Суэцкий канал за 35 минут. А в годы вьетнамской войны нашим парком заинтересовались американцы. Они – редкий случай – не стали выдумывать что-то свое, а аккуратно скопировали советскую технику и приняли на вооружение под названием «Риббон бридж». Потом лицензию на производство понтонного парка у США купил бундесвер.

Опубликовано в выпуске № 45 (758) за 20 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц