Версия для печати

Арсеналы Шелкового пути — часть I

Китай покоряет мир силой дешевого оружия
Новичков Николай
Коллаж Андрея Седых

Реальные образцы китайской продукции военного назначения (ПВН), представленные на всеобщее обозрение на международном салоне «Эйршоу Чайна-2018» (Airshow China 2018), позволяют утверждать, что стратегия развития национального оборонно-промышленного комплекса задает темпы, обеспечивающие опережение ведущих стран Запада и России.

Политика Пекина в приоритетных областях ОПК направлена на усиление геополитического потенциала КНР и на захват доминирующих позиций на мировом рынке вооружений. При этом китайские власти крайне неохотно раскрывают информацию о военно-техническом сотрудничестве с партнерами. Мы, если речь идет о ВТС с КНР, не отстаем. Общая фразеология отечественных пресс-релизов давно выверена, отцензурована и многократно скопирована до такой степени, что может навеять тоску, а какие-либо мысли – вряд ли.

Но разбираться в действиях Поднебесной на рынке вооружений тем не менее надо. Хотя бы потому, что на состоявшемся 6 ноября заседании комиссии по вопросам ВТС РФ с иностранными государствами на это обратил внимание Владимир Путин. «Существенно меняющиеся условия, в которых приходится вести торговлю военной техникой, требуют переналадки привычных подходов и разработки новой комплексной стратегии действий на обозримую перспективу. Словом, в сфере ВТС у нас есть и серьезные достижения, и понимание стоящих перед нами масштабных задач», – заявил президент.

Не корысти ради

Экспорт китайской ПВН вряд ли можно связывать только с получением доходов от продажи оружия. ОПК КНР имеет второй в мире после США национальный рынок вооружений и военной техники (ВВТ). Расходы на оборону в этом году впервые достигли 200 миллиардов долларов. Кроме того, из-за военных санкций западных стран, введенных против Пекина в конце 80-х, китайские предприятия ОПК не испытывают заметной конкуренции на внутреннем рынке.

Стратегия предусматривает включить в сферу влияния Китая государства, производящие 40 процентов мирового ВВП

Раньше военный экспорт в КНР традиционно находился на вторых ролях – приоритет отдавался удовлетворению потребностей НОАК, но в последнее десятилетие продажа ПВН играет для Пекина важную роль в международной политике, направленной на усиление влияния в мире и в наиболее значимых регионах. Стремление Китая экспортировать военную продукцию, особенно в развивающиеся страны, – продолжение дипломатии, направленной на укрепление отношений как с государствами, которые видятся стратегическими партнерами, так и с теми, кто может обеспечить экономическую, технологическую или политическую выгоду.

К примеру, рост ВТС КНР и Пакистана, крупнейшего покупателя китайской ПВН, мотивирован, по крайней мере частично, необходимостью для Пекина поддерживать баланс в Азиатском регионе и парировать военное усиление и экономический подъем Индии. В Африке у большей части клиентов Поднебесной в активе богатые природные ресурсы, в том числе нефть, газ и уголь, или же наличие важных торговых путей.

На рынках ПВН развивающихся стран, имеющих, как правило, ограниченные средства на модернизацию ВВТ, получение больших прибылей проблематично. Поэтому китайский подход к экспорту основан на продаже доступной по цене номенклатуры изделий.

А стратегия расширения присутствия на этих рынках тесно связана с инициативой «Один пояс – один путь». Она предусматривает укрепление политической и экономической связи КНР примерно с 70 развивающимися странами Азии, Среднего Востока и Европы, на долю которых приходится до 40 процентов мирового ВВП.

Арсеналы Шелкового пути

И все же «Один пояс – один путь» обусловлен не только экономикой. Все более очевидно, что Пекин рассматривает эту инициативу как средство усиления стратегического и военного влияния, достижения определенных политических преимуществ.

В этой логике – создание в 2017 году военной базы в Джибути, ключевом районе на Африканском Роге, решение развивать порт Гвадар в Пакистане и аналогичные объекты в Шри-Ланке. Названные страны считаются стратегическими союзниками Китая.

В усилиях по продвижению «Одного пояса» предприятия китайского ОПК играют важную вспомогательную роль. Работая самостоятельно или в партнерстве, они могут предоставлять клиентам военные и коммерческие технологии, продукты, ноу-хау, промышленную помощь в интересах безопасности и развития инфраструктуры. Например, корпорация «Норинко», одна из крупнейших в КНР оборонных компаний, специализирующихся на ВВТ для сухопутных войск, обладает еще и возможностями в таких областях, как добывающая промышленность, коммерческая техника, строительные машины, гражданские взрывчатые вещества и оптико-электронная продукция. Это обеспечивает ей сильные позиции в реализации оборонных проектов и вообще в бизнесе, что в свою очередь приближает к задачам, решаемым как «Один пояс – один путь».

Направления главного удара

Данные Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) показывают: доля КНР на мировом рынке вооружений последовательно увеличивается каждые пять лет – с двух процентов в 2003–2007 годах до пяти в 2008–2012-м и до шести с 2013 по 2017-й. Китай стал самым быстрорастущим военным экспортером в мире. Для сравнения: за то же время доля рынка, удерживаемая двумя крупнейшими продавцами ВВТ – США и Россией, несколько снизилась. Квота других ведущих игроков, включая Францию, Германию и Великобританию, оставалась относительно невысокой. Кроме Поднебесной, увеличить присутствие на рынке ВВТ за последние два десятилетия удалось только Израилю и Южной Корее.

Арсеналы Шелкового пути

Еще более впечатляюще выглядит рост числа заказчиков китайской ПВН. В 90-х годах КНР, по данным СИПРИ, поставляла ВВТ примерно в 30 стран, в течение 2000-х – уже в 44, между 2010 и 2017 годами – без малого в 60.

Компании из Поднебесной успешно продают ПВН азиатским соседям, на Ближний Восток, в Африку, Латинскую Америку, даже в некоторые страны Восточной Европы. В последние 15 лет самым крупным клиентом был Пакистан, за ним следуют Бангладеш, Мьянма, Иран, Венесуэла, Алжир, Египет, Судан, Танзания, Шри-Ланка. Среди импортеров китайского оружия – Белоруссия и Словакия, Саудовская Аравия и ОАЭ, Камерун, Нигерия, Перу.

Объем военного экспорта КНР в Южную Азию – Бангладеш, Мьянму и Пакистан свидетельствует о значении, какое Пекин уделяет этому региону. Там реализуется стратегия сделать Индию настолько озабоченной своими соседями, чтобы Нью-Дели не имел возможности, а то и ресурсов для парирования ширящегося регионального влияния и растущей военной мощи КНР.

Арсеналы Шелкового пути

Стратегия распространяется и на коммерческие секторы, поддерживаемые программой «Жемчужная нить». Речь идет об инвестировании в инфраструктуру региональных портов, за исключением индийских.

Другой важный для Китая регион – Юго-Восточная Азия. Экспорт в этом направлении вкупе с растущими инвестициями в коммерческие сферы отражает усилия по расширению влияния Пекина и отстаиванию его территориальных требований в Южно-Китайском море.

Рост экспорта в ЮВА за последние годы, особенно продажа крупных военно-морских платформ в Таиланд и Малайзию, различных боевых систем в Индонезию, служит подтверждением того, что для названных покупателей очень важны тесные стратегические отношения с КНР, а китайская ПВН еще и весьма привлекательна по критерию «стоимость-эффективность».

Налицо стратегическая экспансия Китая в Африке, представляющей еще один приоритетный регион для инициативы «Один пояс – один путь». По данным Государственной администрации КНР по науке, технологиям и промышленности для национальной обороны (State Administration for Science, Technology, and Industry for National Defense – SASTIND), предприятия ОПК установили связи с 45 из 54 африканских стран. Однако в SASTIND хотели бы дальнейшего расширения этого сотрудничества в ближайшие годы, чтобы поддержать военное развитие государств Черного континента и выстроить их отношения с Китаем на стратегическую перспективу.

	Арсеналы Шелкового пути
Фото: Richard YIR

Аналогичные проекты с расширением экспорта ПВН реализуются в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Они подкрепляются инвестициями, объемами торговли и промышленного участия в различных коммерческих секторах, включая транспорт, энергетику, строительство и инфраструктуру.

Об объеме взаимодействия с участниками «Одного пояса» можно судить по данным Авиационной промышленной корпорации Китая (Aviation Industry Corporation of China – AVIC). В 2017 году достигнут рекордный показатель экспорта в размере 96,7 миллиарда юаней (14,1 млрд долл.), что соответствует 24 процентам общей годовой выручки корпорации. Этот успех тесно связан с расширением международной деятельности корпорации, которая, в частности, построила в 28 странах 65 объектов, считающихся жизненно важными для проекта «Один пояс – один путь».

Окончание читайте в следующем номере.

Николай Новичков,
кандидат технических наук (Информационно-аналитический отдел ТАСС)

Опубликовано в выпуске № 45 (758) за 20 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц