Версия для печати

Привет с холодной войны

Замыслы советского Генштаба реализуются под новым названием в Пентагоне
Черкашин Петр
Фото: yarnovosti.com

В США разработана новая Концепция стратегической безопасности. Россия наряду с Северной Кореей и Китаем названа в числе врагов. В вооруженных силах стран НАТО обкатываются различные схемы сетецентрической войны. Как нам на это реагировать?

Появившимся в 1998 году термином «сетецентризм» мир обязан вице-адмиралу ВМС США Артуру Цебровски и эксперту Комитета начальников штабов Джону Гарстка. По их мнению, ведение войны нового типа подразумевало повышение боевых и тактических возможностей формирований благодаря информационному превосходству при объединении всех участвующих в операции сил и средств в единую сеть.

По сути предлагалась система, ускоряющая управление войсками и оружием. Оснащение бойцов информационными модулями позволяло им тесно взаимодействовать со средствами огневого сопровождения и поддержки через сети, подобные Интернету.

Но должны ли мы слепо перенимать эти новшества? Насколько оправданно применение Российской армией методов сетецентризма в боевых действиях?

«Маневр» для советского фронта

В ВС СССР был аналог – «Автоматизированная система управления войсками» (АСУВ). Работы над ее созданием начались в 60-е годы. В перспективе планировалось получить АСУ ВС СССР (система «Центр») для обмена данными, включая так называемый ядерный чемоданчик (система «Чегет» из состава АСУ «Казбек»).

Управление таким военным механизмом потребует сотен КШМ, обеспечивающих взаимодействие с космической группировкой и системами связи, ориентации, метеообеспечения

Конструкторы работали и над АСУВ «Маневр» в звеньях фронт – армия – дивизия – полк. К середине 70-х была создана единая интегрированная автоматизированная система управления АСУВ фронта, включавшая подсистемы управления родами Сухопутных войск, АСУ фронтовой авиации и войсковой ПВО, АСУ тыла. Их объединяла сеть связи и передачи данных. Все части разрабатывались на единой информационно-логистической и технической платформах. На командно-штабных машинах монтировались индикаторы кругового обзора, чертежно-графические автоматы, устройства съема координат, электронно-оптические планшеты, пульты набора формализованных кодограмм, табло для отображения информации, аппаратура передачи данных различного масштаба времени Т-235 («Редут»), дистанционного ввода информации, коммутации и оперативной связи, устанавливалось программное обеспечение операционных систем управления.

Впервые идеи объединения усилий разведки, автоматизированного управления и огневого поражения были высказаны начальником Генштаба ВС СССР Николаем Огарковым в середине 80-х годов. Предполагалось на первом этапе создать в структуре командных пунктов дивизии – армии – фронта информационно-аналитические центры (ИАЦ), объединенные сетью связи. На них должна была поступать информация от всех органов разведки (космической, воздушной, электронной, информационной, наземной, радиоэлектронной, артиллерийской, инженерной, химической и т. д.), осуществляться селекция обнаруженных объектов противника по важности с доведением полученной информации до штаба, где принимается решение об их уничтожении.

Таким образом, автоматизация средств управления войсками по сути то же, что и разработанная в США сетецентрическая система. Разница лишь в том, что у нас управление организуется от вышестоящего штаба к подчиненным, а при сетецентрическом способе нижестоящие структуры диктуют линию поведения вышестоящих. Связано это с тем, что в стратегии ведения войны лежит соотношение наступательных и оборонительных действий. В силу того, что политика государств – членов НАТО носит агрессивный характер, в системе тактических приемов доминируют наступательные действия. Потому и термин «сетецентрическая война» получил широкое распространение, а в последние годы наполнился новым содержанием.

Какое наступление без метеоролога

Однако в НАТО не прекращают поиск новых форм и способов ведения операций для их проведения на большую глубину фронта. По планам военного командования наступлению будут предшествовать массированные удары по органам управления, средствам ПРО, ПВО, РВСН и другим важным объектам военной инфраструктуры страны – жертвы агрессии. Главная роль в этом у авиации, сухопутных войск, ВМФ, оснащенных крылатыми ракетами и другими средствами поражения. Первый этап боевых действий планируется вести до тех пор, пока противнику не будет нанесен ущерб, лишающий его возможности для обороны и воли к сопротивлению.

Переход к очередному этапу вооруженного конфликта, полагают в штабах НАТО, начнется с вторжения сухопутных группировок. При продвижении в глубь территории войска будут нуждаться в огневой поддержке и всестороннем материально-техническом обеспечении. Следовательно, возникает необходимость перемещать всю инфраструктуру управления войсками. Но оно при малочисленности групп вторжения малоэффективно без использования сетецентрических информационных систем. Пример – действия подразделений коалиционных войск в Афганистане, Ираке, Сирии. Максимальная действенность применения подобной схемы координации достигается лишь при составе группировки численностью не менее 150–200 тысяч военнослужащих. Более того, ей должны быть приданы авиационные соединения в составе 200–250 ЛА. Возможно также привлечение для поддержки действия сухопутных частей с моря одной-двух авианесущих групп, 10–15 субмарин и надводных кораблей, оснащенных крылатыми ракетами. Управление таким сложным военным механизмом потребует сотен КШМ, обеспечивающих взаимодействие с космической группировкой и системами связи, ориентации, метеообеспечения, ДРЛО, стратегическими и тактическими разведчиками, БЛА. Все должно быть увязано с наземными структурами разведки в единую сеть, через которую на основе полученных данных ведется управление войсками. Это осуществимо лишь благодаря внедрению методов сетецентризма.

Две минуты на ответ

У нашей страны, как известно, нет территориальных претензий к каким-либо государствам и плана агрессии. Российская Военная доктрина (ВД) носит сугубо оборонительный характер. Этот подход нашел отражение в стратегии, оперативном маневре, тактике, характере и содержании военного планирования. В частности, из понятия военного искусства современного периода исключаются инициатива в развязывании войны, нанесении внезапного первого ядерного удара. Среди видов боевых действий на первое место выдвигаются стратегическая оборона и контрнаступление, которое при определенных условиях может перейти во всеобщее для принуждения агрессора к миру.

Однако чтобы реализовать цели ВД, страна должна иметь высокий уровень оснащения Вооруженных Сил современными ВВСТ, базу для их производства, что во многом определяет организационную структуру, численный состав войск (сил) в мирное и военное время. А также создание стратегических резервов, оборудование ТВД, объем и сроки мобилизационного развертывания, накопления мобресурсов.

Для функционирования столь сложного механизма необходима особая система военного управления с дублированием многих звеньев. Более того, Россия вынуждена создавать две равноценные системы управления – стационарную (на защищенных КП) и мобильную, объединенные системой связи и передачи данных (по аналогии с Интернетом). Это позволяет вести непрерывный контроль воздушной и наземной обстановки не только в приграничной полосе, но и на дальних подступах к ней.

Как никогда возрастает роль космической и воздушной разведки, полученных ими оперативных данных, мгновенной обработки информации с помощью высокопроизводительных ЭВМ, что облегчит вскрытие начала нападения агрессора, создаст резерв времени для принятия решения о дальнейших действиях. Понятно, что время для распоряжений на боевое применение средств поражения сегодня исчисляется максимум двумя-тремя минутами. Но это возможно, если прохождение команд будет измеряться десятками секунд. А для того в системе управления должно быть задействовано высокотехнологическое оборудование, объединенное в единую АСУВ в звене Верховный главнокомандующий – фронт – армия (корпус), дивизия (бригада).

Развертывание мобильной части АСУВ начинается с момента выявления концентрации войск вблизи границы России. Расчет необходимого количества КШМ ведется исходя из емкости операционных направлений, на которых развертываются передовые КП для управления частями и соединениями прикрытия госграницы. В состав включается комплект КШМ, оборудование которых способно принимать информацию от всех видов разведорганов и передавать ее в систему АСУВ. Далее происходят ее накопление в базах данных, анализ и выдача командованию обобщенных сведений об оперативно-тактической обстановке, рекомендаций для принятия решения о действиях.

Одновременно в систему АСУВ подключаются средства усиления частей прикрытия. От дивизий – разведывательные огневые комплексы (РОК) в составе нескольких артиллерийских, одного реактивного и одного ракетного дивизионов. От армии – разведывательно-ударные комплексы (РУК) в составе нескольких артдивизионов, двух-трех дивизионов систем залпового огня и армейской ракетной бригады. От фронта – РУК в составе соединений артиллерии большой мощности, бригады дальнобойной реактивной артиллерии, фронтовой ракетной бригады.

Подключаются авиачасти непосредственной поддержки, которые перебазируются на запасные аэродромы, а армейская авиация – на площадки подскока. Образование такой объединенной системы сил и средств поражения, управляемой через АСУВ, с началом дня Х создаст условия для того, чтобы приступить к дистанционным бесконтактным боям. В ходе них противнику еще до соприкосновения главных сил с нашими войсками будет нанесен ощутимый ущерб, который может побудить его отказаться от намерения перейти границу.

Нельзя забывать о повышении живучести систем управления и связи, составляющих основу АСУВ. В армиях НАТО имеется солидный арсенал боевых средств, способных самонаводиться на источник радиоизлучения. В связи с этим уместно использовать как ретрансляторы радиосигналов аэростаты и другие средства или устройства передачи информации по узкому лазерному лучу.

В планах по оборудованию ТВД в системе развития государственной связи, насколько можно судить, предусмотрена прокладка оптоволоконных кабелей. Они сводятся в коммутационные устройства, к которым можно подключать сегменты военной связи.

Важное место в системе обеспечения живучести АСУВ должно быть отведено маскировке, созданию ложных КП и районов с размещенными в них средствами, имитирующими работу радиостанций и РЛС.

Командно-штабные машины, входящие в ядро АСУВ, должны оснащаться устройствами приема данных со спутников, от других разведорганов, иметь электронные порталы общего назначения, располагать возможностью передачи не только текстовых документов, но и объемных схем, а также использовать средства голосового общения.

Без создания устойчивой системы непрерывного управления войсками в боевой обстановке невозможно достичь победы в бою. Жалеть на это средств нельзя.

Что касается опыта СССР в создании АСУВ, его вполне можно использовать и сегодня, но с учетом более высокого технологического уровня развития ВВСТ Российской армии, насыщенности войск средствами связи и РЭБ, наличия космических группировок.

Заголовок газетной версии – «Сетецентрические веяния».

Петр Черкашин,
экс-директор Научно-производственного центра исследовательских работ в военной области, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 45 (758) за 20 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц