Версия для печати

ЦАХАЛ в оппозиции

Отставка израильского министра обороны – реакция на провокацию с нашим самолетом-разведчиком, сбитым в Сирии
Гафуров Саид

Глава военного ведомства Израиля Авигдор Либерман сложил полномочия военного министра и объявил о выходе партии «Наш дом – Израиль» из правящей коалиции. У премьер-министра Биньямина Нетаньяху и его «Ликуда» в парламенте 61 голос из 120. Это спровоцировало кризис, однако он, как объявил глава кабинета, преодолен и правительственная коалиция, несмотря на потерю пяти голосов, будет существовать до конца полномочий в ноябре 2019 года.

Насколько это реально? Давайте разберемся.

 

Угрозы вотума недоверия правительству, скорее всего, нет. Но если налицо турбулентность в парламенте, партийные интересы в котором принципиально несовместимы, кризис не преодолен, а пути развития страны неопределенны. При этом в Израиле все острее ощущается потенциальная нестабильность, и люди, которые могут себе это позволить, уже начинают уезжать из страны, потому что считают: так жить нельзя. Они видят, что угроза приближается, и не хотят оставаться там, где дети в любой момент могут быть призваны на войну и погибнуть.

 

В Израиле существует глобальная политическая нестабильность, межпартийные отношения не отражают баланс сил и запросов внутри государства

Нетаньяху ушлый политик, он умеет играть на ура-патриотизме, и даже поражение объявить победой. Ситуация будет определяться персональными качествами политических деятелей. На это накладываются личные и партийные отношения. Интересы влиятельных людей и группировок искажают представления о будущем страны. Поэтому, я считаю, в Израиле существует глобальная политическая нестабильность, связанная с тем, что межпартийные отношения неадекватно отражают баланс сил и запросов внутри государства.


Политический кризис купирован, но не предотвращен. Расклад в парламенте не соответствует балансу реальных сил и интересов, в первую очередь, финансово-экономических.


Кроме того, очень серьезны расхождения между политиками и госаппаратом, в том числе и даже прежде всего – военными и спецслужбами. Есть сильно выраженное социальное недовольство, налицо национальные распри.


В чем суть разногласий между правительством и военными? Сейчас в Израиле большое расслоение между богатыми и бедными. И если раньше элитой были военные, сейчас ее составляет деловое сообщество, социальный статус людей в погонах резко упал. Они, кроме того, считают, что не нужны авантюры в Сирии, следует помогать Асаду замириться, потому что нестабильность на границах Израиля до добра не доведет. У военных более глубокое видение ситуации. Они считают себя ответственными за решение военных задач и полагают, что политики могут быть озабочены этим только в узком, политиканском смысле – то есть на первом месте не безопасность, а то, как они выглядят перед электоратом. Их волнует, что скажут избиратели. У военных подход иной: когда у рубежей идет вооруженная борьба и баланс сил в парламенте плохой, это некачественное управление государством. И вообще, с какой стати подчиняться политиканам, думающим не о будущем страны, а о своих электоральных перспективах.


Думается, израильские силовики более умеренны в палестинском вопросе, нежели политики. Если последним надо только отчитаться и показать красивую картинку, то людям в погонах все-таки головы класть. И они очень недовольны нынешним составом и парламента, и правительства именно из-за их, как считают военные, безответственности. На что власти отвечают примерно так: деньги у вас есть, оружие тоже – делайте, что говорят.


Есть расхожие слова: военных нельзя допускать к политике. Израильские офицеры считают, что к ней нельзя подпускать как раз политиков, потому что ради получения голосов на выборах те могут поставить военную операцию под угрозу, заставить воевать тогда, когда этого делать не нужно.

 

Если НАТО задумает ударить, как в Ираке, весьма существенным будет, есть у альянса аэродромы в Израиле или нет

Может возникнуть предположение, что уход Либермана с поста министра обороны – тоже в некотором роде заслуга военного лобби. Это еще большой вопрос, сам ли он ушел. На самом деле, думается, его уход с поста есть прямая реакция на провокацию со сбитым в Сирии нашим самолетом-разведчиком. Была совершена очень большая ошибка, и кто-то должен понести наказание – нельзя такое позволять. Теперь позиция Нетаньяху такова: министр обороны снят, коалиция в парламенте разрушена, что еще можно требовать? В Израиле прекрасно понимают что, помимо прочих, одна из главных задач, стоящих перед нашей армией, – не допустить удара натовцев по Сирии. Присутствия российского контингента в САР для этого пока достаточно, но исходить надо из самого плохого сценария. И если допустить, что НАТО задумает ударить по сирийцам так, как западники уже поступали в Ираке, то весьма существенным будет, есть у них аэродромы в Израиле или нет. Это принципиально разные ситуации. Из понимания данного факта и надо исходить.


Саид Гафуров, руководитель направления «Восток» портала Pravda.ru

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц