Версия для печати

Нужен памятник народу-победителю

Кузнечевский Владимир
Близится очередная годовщина скорбной даты - 22 июня. Начала самой кровопролитной в истории нашей Родины войны. Только что руководство страны приняло решение о том, что начиная с 2007 года 9 мая, День Победы в этой войне, будет теперь главным государственным праздником России. Впрочем, даже если бы не было этого решения, абсолютное большинство населения страны, включая и самое молодое, давно уже считает эту победу самым главным событием в нашей истории. А коли так, то сам собой встает вопрос: не пора ли воздвигнуть достойный этому событию памятник? Вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд.


КАКИМ ЕМУ БЫТЬ, РЕШАТЬ БУДУЩИМ ПОКОЛЕНИЯМ


Близится очередная годовщина скорбной даты - 22 июня. Начала самой кровопролитной в истории нашей Родины войны. Только что руководство страны приняло решение о том, что начиная с 2007 года 9 мая, День Победы в этой войне, будет теперь главным государственным праздником России. Впрочем, даже если бы не было этого решения, абсолютное большинство населения страны, включая и самое молодое, давно уже считает эту победу самым главным событием в нашей истории. А коли так, то сам собой встает вопрос: не пора ли воздвигнуть достойный этому событию памятник? Вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд.
{{direct_hor}}

Ветераны вынесли всю тяжесть войны на своих плечах.
Фото Леонида ЯКУТИНА
При выходе из станции метро "Охотный ряд", если идти к Красной площади по подземному переходу под бывшим зданием гостиницы "Москва", слева, на подходе к Историческому музею, можно увидеть памятник маршалу Г.К. Жукову работы Вячеслава Клыкова. Прославленный полководец сидит на коне, знаменитый массивный подбородок, выражающий непреклонность и крутость характера, вздернут вверх, а взор всадника устремлен куда-то вдаль, через всю Манежную площадь, к Дому Пашкова и дальше...

По-видимому, в процессе создания памятника перед глазами скульптора стояла картина дождливого утра 24 июня 1945 г., когда Георгий Константинович по распоряжению Сталина принимал на Красной площади Парад Победы. Рассказывают, что художник хотел, и даже настаивал, высечь на постаменте надпись: "Победителю в Великой Отечественной войне маршалу Г.К. Жукову". Но политическая общественность столицы после бурных и длительных дебатов с такой текстовкой не согласилась. И, как мне кажется, была права. Если и ставить на главной площади России памятник победителю в этой самой кровопролитной за всю историю нашей страны войне за независимость, то это должен быть памятник всему народу-победителю. Памятник надо ставить всем, кто вынес на своих плечах эту войну, кто не позволил немцам, и в массе поддержавшим их европейским нациям с двунадесять языков, поработить себя. Всем, кто отстоял право на жизнь в условиях своей национальной самобытности.

Но памятник со столь сложным содержанием создать невозможно. Хотя в нашей истории такие попытки были. В Великом Новгороде стоит памятник, посвященный 1000-летию России. В Москве был сооружен храм Христа Спасителя, посвященный победе в Отечественной войне 1812 г., который был создан на народные пожертвования и строился с 1837 по 1883 г., а в 1931-м был взорван по решению сталинского правительства, но в 90-е годы воссоздан заново. Но то были другие времена, другие события, иные изобразительные средства.

Понятно, что памятник Великой Отечественной войне, со столь сложным содержанием, скорее всего, может быть выражен только каким-то символом. Между тем нам, восточным славянам, в отличие от западноевропейских народов ближе мыслить образами, нежели символами. Русский человек, к примеру (знаю это и по себе), равнодушно проходит мимо рогатого натовского символа, воздвигнутого на лужайке перед штаб-квартирой Североатлантического альянса в Бельгии. А вот перед поражающей воображение и чувства статуей Венеры Милосской безвестного древнегреческого гения (сотый год до Рождества Христова) или перед изображением сподвижницы неистового протопопа Аввакума боярыни Морозовой кисти В.И. Сурикова русский человек может в благоговении замереть надолго.

Нам, конечно, как отмечал Александр Блок, внятен "и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений", но при всем при том произведения "сумрачного германского гения" по большому счету для массы русского народа остаются понятными, но чужими. Поэтому и памятник Победе в Великой войне (так назвал эту войну Вадим Кожинов) нам нужен в виде осязаемого образа. То есть он, этот памятник, должен персонифицировать фигуру человека. Причем такого человека, в образе которого, как в фокусе, сходились бы сложнейшие переплетения всех нитей Великой войны. Причем, как уже сказано выше, очень важно принять во внимание, что речь должна идти не только о военных сражениях и о трудовом подвиге всего народа, но и о сложнейшей деятельности политического руководства страны на международной арене, дипломатическом мастерстве, которое, как и военное дело, представляет собой сложнейшую материю.

Сколько бы ни прошло времени со дня окончания Великой войны, стремление народа России иметь памятник Победе, достигнутой столь высокой ценой, по-видимому, неизбывно. Наверное, оно заложено в душе русского человека и носит название исторической памяти, являющейся тем стержнем, на котором зиждется непрерывное развитие нации. Подтверждением этого стремления служит хотя бы и то, что после войны 1812 г. прошло более 70 лет, но Россия все-таки воздвигла храм Христа Спасителя.

Мы, поколение конца ХХ - начала ХХI века, ничем в этом плане от своих предков не отличаемся. Уверен, будет у нас памятник и в ознаменование Великой Победы в Великой Отечественной. Но как добиться того, чтобы в памятнике, посвященном Победе, нашли свое выражение все перечисленные выше факторы? Кто, если речь идет о человеке, который воплотил в себе все эти качества, должен стоять на постаменте в этом случае? Уж не маршал Жуков, который таким символом служить не может: не по Сеньке шапка. При всем к нему уважении (а он его, безусловно, достоин) были в этой войне и другие военачальники, которые ни в чем Жукову не уступали, а нередко и превосходили, но которые, чаще всего вследствие жесткого, а нередко жестокого, мстительного характера Георгия Константиновича, сознательно задвигались им в глазах Сталина на второстепенные роли и местоположения.

В 60-е годы в личных беседах с крупными военными историками я с изумлением услышал из их уст, что в части военного полководческого таланта Жукову ни в чем не уступали маршалы Василевский, Рокоссовский, Малиновский, генералы Ватутин и другие. А ведь были и другие, либо погибшие в застенках сталинских концлагерей и тюрем, либо менее известные. Мне показывали расчеты, из которых следовало, что, например, маршалы Малиновский и Рокоссовский проводили военные операции, сравнимые с руководимыми Жуковым, но при этом процент гибели солдат у них был в разы меньше. Полководческие ошибки маршала Жукова, в том числе и осенью 1941-го при обороне Москвы, приведшие к огромным напрасным солдатским потерям, ни для кого из военных историков тайной не являются, но в советское время партийная цензура не давала возможности для публичного обсуждения этой темы.

Георгий Константинович Жуков был солдатом. Выдающимся военачальником. Но не более того. А Великую Отечественную выиграл народ, ведомый политическим руководителем, который удивительным образом сумел соединить в себе все то, о чем сказано выше, провел огромную созидательную работу по объединению всех этих факторов в одно органическое целое и направил всю эту мощь на выполнение одной цели - достижение победы над врагом.

Думаю, что если бы не было этого руководителя, война бы растянулась не на четыре года, а больше. Хотя убежден, что и без Сталина войну у Германии и всей работающей на Гитлера Европы мы все равно бы выиграли, даже если бы пришлось начинать ее вновь от Урала. С уверенностью могу сказать за себя и за своих сибирских предков: мы никогда бы с иноземным диктатом не согласились. Но история распорядилась так, что этот руководитель у России был. Со всеми его ошибками, за которые народ заплатил реками крови, с массовыми преступлениями, совершенными им лично и при его участии, и ничем не оправданными жестокостями, но и с гениальными способностями к управлению уникальной страной и уникальным народом. В лице Сталина Россия имела политического руководителя, вождя, который обладал сверхъестественным пониманием международной ситуации и уникальным умением отстаивать интересы России на международной арене. Это был человек, который в нашествии на Россию всей Европы под руководством Гитлера сумел победить. Это был политический деятель, на которого при личных встречах все, без исключения, политические и государственные лидеры середины ХХ века смотрели, по их собственным признаниям, снизу вверх.

Чтобы оценить его роль, достаточно оглянуться на участие нашей страны в Первой мировой войне. Если бы тогда во главе России стоял не Николай II, а умный и авторитетный в народе вождь, Россия бы войну не проиграла, и никакому Ленину со всей его большевистской политической партией не удалось бы ввергнуть Россию в 75 лет отклонения от нормального пути цивилизационного развития. Поэтому гадать не приходится. Если ставить памятник в честь Победы в Великой войне, то речь может идти только о Сталине. Это благодаря его интеллекту и характеру, который объединил все руководство страны вокруг себя, его энергии и железной воле народ наш смог организационно и духовно сплотиться в отпоре врагу.

А воля и уверенность в победе у Сталина были. В декабре 1941 г. только он смог убедить политическое руководство США и Великобритании, что летние военные поражения 1941-го были всего лишь начальным периодом большой войны, что сама война еще впереди и что она в конечном итоге будет Советским Союзом выиграна. Сумел он вдохнуть эту веру в грядущую победу и всему советскому народу. Что ни говори, а это именно он, и никто другой, сумел в кратчайшие исторические сроки найти, выдвинуть и взрастить полководцев, которые уже через полтора года сумели повести войну более умело, чем закосневшие в своей чопорности немецкие генералы. При этом речь идет не только о генералах, но и командирах старшего, среднего и низшего армейского звена.

Уметь так работать с кадрами - это уникальный дар, которым среди политиков такого масштаба обладают единицы. После Сталина в России и в мире никто больше таким даром не обладал. Конечно, из песни слов не выкинуть. Сколько военных профессионалов с подачи Сталина и с его личным участием было уничтожено с конца 20-х до 1940 г., учету не поддается, и это стало одной из причин не только катастрофы 1941-го и лета 1942-го, но и миллионов понесенных людских жертв. Но было и другое, о чем довольно точно сказал мой бывший преподаватель на философском факультете МГУ, советский диссидент, участник войны, профессор Александр Зиновьев. "У нас, - говорил он за два года до смерти в октябре 2004 года, - до сих пор происходят удивительные вещи. Отмечая День Победы, даже не упоминают имени Верховного главнокомандующего. Но это ведь все равно, что наполеоновские войны без Наполеона! Я в университете задаю студентам вопрос о том, кто был Верховным главнокомандующим? Называют Жукова, Конева, но не Сталина. Но это же возмутительно! Я 21 год прожил в Германии. Могу засвидетельствовать, что там никому не приходит в голову написать историю гитлеровской Германии без Гитлера. А у нас получается, будто война прошла без Сталина... Точно так же, как без Наполеона немыслимы ни Мюрат, ни Даву, ни Ней, ни Мортье, так и без Сталина немыслимы советские полководцы, проявившие себя в годы Великой Отечественной войны. Без сталинского руководства не было бы ни Жукова, ни Рокоссовского, ни других".

Великая Отечественная война стала главным деянием всей политической жизни Сталина, а победа в ней - его главной заслугой перед Россией и всем цивилизованным миром. Как ни крути, но в сознании народа этот его подвиг перевесил огромные преступления - коллективизацию, истребление активных жизнедеятельных слоев советского общества, ошибки в хозяйственном строительстве, обернувшиеся огромными материальными потерями, и еще многое другое. Не отдавать этому должное при оценке роли Сталина в истории России и мира означало бы ничего не понимать ни в истории, ни в жизни вообще. Свидетельства этому мы находим каждый день. 22 декабря 2005 г. радио "Свобода" в передаче в 12.20 привело результаты всероссийского опроса, проведенного Центром Юрия Левады. Более 50% опрошенных россиян одобрили следующую сентенцию: "Какие бы ошибки и пороки ни приписывали Сталину, самое важное заключается в том, что под его руководством наш народ вышел победителем в Великой Отечественной войне". А социологический опрос той же организации в мае 2007 г. выявил, что 57% населения РФ считают 9 Мая главным государственным праздником России.

Таким образом, благодаря победе русского народа над гитлеровским фашизмом имя Сталина стало главным феноменом политической истории ХХ столетия. И никто уже не сумеет вычеркнуть этот исторический факт ни из истории, ни из жизни нашей и следующих за нами поколений. Иное дело, что, когда оцениваешь всю жизнь и все деяния Сталина в совокупности, остается вопрос: захочет ли народ России ставить памятник в ознаменование Победы именно Сталину? На мой взгляд, этот вопрос все еще остается открытым. Как мне представляется, ни нам, ныне живущим, ни нашим детям его не решить: слишком близко в историческом времени мы отстоим и от Великой войны, и от фигуры Сталина. Единственное, в чем я уверен, так только в том, что не маршал Жуков должен считаться олицетворением этой Победы.

Владимир КУЗНЕЧЕВСКИЙ
доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 23 (189) за 20 июня 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц