Версия для печати

Кукловоды из Антанты

Первая мировая могла завершиться в 1915-м в пользу России
Балиев Алексей

Отклик на статью «Большая война вместо великой иллюзии»

Расплачиваться солдатами и офицерами за новые военные кредиты и поставки из-за рубежа – обыденная практика России в Первую мировую. Не говоря уже о накопленных к 1914-му сверхкрупных долгах перед союзниками. Они и диктовали: что, когда и как должна делать Россия на фронтах. Плюс предатели в Генштабе, насчет чего «сокрушались» даже представители нейтральных стран, находившиеся в Петрограде.

Чего стоит, например, убийственное наступление в Восточной Пруссии, не поддержанное русским ВМФ, хотя он в 1914-м контролировал почти всю Балтику: Финляндия-то была нашей. Не было ни десанта в приграничном германском Мемеле (Клайпеде), ни отвлекающего рейда из царства Польского (ЦП) на Пруссию или Померанию. При тогдашних границах наиболее логичным (это предлагали многие русские офицеры) представлялся удар с севера ЦП на балтийский сектор Пруссии в сочетании с захватом или хотя бы блокадой Мемеля либо соседнего Данцига.

В канун Первой мировой были реальные возможности создать общебалканский блок против Вены и Стамбула

Антанта никак не поддержала ту операцию. То же самое было с наступлением русских войск в Австро-Венгрии (1914). Никакой реальной помощи для облегчения положения на фронте Россия не получила и в 1915-м. Но продолжала внимать военным планам союзников и наращивать чудовищную материальную зависимость от них.

Брусиловский прорыв (1916) был в прямом смысле остановлен Антантой вместе с планом совместного с Румынией наступления в Болгарию и далее на Константинополь. С неизбежным в этом варианте вовлечением в войну Греции на стороне Антанты. То был самый логичный и короткий путь для капитуляции Софии и Стамбула.

Австро-венгерская и болгарская пресса еще в 1916–1917 годах сообщала, что Антанта задержала почти на два месяца вступление Бухареста в войну и Брусиловский прорыв захлебнулся. А вскоре неприятелю удалось захватить почти всю Румынию, включая дунайскую дельту.

Опять-таки Антанта еще в конце 1914-го заморозила планы российского морского десанта в Босфоре/Константинополе.

Даже часть этих операций, будь они проведены согласно замыслу, наверняка завершила бы войну уже в 1915 году в пользу России.

А британо-французские войска тщетно пытались овладеть турецкими проливами, отвергая предложения Петрограда о параллельных действиях России, Италии и Греции в приморской зоне Османской империи. Показательна сдача без серьезных боев Риги, Тукумса, Двинска, островов в Рижском заливе (Рухни и Кихну) в начале 1917-го – для ускорения прихода германских войск в Петроград. Характерен и отказ Антанты поддержать русскую армию на юго-западном фронте летом 1917-го, что завершилось провалом наступления.

На Балканах Россия не вела сколь-нибудь серьезной политработы. Потому Сербия с Черногорией были быстро разгромлены, их недобитые войска с тысячами беженцев оказались в 1915 году в кровавом вертепе при эвакуации через Албанию на Ионические острова Греции. А ведь в канун Первой мировой существовали реальные возможности создать региональный блок против Вены и Стамбула. Тогда Четверному союзу противостояли бы все Балканы и Сербия с Черногорией избежала бы разгрома-оккупации. А война на два фронта (то есть и против России) была губительной для Австро-Венгрии и наверняка завершилась бы ее поражением еще в конце 1914-го.

Все это в целом показывает не только реальное место нашей страны в Антанте, уровень компетентности властей и командования, но и влияние антироссийской «партии» в военных и правящих структурах страны. К сожалению, такая историческая фактура озвучивается все реже.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 46 (759) за 27 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц