Версия для печати

Черчилль согласился на помощь дьявола

75 лет назад состоялась Тегеранская конференция
Артемов Леонид

«Русский фронт перемалывает нацистскую агрессию. Уже этим фактом Россия снова подтверждает свое присутствие среди великих держав. Вскоре благодаря русским военным победам настанет черед освобождения Восточной Европы, потребуется, видимо, помощь от России по принуждению к миру Японии. Все эти вопросы нужно решать уже сегодня». Такова оценка ситуации генералом Л. Маунтбеттеном, британским главкомом в Южной и Юго-Восточной Азии, военно-политической ситуации в конце осени 1943-го. Те же вопросы были в повестке дня Тегеранской конференции, созыв которой готовился с весны.

Черчилль и Рузвельт предлагали провести конференцию в Исландии, Багдаде, британском Кипре или даже в Хартуме (англо-египетском Судане). Но Сталин настоял на выборе Тегерана. Во-первых, Иран, где находились советские и британские войска, – союзник антинацистской коалиции. Во-вторых, советский главком не может быть вдали от СССР в военный период. В-третьих, шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви гарантирует все условия для проведения конференции глав союзных держав.

Проведением конференции в Тегеране СССР считал важным подчеркнуть роль Ирана не только в войне против Гитлера, но и в сдерживании агрессивных планов Турции

Наряду с этими факторами советская сторона в отличие от Вашингтона и Лондона считала важным подчеркнуть проведением конференции в Тегеране роль Ирана и его тогдашнего руководства не только в войне против Гитлера и в обеспечении союзных поставок в нашу страну, но и в сдерживании агрессивных планов Турции против СССР, согласованных с Германией. Эти соображения Сталин высказал шахиншаху на двусторонних переговорах, состоявшихся 1 декабря 1943 года, а ранее – на конференции.

Как известно, британская делегация настаивала на открытии второго фронта на Балканах, чтобы не допустить в Европу советские войска. Американцы поначалу отмалчивались, наблюдая за напряженными дискуссиями по этому вопросу между Сталиным и Черчиллем. Когда «дуэль» достигла точки кипения, Верховный обратился к советской делегации: «Нам здесь делать нечего. У нас много дел на фронте». Но Рузвельт сразу смикшировал ситуацию: «Мы сильно проголодались, потому и нервничаем. Посему от имени г-на Сталина приглашаю всех на обед, организованный для нас маршалом Сталиным».

Обед, конечно, был по высшему разряду. Здесь главы СССР и Британии как бы забыли о взаимной перепалке. А искусную точку в ней поставил Сталин, в ответ на краткий тост Черчилля «Да поможет нам Бог!» минут через десять напомнив об оппоненте как о главе британских консерваторов: «А я скажу так: да поможет нам и дьявол! Ибо нашим союзникам известно, что дьявол – это коммунист. А Бог – это, конечно, добропорядочный консерватор...» Резонанс был впечатляющий, а сам британский премьер, покраснев и продолжая смеяться, поднял вверх обе руки...

Вскоре США поддержали на конференции позицию СССР об открытии второго фронта во Франции, с чем согласился-таки Черчилль. Не прошла и британская идея о расчленении Германии на ряд квазигосударств. Но на межмидовском блоке конференции британцы не поддержали предложение Вячеслава Молотова (делегация США отмолчалась) о совместном с участием Ирана требовании к Турции разорвать отношения с Германией. Кроме того, коллеги советского наркома иностранных дел никак не отреагировали на его предложение об участии деголлевской «Свободной Франции» в союзнических конференциях. Но к середине 1944-го Москва настояла на том, чтобы интересы Франции как равноправной союзной державы учитывались при обсуждении и решении союзниками вопросов по Германии, Италии и Японии.

Словом, уже в ходе Тегерана-43 были предварительно расставлены точки над i в послевоенном мироустройстве.

Опубликовано в выпуске № 46 (759) за 27 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц