Версия для печати

«Платон» – друг таможенника

Почему посылку из Китая могут счесть контрабандой
Песков Алексей
Фото: Александр Романов

Мир открылся россиянам четверть века назад, и все это время идет незримое противоборство между желающими обогатиться, перемещая что-то из одной страны в другую, и теми, кто обращает те же действия в пополнение государственной казны. Как вскрываются контрабандные схемы и есть ли у современных верещагиных пулемет, «Военно-промышленному курьеру» рассказал исполняющий обязанности заместителя начальника Центрального таможенного управления, начальник оперативной таможни полковник таможенной службы Александр Журавлев.

– Чтобы сразу стало понятно: очертите круг ответственности Центральной оперативной таможни.

– Наша основная задача – оперативно-разыскная деятельность, выявление и пресечение преступлений, связанных с таможенным законодательством. Оформление и выпуск грузов в нашу сферу не входят. Зона нашей ответственности – Центральный федеральный округ. Структурно мы входим в Центральное таможенное управление, в котором кроме нас еще 13 таможен.

– По поводу Центральная хочу уточнить: это указывает на принадлежность к ЦФО?

– Именно. В каждом федеральном округе есть соответствующие структуры, и Центральная в нашем случае вовсе не означает самая главная оперативная таможня России.

– На какую глубину простираются ваши полномочия? Вам вменено только расследование или силовые операции тоже?

Когда начались боевые действия в Донбассе, было много попыток незаконного провоза прицелов, приборов ночного видения

– Мы руководствуемся законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Есть установленный порядок пересечения государственной, а в нашем случае таможенной границы, где должны быть надлежащим образом оформлены документы с информацией о грузе, в которых много обязательных позиций. Если достоверность вызывает сомнения, начинается наша работа.

Оформление документов и досмотр грузов проводятся на приграничных и внутренних таможнях. Приграничных у нас пять – Смоленск, Брянск, Курск, Воронеж, Белгород. Они контролируют перевозки наземным транспортом. Авиационные и портовые таможни Московского региона подчиняются Федеральной таможенной службе напрямую и к нам не относятся.

– То есть авиаперевозки не по вашему ведомству?

– Не совсем так. Если мы в ходе оперативных разработок выявляем какие-то нелегальные каналы, действующие через аэропорты, то работаем в соответствии с существующим порядком взаимодействия как с таможенными, так и с другими силовыми структурами. Есть у нас и свой специальный отряд быстрого реагирования, напрямую подчиненный ЦОТ, а также силовые подразделения на местах. Задействованы наши собровцы весьма активно, надо сказать.

– Оружие и военная техника тоже товар, есть какая-то специфика в работе с ним?

– Очень специфичный товар, тут вы правы. Штучный, его не возят вагонами и фурами. А его незаконное перемещение через границу регулируется уже Уголовным кодексом. Сюда же относятся не только оружие и военное имущество, но и товары двойного назначения.

Большинство нарушений в этой области совершают частные лица, пытаясь провезти контрабанду в багаже, в ручной клади, в тайниках машин или вагонов. И чаще всего оружие везут по частям, пытаясь закамуфлировать детали под что-то безобидное. Когда в 2014 году начались боевые действия в Донбассе, было очень много попыток незаконного провоза пластин для бронежилетов, прицелов, приборов ночного видения. Сейчас подобная активность если и не исчезла, то заметно снизилась.

– В любом Военторге продаются форма, эмблемы и прочая атрибутика, которую за рубежом можно использовать для всякого рода антироссийских провокаций. Есть ли ограничения на провоз подобных товаров?

– Если повезете вагон форменного обмундирования, у нас будут основания задать вам определенные вопросы. А если для частного использования, то никаких запретов нет, товар находится в свободной продаже.

– Есть еще поставки вооружений на государственном уровне. Те же комплексы С-400, которые собирается приобрести Турция. Каким-то образом контроль над такими поставками касается таможенных органов?

– Чтобы вывозить за пределы Российской Федерации технику подобного класса, запускаются очень сложные процессы на самом высоком уровне и весь документооборот идет через ФС ВТС. Вся информация подобного рода относится к секретной.

– На вооружении многих стран, в том числе и Украины, огромное количество техники, произведенной еще в СССР. Для поддержания ее в боеспособном состоянии требуются запчасти и комплектующие, которые легально получить возможности нет…

– Нечасто, но такие ситуации бывают. Как оперативное подразделение мы получаем информацию из разных источников и взаимодействуем со всеми силовыми ведомствами. Если есть веские основания считать, что подобная перевозка готовится, мы проводим соответствующую разработку и пресекаем незаконную деятельность. Скажем, недавно таможенники в Брянской области при досмотре следующего через Украину поезда Москва – Кишинев выявили факт незаконного вывоза прибора военного назначения, который находился в сумке украинского гражданина. Согласно закону мы провели экспертизу изъятого, которая показала – через границу пытались провезти импульсный магнетрон МИ-215 94-6, который предназначен для работы в качестве СВЧ-генератора, например, в аппаратуре зенитного ракетного комплекса «Оса-АКМ», известного со времен СССР.

– «ВПК» рассказывал, что в связи с введением санкций наша оборонная промышленность лишилась многих комплектующих, которых мы не производим. Их как-то стараются ввозить, но наверняка возникает проблема. Вряд ли их можно оформить под собственным названием, а раз так – налицо нарушение таможенного законодательства…

– Такие вопросы, сколь странным вам это ни покажется, у нас не возникают в принципе. Оперативная таможня не занимается оформлением таможенных документов – и на этом можно поставить точку. Наверное, где-то на местах могут быть попытки как-то напрямую договориться с таможенниками конкретного подразделения, чтобы закрыли глаза. Но это в любом случае будет контрабанда, и если подобный факт станет нам известен, мы приложим все силы, чтобы перекрыть этот канал.

Если у вас есть информация о нелегальном ввозе запасных частей или вооружения, поделитесь ею… Мы поработаем в данном направлении.

– Года три назад Белоруссия внезапно стала «производителем» креветок, хамона, пармезана и прочих подсанкционных радостей. Можно ли считать подобное государственной контрабандой?

Оружие выявить достаточно просто. Гораздо сложнее с наркотическими препаратами, которых в международных посылках становится все больше

– Юридически, входя в ЕАЭС, Белоруссия ничего не нарушала – по правилам и ввозила, и растаможивала. Государство в таких поставках абсолютно не заинтересовано. Стоит понимать, что торговлей занимаются коммерсанты. И мы активно сотрудничаем с белорусскими коллегами, вместе с ними достаточно успешно пресекаем незаконную торговую деятельность, которая, безусловно, присутствует при таких поставках.

Но если с креветками все было понятно и достаточно прозрачно, то сейчас основные товары, которые незаконно пытаются провезти в Россию, – это сельхозпродукция из стран, на которые РФ наложила ответные санкции. Главным образом польские яблоки. Очень популярная схема для их ввоза – лжетранзит. В бумагах значится, что товар следует из Белоруссии через Россию в Таджикистан, но на полдороге он «сбрасывается», транзитные документы закрываются, перевозчик возвращается обратно. Это уже наши клиенты. Сейчас для подобных транзитных операций постепенно начали вводить в обиход электронные пломбы, позволяющие в онлайн-режиме отслеживать перемещение товара по территории страны. Хорошим подспорьем в нашей работе по выявлению таможенных нарушений стала система взимания платы с грузовиков «Платон» – мы с успехом используем ее информационный потенциал.

– Контрабанда XXI века – есть у нее своя специфика?

– Самое главное облегчение для контрабандистов наших дней – возможность мгновенной передачи информации в любую точку. И еще – доступность техники, которая позволяет с высоким качеством подделывать документы. Но и принципы, и подходы работы таможни не стоят на месте.

Не так давно возникший канал возможной переправки контрабанды – международные почтовые отправления. «Алиэкспресс», «Ебэй» и другие международные интернет-магазины расширяют свою аудиторию колоссальными темпами, и далеко не все товары, которые можно там заказать, разрешены к ввозу в Россию. От нас контроль над такими поставками требует огромных усилий и современного технического оснащения, но несмотря на большой поток, мы справляемся с этими вызовами.

– Там же очень интересные казусы возникают. На прошлой пресс-конференции Владимиру Путину задали вопрос на эту тему: почему фермер может купить на «Алиэкспрессе» GPS-треккер, чтобы корове на ухо повесить, а захочет продать – он уже нарушитель закона об обороте спецсредств? Может, законы как-то подправить?

– Законы правильные, и пример, который вы привели, реально является нарушением. Но мы не можем обязать зарубежных поставщиков исполнять российское законодательство. Часть незаконных вложений мы в состоянии определить, просвечивая все посылки: то же холодное оружие, скажем. Точно идентифицировать электронные изделия уже сложнее. Но в случаях выявления запрещенных товаров обязательно распространяется по всем подразделениям информация, помогающая эффективнее работать на местах с учетом уже полученного опыта.

– Но почта не только интернет-магазины обслуживает…

– Да, мы контролируем все международные отправления. Недавно в сотрудничестве с коллегами из СЗФО наш отдел по борьбе с особо опасными видами контрабанды ликвидировал канал по незаконному перемещению через таможенную границу оружия. Житель Подмосковья отправлял в посылках в США, Канаду и Италию приборы ночного видения. По 500 долларов за штуку. Согласно заключению, полученному из Управления экспортного контроля Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, в посылках находились приборы ночного видения водителя ПНВ-57Е, которые относятся к продукции военного назначения, их свободная продажа запрещена. Коллеги вернули посылки отправителю как недоставленные, и когда он пришел за ними, его задержали.

При проведении обыска в его квартире нашли целый склад: приборы ночного видения, прицелы для снайперской винтовки и другую оптику военного назначения, а также револьвер системы Нагана.

Оружие выявить достаточно просто. Гораздо сложнее с наркотическими и им подобными препаратами, которых в международных посылках становится все больше. Список запрещенных средств дополняется каждый месяц, но и синтезируются новинки очень быстро. Да, мы задержали. Пресекли. Отправили на анализ – нет, в списке запрещенных это вещество отсутствует. На следующий месяц оно появляется в этом списке и скорее всего потому, что мы его представили на экспертизу, но никаких санкций тому, кто его провозил, мы предъявить не вправе. Несколько раз были подобные случаи.

– Контрабанда как-то следует за модой?

– В отдельных случаях. Скажем, начались продажи новой модели айфонов – до официального появления в России их активно сюда везут. Открылась продажа у нас – все, интерес иссяк. Есть и вечные ценности, вроде ювелирных изделий. Самая массовая контрабанда – одежда и обувь, сигареты и алкоголь.

– Вы занимаетесь оперативной работой, значит, ваша задача – размотать всю цепочку: производитель, поставщик, перевозчики, получатель… Предположим, вы знаете, что конкретный человек, пересекающий границу, – нарушитель, его можно брать с поличным. Брать или не брать?

– Тонкая грань… Как оперативник я, безусловно, заинтересован вскрыть весь канал, ведь схема может работать не только у меня, но и на других направлениях. Так что важнее, конечно, это. Но обстоятельства могут быть разные.

– Хорошо. Вы решили не брать, а таможенник на месте сработал профессионально и задержал негодяя, через которого вы надеялись размотать весь преступный клубок. Бывает такое?

– На самом деле если такое и произойдет, а подобного в нашей практике я не припомню, значит, операция спланирована непрофессионально. Таможенник будет в курсе, не волнуйтесь. Мы по максимуму стараемся взаимодействовать как с подразделениями нашего ведомства, так и с другими структурами.

Беседовал Алексей Песков

Опубликовано в выпуске № 46 (759) за 27 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц