Версия для печати

Ускорители гибридной войны

«Цветные революции» вызываются ментальным вирусом
Бартош Александр

На протяжении нескольких минувших десятилетий и доныне основным фактором, сдерживающим развязывание новой мировой войны, является ядерное оружие. Однако поскольку руководители всех ведущих государств отдают себе отчет в катастрофических последствиях его применения, главная ставка в сокрушении геополитического противника делается, во-первых, на различные подрывные действия и так называемые цветные революции, во-вторых, на локальные войны и вооруженные конфликты, в которые надо втянуть оппонента. В этом суть гибридного противоборства, в результате которого поверженная страна будет фактически управляться победителем.

Напомним, что в гибридной войне задействуются традиционная и публичная дипломатия, правовые, экономические, идеолого-психологические, информационные, гуманитарные, разведывательные, технологические и некоторые другие «инструменты». Правильно выбранная стратегия позволяет достичь кумулятивного эффекта от применения всего вышеназванного в совокупности.

Планы гибридной войны, как правило, предполагают, что она продлится многие годы. Вместе с тем могут проводиться операции, позволяющие существенно ускорить достижение победы благодаря внесению дополнительных «импульсов хаотизации» в стане противника или внезапной смерти его ведущих государственных деятелей, крупных военачальников.

В оружейном бизнесе технологии искусственного интеллекта позволяют конкурентам в сжатые сроки проводить подрывные акции против российского ОПК

Кстати, если к подобным операциям может прибегнуть инициатор гибридного противостояния, государство-агрессор, то их вправе применить и страна, ставшая жертвой.

Следует выделить несколько ускорителей гибридной войны.

Так, разрушительный импульс ей придает сочетание двух стратегий – базовой, рассчитанной на измор, и быстрого принуждения противника к капитуляции с помощью «цветной революции». Последняя, однако, готовится по мере поэтапного воплощения в жизнь плана изматывания государства-жертвы для дестабилизации внутренней социальной обстановки.

Эффективность пропагандистских операций повышается Интернетом. Он облегчает паралич и нейтрализацию административно-политических, силовых и правоохранительных, финансово-экономических структур объекта агрессии.

В последние годы для ускоренного достижения целей гибридной войны и «цветной революции» применяются методы меметики. Мем, напомню, – это единица информации, а большое число его копий (своеобразный ментальный вирус) зачастую способствует формированию в сознании людей таких идей и взглядов, которые нужны инициаторам информационно-психологического воздействия.

Эксперт Российского института стратегических исследований Анна Виловатых обращает внимание на военно-прикладное значение мема как одного из инструментов информационной борьбы и перечисляет его ключевые характеристики. В мемах проявляются глубинные образы мышления. Мемы изменчивы и влияют на совершаемый человеком выбор. Они могут иметь деструктивный и позитивный характер. Мемы, наконец, – это структуры мышления, то есть они влияют на принятие решений.

Стремясь закрепить за собой лидерство в информационной борьбе с использованием достижений цифровых технологий, США и НАТО активно проводят ролевые игры и военные учения с применением мемов как боевых информационных единиц.

Таким образом, меметика представляет собой один из перспективных инструментов повышения эффективности информационно-психологической борьбы в гибридной войне за счет ускорения процессов влияния на сознание людей быстродействующих «ментальных вирусов».

Присущая гибридному противоборству специфика проявления факторов времени, пространства, внезапности и стратегической мобильности по-новому ставит вопрос об использовании для приближения победы технологий искусственного интеллекта (ИИ). Они позволяют вычислительным системам с помощью алгоритмов, которые напоминают разумное поведение, принимать без особого промедления правильные решения.

В гибридной войне ИИ уже сегодня важнейший геополитический фактор, определяющий эффективность предлагаемых стратегий. Технологии ИИ незаменимы при разработке комплекса гибридных угроз, а также в ходе управления ими для синхронизации воздействия, его оптимальной последовательности, интенсивности и времени с учетом особенностей страны, региона или города.

Не случайно многие развитые государства при создании национальных стратегий ИИ исходят прежде всего из собственных экономических и военных интересов, предусматривают интеграцию в этой сфере национальных и частных ресурсов, выравнивание скоростей внедрения ИИ-инноваций во всех структурах управления общественной жизнью.

Кстати, технологии ИИ в сочетании с операциями информационной борьбы в оружейном бизнесе позволяют конкурентам в сжатые сроки осуществлять подрывные акции против российского ОПК. Например, провоцировать конфликты между отечественными предприятиями, производителями и заказчиками продукции внутри страны и за рубежом, оперативно перекрывать каналы закупок важных комплектующих изделий.

Наконец, еще один инструмент ускорения хода гибридной войны и приближения «цветной революции» – терроризм. На рубеже XX–XXI столетий произошла его трансформация из средства борьбы за власть на внутригосударственном уровне в один из эффективных способов ослабления, а то и уничтожения противника на мировой или региональной арене.

Можно выделить ряд новых признаков современного терроризма, способствующих ускорению гибридной войны: глобализм, международная направленность, политическая многоликость, динамизм в изменении внешнего облика. Все это превращает терроризм в мощный фактор, определяющий динамику и содержание процессов на международной арене.

В условиях ведущейся против России гибридной войны, операции которой приобретают все более непредсказуемый и изощренный характер, необходимо в кратчайшие сроки завершить разработку и принятие межведомственной программы фундаментальных, поисковых и прогнозных исследований в интересах обороны и безопасности на основе трудов и предложений российских ученых, причем из всех областей знания. Важным соисполнителем такой программы обязана стать Академия военных наук РФ, работа специалистов которой может осуществляться в специально созданном отделе в структуре РАН.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Опубликовано в выпуске № 46 (759) за 27 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц