Версия для печати

Раис с вашингтонским мандатом

Хорошее отношение США покупается за разведданные
Сатановский Евгений
Абдельазиз Бутефлика возглавляет Алжир почти 20 лет. Фото: images99.com

Главы государств арабского мира, если их не свергают, правят чрезвычайно долго вне зависимости от состояния здоровья и того, какие отношения у них складываются с соседями и мировым сообществом. Ситуация с выборами президентов в Алжире и Судане подтверждает это.

Все они стараются поддерживать отношения с США, даже если какое-то время демонстрируют антиамериканизм. Особенно под конец правления, которое все же по естественным причинам не вечно.

Алжир держится за инвалидное кресло

Действующий президент Алжира 81-летний Абдельазиз Бутефлика, который в последние годы редко появляется на публике, станет кандидатом от правящей партии «Фронт национального освобождения» на выборах главы государства, намеченных на апрель 2019 года. Об этом заявил генеральный секретарь ФНО Джамель Ульд Аббас. ЦК ФНО официально оформит принятое решение. Действующий лидер страны будет бороться за получение пятого президентского мандата. Карьеру он начал в 60-х. Ему было 26, когда он на 15 лет занял пост главы МИДа Алжира, а в 1999-м стал президентом республики.

В случае экономических катаклизмов и неожиданной кончины раиса ситуация чревата хаосом и обострением борьбы за власть

В апреле 2013 года Бутефлика перенес инсульт и два с половиной месяца провел в парижском военном госпитале Валь-де-Грас. После болезни он передвигается в инвалидном кресле, но в апреле 2014-го победил на президентских выборах в четвертый раз. Периодически Бутефлика посещает Европу для медосмотра. Власти заверяют, что он исполняет обязанности в полном объеме. Режим выстоял в ходе антиправительственных выступлений, начавшихся в январе 2011 года. После этого властями были проведены реформы, принят новый закон о выборах и отменен режим чрезвычайного положения, действовавший 19 лет.

Решение о выдвижении Бутефлики на пост главы государства принял президентский клан. Братья – Саид и Абдеррахим Бутефлика («Насер») и начальник охраны и координатор внутренних спецслужб Отман Тартаг хотят «продержаться» до апрельских выборов и говорить о наследовании после того, как Бутефлика будет переизбран. Идея создания должности вице-президента отброшена. Официально потому, что это потребовало бы поправок в конституции, а последнее изменение основного закона в 2016 году процедурно заняло пять лет. На деле братья не готовы распрощаться с властью. Вице-президент, исходя из состояния здоровья раиса, мог стать главой государства в любой момент.

Братья не верят политическому истеблишменту и борются за сохранение после кончины Бутефлики своих позиций в экономике. Саид устранил всех потенциальных претендентов на пост президента, включая бывшего премьер-министра Абдельмалика Селлаля, начальника полиции Абдельгани Хамеля и бывшего министра нефти Шакиба Хелиля, чье имя ассоциируется с коррупционным делом SAIPEM-Sonatrach, хотя он не фигурировал в материалах официального расследования. Изъятие оттуда его имени стало условием отказа Хелиля от президентских амбиций, что было им принято ради возвращения из ссылки в США в 2016 году. Премьер-министр Ахмед Уяхья также официально вышел из предвыборной кампании.

Желание президентского клана сохранить положение дел понятно. Окружение Бутефлики не встречает оппозиции такому сценарию среди политических сил. Исламистская партия MSP – единственная, призывающая к бойкоту выборов, потеряла союзника: «Эль-Ислах» поддержала переизбрание Бутефлики. Нет и признаков масштабного народного недовольства. Рост цен на нефть позволил правительству отложить планы по сокращению субсидий до 2019 года и возобновить распределение социального жилья. Но в случае экономических катаклизмов и неожиданной кончины раиса ситуация чревата хаосом и обострением борьбы за власть в алжирской элите.

Бизнес-лидеры, многие из которых могут стать фигурантами уголовных дел в связи с экономическими и коррупционными преступлениями, – под контролем президентского клана. После увольнений и арестов силовиков, последовавших за кокаиновым скандалом в порту Орана, элита опасается новых расследований. Следователи по кокаиновому делу распространили его на ряд магнатов, которые сделали состояния в период правления Бутефлики. Этого достаточно, чтобы большинство бизнес-элиты поддержало переизбрание.

Президентский клан отказался от отставки начальника Генерального штаба алжирской армии Ахмеда Гаида Салаха в обмен на его лояльность к переизбранию раиса. Салах, которому 78 лет, укрепил власть над армией. 23 августа он заменил нескольких командиров военных округов и армейских корпусов, что позволило ему убрать всех возможных преемников. Главные – Хабиб Шентуф и Саид Бей командовали 1 и 2-м военными округами. Командующий сухопутными войсками Ашен Тафер был отправлен в отставку спустя четыре дня после них.

Шентуф, Бей и командир жандармерии Релуи Мехад (был отправлен в отставку за месяц до них) были в середине октября арестованы, освобождены под подписку о невыезде 6 ноября и остаются фигурами уголовного расследования по обвинению в «незаконном обогащении и злоупотреблении служебным положением». Было позволено выехать из страны лишь экс-командующему 4-м военным округом Абдерразаку Шерифу, уволенному в августе и арестованному по аналогичным обвинениям в связи с деятельностью одного из его сыновей в секторах транспорта, логистики и промышленного обслуживания в нефтедобывающем районе Уаргла, который находится в пределах 4-го округа.

Открытое небо Сахеля

На фоне подготовки к президентским выборам алжирское руководство активизировало усилия по налаживанию контактов с Вашингтоном. За последний месяц подписан ряд контрактов с лоббистами в США, хотя целое десятилетие эти структуры игнорировались. Дело в том, что кроме конкуренции с Марокко по Западной Сахаре, Алжир хочет заручиться поддержкой Вашингтона, чтобы снять возможные обвинения в нарушении «демократических норм» при голосовании.

Полеты американских самолетов-разведчиков стали регулярными и охватывают весь Сахель и Северную Африку

Клан алжирского президента сделал ставку на традиционных партнеров в США. Лоббист Дэвид Кин, которого 10 октября нанял посол Алжира в США Маджид Бугерра, – бывший президент Национальной стрелковой ассоциации, соратник Джона Болтона, помощника Дональда Трампа по национальной безопасности. Он будет защищать алжирскую внешнюю политику в регионе и содействовать «расширению инвестиционных возможностей».

Его фирма Keene Consulting дополнит усилия лоббистских компаний International Policy Solutions, нанятой в сентябре алжирским нефтяным гигантом Sonatrach для улучшения имиджа своего и страны, и Foley Hoag, у которой в октябре был возобновлен контракт с алжирским посольством после 10 лет перерыва. Последняя станет основной по отстаиванию в Вашингтоне алжирской точки зрения на самоопределение Западной Сахары. Десять лет назад этим занимался Дэвид Кин, когда работал на тогдашнего лоббиста Алжира – компанию Carmen Group.

То, что США – ключевой для Алжира игрок в Западной Сахаре, было продемонстрировано в конце октября, когда при их участии ООН приняла решение по сокращению численности миротворческой миссии MINURSO. Но Алжир хочет заручиться поддержкой США на период после предстоящих президентских выборов. Плохое физическое состояние Бутефлики ставит под вопрос успешное прохождение им пятого срока. Очевиден кризис преемственности.

Укрепление отношений началось в нефтяной отрасли. Глава Sonatrach Абдельмумен Ульд Каддур, столь же проамериканский, как и его предшественник Шакиб Хелиль, поручил нью-йоркской юридической фирме Curtis, Mallet-Prevost, Colt & Mosle провести ревизию основного закона Алжира о нефти для внесения в него поправок, которые расширяли бы интересы иностранных компаний и инвесторов. Идут переговоры с ExxonMobil, Andarko и Chevron об условиях их входа в Алжир. GE изучает возможность контракта с алжирской Sonelgaz по производству газовых турбин и через Baker Hughes – нефтяного оборудования с Sonatrach. Алжир хочет воспользоваться и опытом США по разработке запасов сланцевого газа.

Укрепились алжиро-американские связи в сфере безопасности и ВТС. 29 июня первый заместитель госсекретаря США Джон Салливан в ходе 5-й сессии двусторонних консультаций, посвященных вопросам безопасности и противодействия терроризму, отметил, что США признают «лидирующую роль Алжира... в регионе, особенно в Ливии и Мали». Начало было положено в апреле. О том, что Африканское командование вооруженных сил США (АФРИКОМ) хочет изучить будущие совместные действия, заявил 25 апреля командующий АФРИКОМ генерал-лейтенант Томас Вальдхаузер после встречи с министром иностранных дел Алжира Абделькадером Месахелем. В итоге американским разведывательным самолетам разрешено использовать алжирское воздушное пространство для полетов в Сахель, а обмен разведданными переведен на постоянную основу. Первые разведполеты стали осуществляться в июне. Тогда это был один борт Gulfstream IV с двумя реактивными двигателями, оператором которого стал частный подрядчик Пентагона фирма Tenax Aerospace. Он постоянно базируется на авиабазе «Трапани» в Сардинии и иногда делает остановки в столице Нигера – Ниамее. Миссии самолета-разведчика связаны с Ливией, где он работал над обновлением картографической базы данных военной разведки США.

Решение Алжира разрешить полеты над своей территорией полностью меняет его позицию. Ранее он отказался помочь сформированной Францией антитеррористической коалиции G5, чтобы избежать осложнения отношений с туарегами и помешать созданию Парижем военного африканского альянса на южных границах. Теперь полеты американских самолетов-разведчиков стали регулярными и охватывают весь Сахель и Северную Африку, а не только Ливию. Самолеты США взлетают с баз Марокко, что ранее вызывало резкую реакцию алжирского руководства.

По ВТС Национальная народная армия Алжира закупает новейшее оборудование для воздушного наблюдения в США. Даже традиционно ориентированный на российский рынок начальник Генерального штаба алжирской армии Салах заказал три самолета Gulfstream G550, оснащенных для разведывательных миссий американской фирмой Raytheon. Работа по этому контракту (1 млрд долл.), которую ведет в Оклахоме Field Aerospace, затягивается, но не прекращается. Проблема – интеграция на самолеты современных датчиков наблюдения, что подпадает под запрет правительства США на экспорт новейших технологий двойного назначения в страны третьего мира.

Lockheed Martin надеется получить контракт на 375 миллионов долларов для пяти аэростатов наблюдения. Финансируемые Sonatrach, они предназначены для защиты границ Алжира и нефтяных объектов. Проект был заморожен после увольнений в командовании алжирской армии и полиции в августе. Lockheed Martin в ближайшее время завершит переговоры с правительством. Это даст Алжиру систему защиты границ, аналогичную используемым на базах США в Афганистане и на границе с Мексикой. Привязанный на большой высоте, оснащенный радиолокационными детекторами и камерами сверхвысокого разрешения, каждый из аэростатов может держать под наблюдением тысячи квадратных километров территории и несколько сотен километров границы.

Секретная программа закупок оборудования, осуществляемая армией, финансируется Sonatrach с учетом проамериканской позиции ее руководства. Lockheed Martin, Northrop Grumman (последний поставил оборудование для полевой и стационарной связи алжирской жандармерии) и Harris находятся в процессе заключения контрактов на поставки военных радаров, что пока сдерживается позицией администрации Трампа по запрету экспорта в Алжир ряда технологий. Предполагается, что ограничения будут сняты при содействии лоббистов.

Исламская карта аль-Башира

Намереваясь добиться переизбрания в 2020 году, президент Судана стремится доказать США незаменимость как главного партнера в борьбе с исламистским террором в Африке и на Ближнем Востоке (прежде всего в Сирии и Ираке). Для этого он продает американцам бывших союзников из числа исламистов, в первую очередь сомалийских фундаменталистов из «Аш-Шабаб». Эта группировка, образованная в 2004 году в Сомали, ведет борьбу за свержение центрального правительства, сформированного при поддержке США и Эфиопии, а также вывод миротворческого контингента Африканского союза.

Согласие США на переизбрание аль-Башира было доведено до него в сентябре. В конце августа Совет Шуры правящей партии «Национальный конгресс» проголосовал за внесение поправок в устав партии, чтобы президент мог баллотироваться на третий срок в 2020 году. Он завоевал большинство в партии, проведя там кадровые чистки. Конституция страны предусматривала максимум два срока, но аль-Башир обошел это за счет большинства в парламенте. Он реструктурировал госинституты, чтобы увеличить свои шансы остаться на посту минимум до 2025-го. Полностью сменил командование в армии и аппарате безопасности и разведки.

Девятого августа на первом заседании Совета Шуры аль-Башир изложил меры, которые представит в случае переизбрания, чтобы положить конец экономическому кризису. Он предпринял шаги по разрядке напряженности с Каиром и установлению сотрудничества с Эр-Риядом и Анкарой. Но главной была позиция Вашингтона. Основой послабления для находящегося под вердиктом МУС аль-Башира стал уровень кооперации Хартума с Госдепартаментом, а ЦРУ – с Национальной службой разведки и безопасности, экс-глава которой Мухаммед Атта аль-Мула Аббас был назначен послом в Вашингтоне. Его преемник Салах Гош находится под вердиктом МУС, как и отряды «Джанджавид», которые интегрированы аль-Баширом в систему аппарата разведки как Силы оперативной поддержки. Требования Вашингтона ликвидировать этот контингент носят чисто декларативный характер.

Рабочие отношения в области безопасности, которые должны стать еще более тесными, – основной фактор молчаливого одобрения администрацией Трампа переизбрания аль-Башира. С учетом коллапса суданской экономики и социального кризиса, назревающего из-за дефицита валюты, аль-Башир пытается завоевать симпатию США. Активизация сотрудничества в сфере безопасности затронула, кроме «гражданских спецслужб», военную разведку и армию. В начале октября начальник Генштаба Сил обороны Судана генерал Камаль Абдул-Маруф аль-Махи совершил поездку в Вашингтон. Это был первый за 25 лет визит суданского должностного лица в США. Его сопровождал начальник военной разведки генерал Мухаммед Мустафа.

Суданцы прибыли в США по приглашению начальника Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерала Джозефа Данфорда для участия в конференции по борьбе с экстремизмом в Вашингтоне 6 октября. Аль-Махи провел переговоры с должностными лицами, включая заместителя помощника министра обороны по делам Африки Алана Паттерсона. Судан добился отмены санкций США летом, но по-прежнему стремится быть исключенным из списка государств, которые спонсируют терроризм.

Помимо крупнейшей станции АНБ в Хартуме, американских силовиков интересуют агентурные позиции в среде исламистских групп и движений. Взаимную заинтересованность подчеркивает то, что аль-Махи встретился с директором Разведывательного управления Министерства обороны Робертом Эшли. Суданский генерал подчеркнул приверженность сотрудничеству с разведслужбами США для прекращения экономического эмбарго, которое Вашингтон наложил на Хартум. Эшли обещал, что сотрудничество по вопросам безопасности между США и Суданом будет укреплено на основе тесных рабочих отношений между Хартумом и AFRICOM.

Одним из итогов переговоров стало решение о возобновлении с 12 октября работы военных атташе при посольствах США и Судана в Хартуме и Вашингтоне. Новым суданским военным атташе в Вашингтоне стал полковник Абу Дар Дафаллах. Военное сотрудничество между Хартумом и Вашингтоном осуществляется в Сомали. Суданская военная разведка сумела инфильтрироваться в «Аш-Шабаб», и Хартум может предоставлять на регулярной основе агентурные разведданные об этом движении. Они важны из-за ожидания активизации исламистов в связи с запланированным выводом воинского контингента АМИСОМ (миссия Африканского союза в Сомали) в 2021 году.

Недавние налеты ВВС США, в результате которых «Аш-Шабаб» понесла потери среди личного состава, стали возможны исключительно благодаря тесной координации между РУМО и суданской военной разведкой. Операции по проникновению в ряды исламистов шли под контролем командующего 43-м разведывательным подразделением сомалийской Национальной армии генерала Исмаила Сахардида, которому удалось спровоцировать раскол в «Аш-Шабаб».

Однако нападения исламистов в конце февраля и начале марта на объекты сомалийской армии, угандийские и эфиопские войска АМИСОМ привели к гибели более ста человек и показали, что усилия провалились. С декабря по март лидер «Аш-Шабаб» Ахмед Дирие провел чистку сети. Он устранил соперников, установивших контакт с кенийской посольской резидентурой ЦРУ. Были казнены сотни боевиков «Аш-Шабаб», а молодые новобранцы возглавили новые отряды террористов-смертников.

По ряду данных, к этому приложили руку и суданцы, которые решали две задачи. Они прикрывали собственных агентов, которых среди исламистов в разы больше, чем британских и американских, а также сделали свои услуги для американцев безальтернативными. Информацию суданцы довели через агентов-двойников лидеру исламистов Абу Абдалле ас-Сомали. Теперь активизация ликвидаций исламистов идет в кооперации военных разведок США и Судана. Пентагон перехватил инициативу у ЦРУ.

Статья основана на материалах эксперта ИБВ А. Быстрова.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 46 (759) за 27 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц