Версия для печати

Тегеран-43: забытый герой

Как Рузвельт произвел в генералы советского подполковника госбезопасности
Ржевский Владислав

Человек удивительной судьбы, Николай Кравченко окончил жизненный путь, будучи незаслуженно обиженным и в безвестности. Но сейчас эта несправедливость исправляется.

В начале 70-х Дмитрий Устименко, возглавлявший отдел в областном управлении КГБ, как-то зашел в Центральный райком КПСС в Калининграде.


– Вы, наверное, пришли поздравить от управления нашего Николая Григорьевича с днем рождения? – спросил знакомый райкомовец.
– А почему мы должны его поздравлять? – удивился Устименко.
– Как же? Он ведь тоже чекист. Генерал-майор в отставке.
В Калининграде в ту пору начальник управления КГБ был в звании полковника. А тут целый генерал, и в «конторе» о нем не знают? Не может быть! Оказалось, может. Более того, на неприметной должности в райкоме, как выяснилось, работал не «просто» генерал КГБ, а чекист с особыми заслугами.


Родом из народа


Будущий контрразведчик Николай Кравченко родился 12 декабря 1912 года на Украине, в семье крестьянина-бедняка. Окончив школу-семилетку, поступил в землеустроительный техникум. Работал землемером, грузчиком на заводе. В 1931-м был призван в Красную Армию, служил в кавалерии. Там на него сразу обратили внимание. Парень все схватывал на лету, добросовестный, активный, обаятельный. При этом – политически грамотный, кандидат в члены партии. После срочной службы его направили в школу НКВД.


Войну встретил в звании старшего лейтенанта ГБ, будучи начальником отделения особого отдела и секретарем партбюро НКВД в Одесском военном округе. А через два года вырос до подполковника, был помощником начальника Главного управления контрразведки Смерш по Брянскому фронту. Впрочем, лучшая аттестация – та, что Кравченко откомандировали на конференцию в Тегеран.


«Крестник» Рузвельта и Черчилля


Историческая встреча лидеров СССР, США и Великобритании в столице Ирана проходила с 28 ноября по 1 декабря 1943-го. Сталин, Рузвельт и Черчилль собрались на нейтральной территории, чтобы обсудить планы по открытию второго фронта и послевоенному переустройству мира. В частности, именно тогда была достигнута предварительная договоренность о том, что часть Восточной Пруссии с Кёнигсбергом отойдет нашей стране в качестве контрибуции.


Подготовка к конференции велась в строжайшей секретности. Тем не менее все понимали, что немецкая разведка прознает о встрече такого уровня. Были приняты повышенные меры безопасности. И не зря, нацисты развили бурную деятельность, планируя убить либо выкрасть членов «большой тройки».


О тех событиях еще в 1980-м был снят «Тегеран-43». Но о том, что совершил тогда Кравченко, до сих пор известно мало. Очевидцы умерли, документов почти нет. Сам же он как истинный чекист в подробности никогда не вдавался.


Ветераны «органов» помогли «Военно-промышленному курьеру» выяснить главное. Кравченко был направлен в Тегеран для координации деятельности советской контрразведки по обеспечению безопасности работы конференции. И с задачей он справился. Ни одна из «акций» противника не удалась.


А под занавес произошло следующее. Кравченко предстал пред очи Сталина, Черчилля и Рузвельта. И президент США выразил удивление: человек обеспечил безопасность, может, даже спас жизни глав трех держав – и всего лишь подполковник.


– Я бы хотел видеть этого офицера генералом, – улыбнулся он, обращаясь к Сталину. А Черчилль согласно кивнул.
Когда делегации разъехались по домам, Кравченко вместо «родного» Брянского фронта попал в Москву. Его поселили в гостинице «Пекин», здесь он ждал решения. 21 февраля 1944-го подполковник стал генерал-майором.

 

Пять месяцев Кравченко возглавлял управление контрразведки Смерш по Кенигсбергскому особому военному округу

Смерш с нами


В Калининграде, точнее  - еще в Кёнигсберге, он впервые оказался в октябре 1945-го. Пять месяцев Кравченко возглавлял управление контрразведки Смерш по Кенигсбергскому особому военному округу.

Располагалось оно в доме № 124 по нынешнему проспекту Победы. Память о грозной конторе жива. До сих пор в ходу народное название этого дома – «Смерш». Одно время так назывался и магазин на первом этаже.


В Калининграде жила младшая сестра Кравченко (недавно она умерла). Приехала сюда по вызову брата в декабре 1945-го. Кенигсберг был закрытым городом, требовался пропуск. При выдаче возникла заминка: у сестры – другое отчество. Пришлось брату добывать справку о том, что «гражданка Кравченко Ольга Егоровна действительно является родной сестрой генерал-майора Кравченко Николая Григорьевича». Дело в том, что их отца многие называли не Григорием, а Егорием. В свидетельстве о ее рождении так и записали по простоте: Егоровна.


Бесславная отставка


Из Кёнигсберга Кравченко перевели в Москву. Затем четыре года был заместителем начальника управления контрразведки в Группе советских войск в Германии. В августе 1959-го уже шестой год служил в Прикарпатском военном округе, руководил особым отделом. Было ему в ту пору 46 лет. То есть в звании генерал-майора еще служить и служить. И вдруг…


Сестра вспоминала: брат позвонил из Львова, попросив подыскать в Калининграде жилье. Приехав, был подавлен, ничего не рассказывал. Лишь однажды сказал: меня подставили, предали.


Кравченко стал одной из жертв хрущевских чисток, когда отовсюду чохом убирали «сталинских людей». Год провел под следствием по ложному обвинению. В итоге был оправдан, получил предложение вернуться на службу. Но Николай Григорьевич, оскорбленный до глубины души, отказался и подал в отставку.


В Калининграде поселился на улице Чайковского. Жил одиноко – ни жены, ни детей (его любимая – разведчица – погибла во время войны). В свободное время много читал, собрал большую библиотеку, не жалея на книги денег. В 70-х стал болеть. Сестра навещала его. Придя 12 апреля 1977-го, увидела, что брат выглядит совсем плохо. Хотела остаться, однако тот отправил ее домой, успокоив: «Ну что ты? Все в порядке!» А наутро Ольга Егоровна нашла его уже мертвым…


Возвращение


Похоронили Кравченко без «лишнего шума» и воинских почестей. Без «ненужных подробностей» дали некролог в газете. Однако сейчас память о герое Тегерана-43 возвращается. В совете ветеранов УФСБ по Калининградской области убеждены: имя генерал-майора Кравченко необходимо вернуть из небытия, надо воздать должное незаслуженно забытому человеку, воспитывать на его примере молодежь.


– В памятные даты на могилу Кравченко приходят бывшие и действующие сотрудники областного управления ФСБ и военные контрразведчики, курсанты пограничного института, школьники, – рассказывает председатель совета ветеранов УФСБ по Калининградской области Сергей Захаров. – Вышло уже две книги о нашем незаслуженно забытом земляке, их автор – ветеран военной контрразведки писатель Анатолий Терещенко. В ближайшее время имя Николая Григорьевича планируется присвоить школе № 10 Калининграда.


Обсуждается идея установить ему памятник, назвать в его честь улицу. 12 декабря, в день рождения Кравченко, на кладбище, где он похоронен, состоится уже традиционный митинг. А на днях в областной архив новейшей истории были переданы фотографии, документы и награды Николая Григорьевича. Выставка, созданная на этой основе, вызывает у посетителей огромный интерес.


Владислав Ржевский, корреспондент «ВПК» (Калининград)

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц