Версия для печати

Кто сильнее: пес или «Тигр»

Четвероногих диверсантов немецкие танкисты боялись как огня
Гришин Арсений

От 60 до 70 тысяч собак, по разным оценкам, воевали в составе Красной армии в Великую Отечественную. Это больше, чем оленей, лосей и верблюдов, вместе взятых («Рогатые диверсанты»).

К началу войны на учете в клубах Осоавиахима состояло свыше 40 тысяч собак. Только в период с 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, которые использовали собак. На фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и два отдельных спецполка. Кроме этого, периодически участвовали в боевых действиях семь учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства.

Бок о бок с саперами работали собаки-миноискатели. Их помощь была бесценной особенно при разминировании городов, но и в чистом поле четвероногие красноармейцы действовали безупречно: как правило, после их работы проверенный участок можно было смело записывать в чистые, огрехов не оставалось. Четыре миллиона обнаруженных собаками мин и фугасов впечатляют. Особый случай – колли Дик, обнаруживший в фундаменте царского дворца в Павловске оставленный немцами 2,5-тонный фугас с часовым механизмом.

Пес мог сбросить вьюк под вражескую машину и остаться живым, но всем было ясно, что каждый из них камикадзе

В ходе Ясско-Кишиневской операции специально обученные собаки сопровождали идущие в наступление танки, следуя в бой прямо на броне. В местах, где могли быть мины, спешивались и принимались за работу.

Ездовых собак считали упряжками, коих в действующей армии насчитывалось около 15 тысяч. Они и боеприпасы на передовую доставляли, и раненых общим числом около 700 тысяч эвакуировали в тыл. Санитарные собаки работали в одиночку. Неся на себе сумку с медикаментами, находили раненых, если боец был без сознания, приводили в чувство, вылизывая лицо. Поделившись перевязочным материалом с одним, лохматый санитар бежал искать других раненых. Собаки-связисты были обучены не только доставлять донесения, не менее успешно прокладывали под огнем телефонные линии.

Самая тяжкая доля выпала собакам, которых готовили как истребителей танков. Первые опыты в этом направлении начались в середине 30-х. Собаку приучали стремительно бросаться под танк с вьючком, в котором находилось до четырех килограммов тротила. Взрыватель приводился в действие торчащей вверх палочкой. Уже в июле первые «противотанковые собаки» прибыли на фронт и показали неплохие результаты. Теоретически пес мог сбросить вьюк под днище и остаться живым, но всем было ясно, что каждый из них камикадзе. Всего за первые годы войны собаки уничтожили около трехсот танков, только в Сталинграде – 63. Смертность среди собак была по сути стопроцентной, но немецкие танкисты, видя атакующее их животное, впадали в панику и забывали о других целях. Понятно: если уж истребитель оказался под танком, спасения не будет. Если по какой-то причине собака приказ не выполняла и пыталась вернуться к своим, инструкции предписывали ее пристрелить. Были редкие случаи, когда вместо немецких танков жертвами собак-истребителей становились наши машины.

Готовили собак и к диверсионной деятельности, причем по достаточно сложной программе. В конце 30-х на Монинском аэродроме в показательных выступлениях перед командованием две собаки, десантированные в специальных коробах на парашютах, доставили и сбросили взрывчатку в намеченное инструкторами место. Интересно, что гибель выдрессированных диверсантов при выполнении боевого задания была хотя и весьма вероятной, но вовсе не обязательной. Собаки доставляли боезаряды на мосты, к блиндажам и дотам, при этом были обучены специальным образом привести взрыватель в боевое положение и успеть скрыться до срабатывания.

Проведенные испытания показали, что животные вполне могут выполнять такие акты диверсионной деятельности, как подрыв автобронетанковых средств, железнодорожных мостов и различных сооружений. Известен случай, когда собака сбросила специальную мину прямо под паровоз немецкого эшелона. 19 августа 1943 года на перегоне Плоцк – Дрисса в Белоруссии состав был пущен под откос, четвероногий диверсант остался жив.

Конечно же, собаки ходили в разведку, занимались охранной деятельностью да и просто жили в передовых частях, радуя солдат и попутно охраняя их от непрошенных гостей с той стороны фронта. Но это все родовое предназначение, хотя и на традиционных ролях пользу от четвероногих помощников переоценить невозможно.

Заголовок газетной версии – «Война – собачье дело».

Опубликовано в выпуске № 47 (760) за 4 декабря 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц