Версия для печати

Люди в левых халатах

На пациентов Госпиталя для ветеранов войн № 2 у врачей не хватает времени
Новиков Валерий
Фото: mos-ritual.ru

Тема обслуживания ветеранов в некоторых военных санаториях, в частности Светлогорском («Путевка ни в жизнь»), оказалась резонансной. После публикации из Департамента информации и массовых коммуникаций Минобороны поступило разъяснение («Курорт по расписанию»). Но видимо, проблемы есть не только в отдельных санаториях, но и в лечебных заведениях МО РФ. В письме, пришедшем в «ВПК» от ветерана, речь о том, как лечат бывших служивых в некоторых военных поликлиниках и «аффилированных» с ними госпиталях Москвы.

7 сентября 2018 года в связи с отсутствием современных средств диагностики в поликлинике № 12 ФГУ «Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко» я был направлен на консультацию в 12-й КДЦ МО РФ. После неоднократного переноса травматологом даты приема (сбой в работе регистратуры, неисправный телефон в кабинете, болезнь врача) удалось проконсультироваться у ревматолога и получить направление на обследование к специалистам Госпиталя для ветеранов войн № 2 города Москвы.

8 октября после трехчасовых бюрократических процедур я попал в ортопедическое отделение означенного госпиталя. Соседями по палате оказались два ветерана афганской войны и омоновец, прошедший чеченскую.

На четырнадцатый день я получил первую таблетку, измерить пульс так и не удалось

Далее началось непонятное. На второй день пребывания я успешно сдал положенные анализы и ответил на вопросы застенчивого ординатора по поводу ранее накопленных заболеваний (в том числе за 33 года службы на Крайнем Севере, на Камчатке, у берегов Африки и Индокитая). Двое суток меня никто не тревожил, а найти моего лечащего врача не удавалось, так как он все время был на неотложных мероприятиях (на «операции», «процедурах», «конференции» и т. п.). Сообщить его фамилию никто не мог, впоследствии я понял, что он реально где-то существует, но… не для меня.

На четвертые сутки, совсем отчаявшись, двинулся на поиски прямо к заведующему отделением – доктору медицинских наук, профессору, начальнику кафедры ортопедии РУДН, члену Американской академии хирургов-ортопедов (ААОS) Алексею Канаеву. В ответ на мое «здравствуйте» профессор грозно спросил: «Вы кто?». Я тут же представился: «Капитан 1-го ранга в отставке Новиков». В ответ позвучало еще более грозное: «Что надо?». Попытки объяснить обеспокоенность отсутствием каких-либо медицинских манипуляций с моим организмом закончились вызовом врача Геворга Гулуляна, который сообщил, что моим обследованием-лечением занимаются в плановом порядке. На этом знакомство закончилось.

Минут через 15 заведующий отделением Канаев появился в моей палате, в жесткой форме попенял на использование мною диктофона и сообщил потрясающую новость: «Вам не надо знать, кто и как вас лечит, это личное дело врача». И вскоре мне был назначен комплекс процедур: ЛФК, фонофорез, массаж, лазер (без какого-либо изучения содержания моей медкнижки). Принимать их я начал на пятые сутки пребывания в госпитале. Кроме того, после моего письменного обращения пообещали консультацию трех специалистов. Почему-то кардиолог в этот список не попал, равно было отказано в МРТ и КТ.

Первый специалист появился на пятый день моего пребывания на госпитальной койке, второй – на восьмой, третий – на одиннадцатый. На четырнадцатый день я получил первую таблетку. Что касается высокотехнологичных процедур, все они свелись к УЗИ и рентгену конечностей, а также трем инъекциям PRP. Собственно позвоночник, голова и сердце исследованиям (на которые моя поликлиника и я надеялись) не подвергались. Их результаты удалось узнать лишь после настойчивых обращений и в очень общей форме. Но сюрпризы на этом не закончились.

Измерить в отделении кровяное давление можно было лишь после нескольких просьб, а пульс – так и не повезло за все 18 дней, так как при отсутствии тонометра медсестры отвечали: «Я занята», «Попозже», «У меня на часах нет секундной стрелки» и т. п. За этот же период постельное белье сменили один раз.

Во время тихого часа в ответ на просьбу пациентов не кричать в коридоре давался совет: «Спать будете дома». Когда же в последний день так называемой госпитализации обнаружил на тумбочке неизвестную пилюлю и спросил у медсестры, от чего дали лекарство, та ответила, что не знает, так как раскладывала не она. Но наиболее возмутительным было указание 85-летнему дедушке (сложный перелом руки) не нажимать красную кнопку. Получалось, при необходимости соседи по палате днем или ночью должны на костылях разыскивать дежурную по отделению медсестру.

Есть еще несколько наблюдений, не относящихся непосредственно к лечебному процессу. Например, деятельность в госпитале церковной лавки и разного рода целителей. Есть замечания к работе буфета, многочисленных охранников и т. п. Но наиболее поразил список платных услуг бюджетного медучреждения с гордым названием «Для ветеранов войн». Их аж 695! Особенно впечатляет на фоне отношения старшего, среднего и младшего медперсонала к ветеранам войн XX и XXI веков.

На этом можно было поставить точку. Врачи – люди занятые, а мы, простой люд, мало что понимаем в их профессиональных делах. Поэтому обижаться, казалось бы, не на что. Но вернувшись домой, я зашел в Интернет, заглянул на сайты некоторых клиник. И обнаружил:

1. Заведующий отделением ортопедии профессор А. С. Канаев трудится:

  • в медцентре Елены Малышевой руководителем клиники травмотологии и ортопедии;
  • в медцентре «Орто Мед классик»;
  • в филиале РНИМУ «НКЦ геронтологии».

В разные дни прием осуществляется с 10.00 до 19.00 и с 14.00 до 21.00.

Стоимость – 10 тысяч рублей. Понятно, что на ветеранов войны у него времени совсем не остается.

2. Врач отделения Г. Г. Гулулян работает в клинике «Сесиль на Каланчевской», стоимость консультации на сайте не обозначена.

3. Врач Г. Р. Топоев – в медицинском центре «Гута-Клиник». Стоимость – от 3650 рублей.

4. Врач Р. А.-оглы Гянджалиев – в клинике здорового позвоночника «Здравствуйте». Стоимость – 1200 рублей.

Если верить Инету, оказывается, медперсонал Госпиталя для ветеранов войн № 2, с которым мне пришлось столкнуться, действительно очень даже занят. Но больше на других важных участках трудовой деятельности, где люди в белых халатах элементарно, как говорится, зарабатывают бабло и обслуживают, видимо, более состоятельных клиентов. Безусловно, любой врач может трудиться там, где хочет. Это его личное право. Но получается, ветераны войны у такого персонала как бы на втором плане, необязательная, скажем так, нагрузка к основной работе. А уважаемое название «Госпиталь для ветеранов войн № 2» – просто вывеска, за которой кроется настоящее лицо нашей медицины.

Без сомнения, десятки тысяч врачей в нашей стране следуют клятве Гиппократа и выполняют свой долг с высочайшей ответственностью и заботой о пациентах. В этой сфере, как нигде, много самоотверженных, работающих с полной отдачей, любящих свое дело профессионалов. Тем печальнее, что на их фоне некоторые «светила от медицины» подрывают репутацию белого халата. А главное – веру ветеранов, которые отдали здоровье в войнах и локальных конфликтах, защищая честь, независимость и территориальную целостность Российской Федерации.

Валерий Новиков,
капитан 1-го ранга в отставке

Опубликовано в выпуске № 47 (760) за 4 декабря 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...