Версия для печати

Сезон перелетного гриппа

Боев Юрий
Птицеводческая индустрия России постоянно подвергается риску инфицирования гриппом птиц. Способность вируса мутировать и становиться высокопатогенным при попадании в стаи птиц еще больше увеличивает риск. Эта же способность возбудителя делает его опасным для человека.


ЭПИДЕМИЮ МОЖНО И НУЖНО ПРЕДОТВРАТИТЬ


Птицеводческая индустрия России постоянно подвергается риску инфицирования гриппом птиц. Способность вируса мутировать и становиться высокопатогенным при попадании в стаи птиц еще больше увеличивает риск. Эта же способность возбудителя делает его опасным для человека.
{{direct_hor}}
Специалистами ветеринарной службы принято подразделять вирусы гриппа птиц (ГП), инфицирующие птицеводческие хозяйства, по признаку патогенности. Высокопатогенные вирусы ГП - это поражающие кур с летальностью до 100%. Чаще это вирусы с гемагглютининами Н5 и Н7. Вирусы других подтипов менее вирулентны. Заболевания, обусловленные ими, проявляются в виде обратимого поражения верхних дыхательных путей и снижения продуктивности.

Вирусы гриппа птиц Н5N1 и Н7N7 зарегистрированы как наиболее опасные штаммы для домашней птицы. Так, в 1997 г. Н5N1 стал причиной падежа и убоя миллионов кур в странах Юго-Восточной Азии, а в 2003 г. Н7N7 поразил куриные хозяйства в Нидерландах и вскоре был обнаружен в соседних Бельгии и Германии. До последнего времени оставалось общепринятым, что заболевания у людей могут быть обусловлены вирусами гриппа А перечисленных выше сероподтипов: по гемагглютинину (Н1, Н2 и Н3), по нейраминидазе (N1 и N2). Однако события последних лет показали, что вирусы ГП преодолевают межвидовой барьер и поражают людей, причем болезнь часто заканчивается летальным исходом.

Основательно изменившаяся ситуация с птичьим гриппом требует принципиально новой стратегии его предупреждения. Выделено 20 причинно-следственных аспектов, создавших, несомненно, наиболее тяжелую инфекционную патологию пандемического характера нашего времени. Поэтому нацеленность действенной стратегии должна быть сосредоточена не на штопанье эпизоотических дыр (карантин и уничтожение птицы в безвинно пострадавших хозяйствах), а на организации и проведении государственной системной политики радикальной ликвидации эпизоотических причин опустошительного распространения птичьих штаммов, хотя бы в рамках одного государства, в нашем случае РФ.

ЧТО В НАШИХ СИЛАХ

Формировать современную стратегию профилактики гриппа нужно не на пустом месте. В медицинской практике на разных континентах стратегий и методологических подходов было апробировано несколько.

1. В Советском Союзе использовали тезис о необходимости защитить все или большинство работающего населения. Конечная цель очевидна: предотвратить спад производства и распространение вируса в наиболее активной и значительной по численности группе населения страны.

2. В США пропаганда профилактики ограничивалась только группами риска - в первую очередь это больные и лица старшего возраста (как правило, с основным вниманием к домам престарелых), которые в результате заболевания могли умереть. Здесь видна сосредоточенность профилактики на снижении смертельных осложнений от гриппа. Вакцинацию оплачивали страховые компании.

3. В Японии по государственной программе вакцинировали бесплатно школьников, исходя из того, что именно эта наиболее организованная и мобильная группа детей и подростков является инициирующим звеном эпидемического процесса. В этой группе начинаются и заканчиваются эпидемические события.

Во всех перечисленных случаях (подходах) были полезны карантинные мероприятия в больницах (запрет на посещения и т.д.), детских учреждениях и школах (известен нам с детских лет и перенос или продление зимних школьных каникул), отмена зрелищных мероприятий и т.д.

Как видим, при гриппе человека в разных странах отработано несколько подходов к снижению последствий пандемий. Но что объединяет многолетний опыт на перечисленных территориях и что можно разумно и эффективно использовать для ветеринарной практики? Прежде всего привлекает внимание сфокусированность мероприятий профилактики инфекции пандемического характера на снижение питательной среды для развития эпидемии, т.е. решается проблема через вакцинацию наиболее уязвимых организованных коллективов. Иными словами, защита групп социума, объединенных совместной работой, учебой, местом жительства. Схожая ситуация напрашивается и в ветеринарии.

Для этого нужно ответить на такие вопросы: можем ли мы повлиять на перелетных птиц, несущих в наши регионы опаснейшие штаммы ВГП, сможем ли мы уничтожить промышленное птицеводство, чтобы защитить человека от смертельной инфекции, лишить десятки тысяч людей рабочих мест, а страну оставить без одной из важнейших категорий продовольствия? Или же нужно повлиять на перенаселенные регионы Юго-Восточной Азии, где с прошлого столетия с изрядной регулярностью зарождались пандемические штаммы, поражавшие людей?

В большей степени мы можем повлиять на то, что происходит на нашей территории. Необходимо только добавить к десяти вакцинациям, использующимся в птицеводческих хозяйствах, еще одну - против ГП. Иммунизацию сделать обязательной. Простой расчет, исходя из многолетнего опыта, показывает, что дополнение еще одним антигеном, например ассоциированной инактивированной вакцины, применяемой для иммунизации цыплят против болезни Гамборо и других инфекций (всего семь инфекций), создает эффективную защиту на 1,5 года, т.е. пожизненно и практически не сказывается на стоимости конечной продукции.

Согласно предлагаемой концепции поголовной иммунизации птицы на территории РФ радикально решаются проблемы социального, экономического и медицинского плана: сохраняются отечественное, весьма прибыльное, производство домашней птицы и рабочие места; население получает соответствующие продукты питания, а страна гарантированно уходит от громадных убытков, связанных с тотальным уничтожением птицы; наконец, устраняем чрезвычайно опасный источник заражения людей.

Стратегию борьбы с гриппом птиц можно дополнить и карантинными мероприятиями. Но полагаться на них следует именно как на дополнительные, сопутствующие меры, учитывая, что вирусы гриппа до сих пор не признавали государственных границ, даже в периоды технологически низкой коммуникабельности на планете (примером тому пандемия "испанки" в начале прошлого столетия).

Перечислим организационно-карантинные мероприятия:

- ограничение контактов с территориями, неблагополучными по ГП (при выявлении в каком-либо государстве высокопатогенного гриппа птицы - ВПГП, независимо от его антигенной формулы, запрещение ввоза птицеводческой продукции из этой страны или ее части; возобновление импорта продукции птицеводства из неблагополучных регионов спустя 6 месяцев после ликвидации последнего случая гриппа, вызванного высоковирулентным штаммом возбудителя; при возникновении вспышек гриппа, вызванных низковирулентными штаммами, установленные ограничения по ввозу продукции сокращаются до 3 месяцев после последнего случая диагностированной болезни; разрешение на ввоз птицеводческой продукции из стран-экспортеров, где установлено неблагополучие по гриппу, можно выдавать только после квалифицированного экспертного всестороннего обследования ветспециалистами страны-импортера птицеводческих хозяйств и птицеперерабатывающих предприятий неблагополучных регионов и получения документальных доказательств, подтверждающих ликвидацию заболевания);

СПРАВКА ВОЕННО-ВЕТЕРИНАРНОГО ИНСТИТУТА

Высокопатогенный грипп птиц (ВПГП) - высококонтагиозная, остро протекающая вирусная болезнь сельскохозяйственных (куры, индейки, утки, фазаны, цесарки, перепела), синантропных и диких птиц, характеризующаяся общим угнетением, отеками, поражением головного мозга, органов дыхания и пищеварения, высокой смертностью.

Возбудитель - РНК, содержащий вирус, принадлежащий к семейству ортомиксовирусов (Orthomyxoviridae), типу А, подтипам Н5 и Н7, названными по поверхностному антигену гемагглютинину. Подтип гемагглютинина в сочетании с ферментом нейраминидазой (N) определяют антигенную формулу ВПГП (Н5N1, Н7N7, Н7N3).

Вирус гриппа чувствителен к органическим растворителям - эфиру, хлороформу, метанолу, растворам кислот. Он инактивируется растворами 1-2% формальдегида, 3% хлорной извести, 2% щелочи, 4% соды, 2% виркона С за 10-30 минут.

Устойчивость во внешней среде вирусов гриппа птиц при различных условиях может варьировать. На перьях птиц он сохраняет активность 18-20 дней, в фекальных массах при температуре 4°С - 82 дня и в трупах птиц - 3-105 дней. При комнатной температуре - до 70 дней, а в озерной воде - 6-8 месяцев. При температуре 55°С вирус инактивируется в течение 60 минут, а при 65-70°С - за 2-5 минут.

Источником инфекции является больная и переболевшая домашняя, синантропная и дикая птица, имеющая доступ на выгулы или в помещения для сельскохозяйственных птиц. Дикие перелетные птицы (более 20 видов) во время их сезонной миграции являются природным резервуаром, а также переносчиком (в том числе и межконтинентальным) ВПГП.


- осуществление эффективных программ биологической безопасности (выбор высококачественных и эффективных дезинфектантов; применение эффективной наружной защиты птицехозяйства от заноса возбудителей болезней с учетом известных факторов риска; сокращение до минимума движения транспорта и посетителей; очистка и дезинфекция всех транспортных средств и всего оборудования, поступающих на производственные участки; эффективное использование дезинфекционных ковриков для обработки обуви; исключение попадания диких птиц в производственные помещения, соответственно, их контакта с товарным стадом; очистка территории птицехозяйства, особенно под кормовыми бункерами и на пути следования кормовозов, чтобы не привлекать рассыпавшимся кормом диких птиц; устранение застоя воды, отказ от использования в качестве питьевой воды для товарной птицы поверхностных вод, которые могут быть загрязнены пометом диких птиц; контроль перемещения; проведение периодического серомониторинга от каждой партии птиц);

- поголовный убой всей птицы в инфицированном хозяйстве (ряд ученых и специалистов государственной ветеринарной службы обоснованно считают, что предпочтительный способ контроля за ситуацией заключается в своевременном убое всех инфицированных птиц и птиц из хозяйств соседних районов. Таким образом, по их убеждению, создается свободная от домашней птицы зона для препятствия дальнейшего распространения вируса. Однако техническое обеспечение, необходимое для оперативного, безопасного, в том числе для людей, и гуманного убоя и утилизации большого поголовья домашней птицы, включая при необходимости частный сектор, организация отчужденных мест зимовок перелетных птиц для большинства стран является задачей требующей огромных материальных затрат);

- оперативная вакцинация поголовья в угрожаемых зонах.

В нашем понимании оперативная вакцинация означает проведение специфической профилактики в хозяйствах, где по каким-либо причинам (а их может быть предостаточно - административные, организационные, хозяйственные, профессиональные и др.) своевременная иммунизация против ГП не осуществлялась. Другим поводом для оперативной иммунизации может быть, например, применение вакцины, более полно совпадающей по антигенному профилю входящих в нее штаммов по сравнению с ранее применявшимся в хозяйстве или хозяйствах препаратом. Но характеристику "оперативная" здесь следует принимать весьма условно и только в приложении к быстроте исполнения, так как суть вакцинации - устойчивость к возбудителям инфекционных заболеваний, а она формируется лишь спустя 2-4 недели после введения вакцины.

И ВСЕ ЖЕ ВАКЦИНАЦИЯ

Вернемся к международному опыту. Вакцинация, как дополнительное профилактическое мероприятие по контролю за ГП, применялась во многих странах - в США, Мексике, Италии, Пакистане, Индонезии, Китае и Гонконге. При этом итоги иммунизации, как правило, были положительными. Однако в ряде стран Западной Европы скептически относятся к самой идее специфической иммунопрофилактики ГП. Сходную позицию можно услышать и в нашем Отечестве как от ученых, так и от практикующих ветеринарных специалистов.

Какие доводы, отрицающие специфическую профилактику как основной инструмент по предупреждению частного случая из мира инфекционного бытия (каковым, по сути, является ГП), можно услышать сегодня: вакцинация создает потенциальную возможность для скрытой циркуляции уличных вирусов; наиболее распространенный диагностический тест - реакция торможения гемагглютинации - не позволяет дифференцировать антитела, индуцированные в результате болезни и вакцинации.

Опять же не понятно, почему эти вопросы не адресуются к тем же нозологическим формам, как известные всему миру инфекционная бурсальная болезнь, ньюкаслская болезнь или болезнь Марека? Нелогично также во главу угла не ставить приоритетные задачи - предотвратить экономические потери разрушительного характера или угрозу воспроизводства на подопечном поголовье смертельного для человека вируса, а противопоставлять им неудобства второго по значимости эшелона, такие как снижение информативности диагностики.

Однако в мировой практике именно иммунизация привела (по данным лабораторных и полевых наблюдений, проведенных в Гонконге) к тому, что опытная группа иммунизированных кур после их заражения массивными дозами вирулентного штамма ГП выделяла во внешнюю среду примерно в десять тысяч раз меньше патогенного вируса по сравнению с контрольной группой невакцинированных птиц. Конечным результатом применения вакцины в Гонконге стала успешная ликвидация вспышки ГП на соответствующих фермах.

Установлено также, что своевременная вакцинация приводит к снижению абсолютной вирусной нагрузки у птицы. Одновременно уменьшается количество инфицированных особей в стаде, что эффективно препятствует расширению очага болезни. Отсюда вытекает важнейший сопутствующий вакцинации показатель: отсутствие среды репликаций ВГП существенно снижает риск инфицирования людей, обслуживающих потенциально зараженную птицу. И в качестве еще одного аргумента с пользу вакцинации против ГП необходимо привести американские исследования, продемонстрировавшие, что антитела, синтезированные в результате иммунизации, подавляют репродукционную активность вируса ГП, что снижает возможность мутационных изменений в геноме. В этих же работах показано, что для эффективной защиты не требуется полного антигенного соответствия между полевыми и вакцинными штаммами. Но более высокая эффективность вакцинации против ГП отмечена, если оба штамма (вакцинный и полевой) принадлежат к одному сероподтипу по характеристике гемагглютинина.

Учитывая особенность нашей страны (большую территорию; пересечение путей миграции перелетных птиц через территорию страны; содержание птицы в личных подворьях граждан), хотелось бы еще раз подчеркнуть важность вакцинопрофилактики ГП. И, наконец, считаем, что не следует успокаиваться уменьшением случаев проявления ГП в настоящее время. По нашему мнению, к вакцинации в следующем году следует приступить не тогда, когда вновь начнут регистрироваться случаи ГП в России, а заблаговременно. Вследствие того что карантинные меры обеспечивают умеренный, тактический (не более, чем временный), непродолжительный и частный результат, отличающийся крайне высокими дестабилизирующими финансовыми затратами и структурными технологическими разрушениями хозяйств, а также системным деструктивным воздействием на всю отрасль, необходимо в РФ оперативно переходить к иммунизации домашней птицы инактивированными вакцинами; проводить контроль ГП комплексно.

Такая стратегия профилактики ГП может быть реализована только при государственной поддержке на самом высоком уровне, точнее, административном патронате, как это уже было успешно отработано в деталях с ньюкаслской болезнью. Предлагаемая стратегия при несущественном давлении на ценообразование конечной продукции (для сравнения: в отрасли повсеместно применяется до 10 вакцин) сохранит отечественное высокотехнологичное промышленное птицеводство как один из основных источников продовольственного благополучия страны.

ПРИ МАЛЕЙШЕМ ПОДОЗРЕНИИ

При подозрении на заболевание птиц ВПГП ветеринарный специалист, обслуживающий хозяйство, немедленно сообщает руководителю хозяйства и главному государственному ветеринарному инспектору района, который должен немедленно организовать проведение тщательного эпизоотологического обследования всего района и обеспечить проведение лабораторных исследований.

При установлении в птицеводческом хозяйстве положительного диагноза на ВПГП, вызванный возбудителем 5-го и 7-го типов или высокопатогенными штаммами других типов, глава администрации района по представлению главного государственного ветеринарного инспектора выносит решение об объявлении хозяйства (его отдельной части) неблагополучным по ВПГП и наложении карантина, извещает чрезвычайную противоэпизоотическую комиссию (ЧПК). ЧПК определяет границы неблагополучного пункта, угрожаемой зоны, разрабатывает и организует проведение мероприятий по ликвидации болезни.

В неблагополучных по ВПГП птицеводческих хозяйствах с промышленной технологией, в которых немедленный убой всей птицы затруднен, проводят следующие мероприятия:

а) всю клинически больную, слабую и подозрительную по заболеванию птицу уничтожают и утилизируют;

б) птицу в птичниках, где не зарегистрировано заболевание, иммунизируют инактивированной вакциной против ВПГ, изготовленной из вируса соответствующего подтипа;

в) проводят ежедневную выбраковку и убой всей подозрительной в заболевании и некондиционной птицы, а также аэрозольную дезинфекцию высокодисперсными аэрозолями молочной кислоты, хлор-скипидара или теотропина согласно инструкциям по их применению;

г) при скоплении большой партии яиц их дезинфицируют хлорной известью в течение 20 минут (они могут быть допущены к вывозу на предприятия пищевой промышленности внутри области, края, республики для переработки в меланж и использования при приготовлении хлебобулочных или кондитерских изделий при условии термообработки в режиме, обеспечивающем полную инактивацию вируса ВПГП);

д) яйца, ввезенные из неблагополучных пунктов для инкубации, утилизируют, инкубатор и оборудование дезинфицируют;

е) помет и глубокую подстилку вывозят в навозохранилище и обеззараживают биотермическим способом.

В зоне, угрожаемой по ВПГП, обязательно проводят ежедневный осмотр птицы во всех хозяйствах и дворах; население оповещается об угрозе распространения болезни и ограничениях, устанавливаемых в связи с этим, а также о планируемых противоэпизоотических мероприятиях; все птицепоголовье на территории угрожаемой зоны вакцинируют против ВПГП инактивированной вакциной из соответствующего подтипа возбудителя. Понятно, что нужно запретить вывоз птицы и продуктов ее убоя и из мелких индивидуальных хозяйств.

Карантин с неблагополучного пункта снимают решением главы администрации района (города) по представлению главного государственного ветеринарного инспектора района (города) на основании отчета чрезвычайной противоэпизоотической комиссии о результатах проведенных мероприятий. Но даже после снятия карантина на бывшей "неблагополучной" территории должны действовать ограничения: вывоз птицы для пользовательских и племенных целей запрещается в течение 6 месяцев; продукты животного и растительного происхождения, фураж и другие корма, находившиеся в период карантинирования в неблагополучном пункте, разрешается использовать в пределах этого пункта только после обработки в режиме, обеспечивающем полную инактивацию вируса ВПГП; в течение года всю поступающую или выведенную в хозяйстве птицу прививают инактивированной вакциной против ВПГП, изготовленной из возбудителя соответствующего подтипа.

Юрий БОЕВ
полковник медицинской службы, начальник
Ветеринарно-санитарной службы Вооруженных Сил РФ,

Иван КОЛЕСНИЧЕНКО
полковник медицинской службы, начальник
Военно-ветеринарного института

Опубликовано в выпуске № 13 (129) за 5 апреля 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц