Версия для печати

«Союз» пустили под нож

Специальный инструмент для работы в открытом космосе заменяют героизм и смекалка
Гришин Арсений

Онлайн-трансляция выхода в открытый космос российских космонавтов Олега Кононенко и Сергея Прокопьева по драматизму сопоставима с художественными фильмами. Семь с половиной часов, проведенные ими «за бортом», безусловно, войдут в историю космонавтики. Вопрос только в том, по какой графе – побед или неудачного опыта.

Задача изначально предстояла сверхсерьезная – добраться до корабля «Союз МС-09», в корпусе которого 30 августа экипаж МКС обнаружил двухмиллиметровую дырочку за ассенизационно-санитарным устройством. Если бы кто сказал Сергею Павловичу Королеву, что дырка в туалете станет ключевой проблемой для его последователей в космических исследованиях – не жить такому. Но проблема появилась. Где отверстие находится внутри корабля – видно. Требовалось добраться до этой же точки снаружи, вскрыть несколько слоев защитных покрытий и исследовать отверстие – фотовидеофиксация, соскобы, образцы. Полученный материал будет доставлен на Землю для исследований.

Проблема в том, что при проектировании МКС изначально не ставилась задача, чтобы космонавты могли снаружи добраться до любой точки станции, потому штатного маршрута к «Союзу», чтобы были соответствующие точки страховки и фиксации, не было. Приняли решение воспользоваться грузовой телескопической стрелой: ноги Олега Кононенко фиксируются в специальных креплениях на ее конце, а Сергей Прокопьев подведет его к нужной точке. Но достаточно быстро выяснилось, что прописанный на Земле сценарий не срабатывает, в одиночку вскрыть обшивку Кононенко было чрезвычайно трудно. Да что вскрыть, от каждого движения в невесомости, а они в достаточно жестком скафандре «Орлан» требуют огромных усилий, космонавта отбрасывало, разворачивало. Пришлось Прокопьеву присоединяться к коллеге, и фактически всю работу космонавты проделали в четыре руки.

Координаты нужной точки, вычисленные заранее, оказались ошибочными

Может, мнение мое покажется дилетантским, но подготовка к выходу, проведенная до полета, была проделана недостаточно профессионально, чего никак не скажешь о работе самих космонавтов и «дирижировавшего» ими из ЦУПа замначальника отдела по внекорабельной деятельности РКК «Энергия» Сергея Киреевичева. Скажем, что координаты нужной точки, вычисленные заранее, оказались ошибочными. Олег Кононенко, планируя место разрезов, ориентировался на эмблемы на обшивке «Союза», и даже выразил сомнение – мол, стоит ли резать прямо по «Роскосмосу»? Оказалось, «Роскосмосу» ничего не грозит, искомое место оказалось ниже. Задача осложнялась тем, что где-то в «операционном поле» проходит кабельный канал, который требовалось не повредить. С великими трудами Кононенко распотрошил экранно-вакуумную обшивку, добравшись до алюминиевого слоя микрометеоритной защиты (ММЗ). Именно ее образы в первую очередь необходимо было взять, чтобы разобраться, сверлили дырочку уже в космосе или это происходило на Байконуре в период подготовки корабля к запуску. Благо, примерно в этом же месте панели ММЗ стыкуются, и для разреза требовалось только отогнуть край проклеивающей стык капроновой ленты. Отогнули, отрезали, отвернули экран, а дырочки нет. Стали резать дальше, и злополучное отверстие оказалось как раз посередине второго разреза.


Пришлось подрезать еще, и в результате вместо одного требуемого образца в оранжевый «спецмешочек» отправились три. При том, что каждый рез давался с неимоверными трудами и требовал времени, ошибка с выбором исходной точки обошлась часа в полтора-два внекорабельной деятельности.


Злые языки не преминут вспомнить русского космонавта из «Армагеддона» в треухе и с кувалдой – ассоциации напрашивались. Было ощущение, что какого-то специального инструмента для действительно уникальной работы никто даже не подумал сделать – обшивку вскрывали ножом, называя его «резак», ММЗ вскрывали двуручными ножницами по металлу. Двуручными! И как только Олег Кононенко брался за вторую ручку, отпуская петлю, за которую держался, его отбрасывало от зоны работы. Один режет, другой его держит – космонавты, конечно, приспособились и к этой вводной. Но гордости за наших создателей космической техники зрелище не вызывало. Когда дело дошло до съемки, в кадре появилась обмотанная оранжевым скотчем камера GoPro и послышалось ворчание Олега Кононенко – то ли работает она, то ли нет. Из ЦУПа посоветовали продублировать видеосъемку такой же камерой, бывшей у Прокопьева. Когда все отсняли и взяли пробы с обшивки, настало время возвращаться обратно. Кононенко, уже изрядно уставший за шесть прошедших к этому моменту часов работы, попытался запихнуть «бороду» распотрошенной защиты внутрь, мол, некрасиво так оставлять. На что получил строгое замечание Киреевичева, что некрасиво будет, если он перчатку в этой бахроме повредит.

Всего наши космонавты в ходе этого внеочередного выхода провели в открытом космосе семь с половиной часов, на час больше запланированного. «Вещдоки» должны доставить на Землю 20 декабря, но никто сейчас не может утверждать, что они обязательно дадут разгадку появления дырочки. У космоса много тайн, и эта, судя по всему, не самая главная.

Арсений Гришин

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...