Версия для печати

Авиационный барон Мюнхгаузен Второй мировой в бою с И-16

Напрасно маршал Антонеску орден «Звезда Румынии» израсходовал
Кустов Максим

«Никогда столько не врут, как во время войны, после охоты и до выборов» - утверждал Отто фон Бисмарк. Но и спустя многие десятилетия после окончания войны о ней можно узнать нечто потрясающее.

Чтобы убедиться в этом, следует ознакомиться с воспоминаниями румынского летчика, которого зовут Gheorghe Constantin (сайт «Я помню», раздел «Союзники и противники»).


Вот как он в воздухе русских колошматил, просто пыль столбом стояла: «Это случилось 24-го августа 1941 года. Ночью, большой группой – 46 самолетов на ИАР-37, мы вылетели на бомбежку линии фронта в районе Татарки. Русские встретили нас плотным зенитным огнем. Один из самолетов был прошит насквозь фосфорными (???) снарядами, и на земле выяснилось, что у летчика сильно обожжена спина… Стояло раннее утро, к тому же погода была туманной, но видимо не настолько, чтобы русские истребители не могли действовать. Нас обнаружили и атаковали сразу девять самолетов…


Стрелку сразу удалось сбить истребитель, который оказался слева от меня. Он загорелся и упал. Следующему самолету видимо попали в бензобак, потому что он сразу взорвался, и горящие обломки упали прямо передо мной. Потом в ходе боя мне удалось сбить еще два самолета и русских осталось пятеро. Давление удалось ослабить, но они все равно наседали. У стрелка не было ни секунды передышки. Дошло до того, что когда в коробке заканчивались патроны, он бросал ее в атакующие истребители, и русские, думая, что этой какой-то боезаряд, отворачивали.


Но в итоге стрелок оказался тяжело ранен. Был легко ранен и штурман - капитан Ионеску. В горячке боя он схватил меня рукой за горло, кричал и требовал приземлиться. У меня потемнело в глазах, но приземлиться я не мог из-за беспрерывных атак. Мимо меня постоянно сверкали линии трассирующих пуль… Но во время боя я опустился ближе к земле, и русские взяли меня в кольцо. Трое из них постоянно летали надо мной, а двое пытались поднять меня выше, чтобы получить возможность атаковать снизу. В конце концов, я получил удар в двигатель и понял, что должен приземлиться. Мне удалось совершить вынужденную посадку в длинной и глубокой долине».


ИАР-37 – биплан- бомбардировщик (или разведчик) румынского производства, изготовление коего в 1941 году было прекращено. На таком «летающем гробе» сам  Gheorghe Constantin сбил два советских истребителя, да его доблестный стрелок,  швырявший пулеметные коробки, еще одного. Впятером его, грозу воздуха, русские атаковали, лишь двигатель повредили. 


Но все кончилось благополучно: «Потом удалось взлететь, и когда приземлились на базе, я решил посчитать пробоины и насчитал 165... Но не попало, там, где опасно. Почти все прошло по бокам, по крыльям, по хвосту».


Понятно, что по заслугам была и награда: «под вечер на территорию аэродрома въехала колонна из шести машин. В одной из них был маршал Антонеску. Он сказал, что хочет поговорить с летчиками. Во дворе нас собралось всего 26-27 человек, потому что остальные спали, т.к. всю ночь летали... Маршал подошел и взял меня правой рукой за шею. В левой руке, по своей кавалерийской привычке он держал красный стек, которым постукивал по голенищу сапога. Спросил, кто я такой, откуда родом, где учился на летчика? Потом повернулся к своим офицерам, и дал приказание что-то принести. Они принесли орден «Звезда Румынии», и он его лично прикрепил мне на грудь... Еще вручил визитную карточку и сказал примерно так: «Если вернемся живыми домой, то непременно зайди ко мне. У нас с тобой еще будут дела…» Но больше мы не встречались».


Маршал Антонеску мог бы и прослезиться, как следует, вручая орден «Звезда Румынии» такому невероятному герою. Не разломился бы.… Жаль, что Gheorghe Constantin так и не нашел потом времени зайти к маршалу, у них были бы такие дела… Трактирщик и кардинал, как известно,  – это сила.


Особую прелесть этому эпическому авиаповествованию придает прилагаемая на сайте .


Справка
«24 августа 1941 года румынские ИАР-37 были атакованы истребителями И-16 из 69-го ИАП, которые в этот день заявили сбитыми два румынских самолета… Советская группа потерь не понесла».


Напрасно маршал Антонеску орден «Звезда Румынии» израсходовал…


Поневоле возникает вопрос – что именно говорили немецкие штабисты, получая донесения румынских союзников об одержанных ими «победах», «сбитых» самолетах и награждениях «героев»? «Восхищались» безмерно, должно быть, «героическими» кавалерами ордена «Звезда Румынии».


Максим Кустов

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...