Версия для печати

Саперы в космосе

Олег Кононенко резал уже второй «Союз»
Песков Алексей

Выход Олега Кононенко и Сергея Прокопьева за пределы МКС называют беспрецедентным – мол, ничего подобного российским космонавтам ранее делать не приходилось. Однако это не так – десять лет назад, в июле 2008-го двоим членам экипажа МКС, возглавляемого Сергеем Волковым, пришлось выходить к «Союзу», причем задача перед космонавтами стояла куда более серьезная и опасная.

В те годы космонавтика существовала где-то в параллельной реальности – кто-то летал, об этом скупо сообщали, но кто сейчас на орбите и что там делает, никого, кроме специалистов, не интересовало. Потому и тот выход, который по всем статьям был не меньшей сенсацией, чем недавняя операция на «Союзе», остался практически незамеченным. Что роднит эти выходы? Оба были внеочередные, не предусмотренные рабочей программой МКС. И тогда, и сейчас некие элементы корабля, которым штатно положено сгореть в атмосфере, получили шанс возвращения на Землю. А самое главное – участником обеих спецопераций стал находящийся сейчас на орбите Олег Кононенко. О выходе десятилетней давности и о проблемах, с ним связанных, «Военно-промышленному курьеру» рассказал летчик-космонавт, Герой России Сергей Волков, командир корабля «Союз ТМА-12».

– Какая задача ставилась перед вами на тот выход?

– Когда до планового выхода за пределы станции с целью установки на модуль «Звезда» мишени для стыковки с новым блоком оставалось три дня, с нами на связь вышел руководитель полета Владимир Соловьев и сформулировал задачу на внеплановый выход. Необходимо было идти на корабль «Союз ТМА-12», на котором мы прилетели и должны были возвращаться домой, вскрыть обшивку в районе соединения спускаемого аппарата и приборно-агрегатного отсека, проверить электрические подключения пирозамков, обеспечивающих расстыковку отсеков перед посадкой, а также выкрутить из одного из замков пироболт и поместить его в специальный пенал для возвращения на Землю для исследования.

– В чем провинился пирозамок?

– На предыдущих двух спусках нештатная работа одного из пирозамков каждого корабля приводила к срыву спускаемого аппарата на баллистическую траекторию. Поэтому замок, который вызывал подозрения специалистов, мы раскрыли вручную. Точнее, учитывая его конструкцию, разобрали и он распался на две части у меня в руках. Потом мы установили «заплатку» – специальный экран на отверстие, прорезанное в экранно-вакуумной изоляции: нам еще оставалось летать пять с половиной месяцев и оставлять это место без защиты, как сейчас в случае с «Союзом МС-09», было нельзя.

– И получился полноценный ремонт…

– Нет, ремонт все-таки процесс, когда вместо чего-то вынутого что-то вставляется взамен. У нас было скорее «хирургическое вмешательство».

– Вы занимались одним конкретным замком № 5 из пяти, которые обеспечивают разделение. Почему подозрения пали именно на него?

– Как нам объяснили, инженеры РКК «Энергия», анализируя параметры баллистических спусков двух предыдущих кораблей, вычислили, какой именно замок не срабатывал. То есть мы оставили для автоматического срабатывания между спускаемым аппаратом и приборно-агрегатным отсеком четыре пирозамка, специалисты сочли такой вариант безопасным.

– И что показало исследование возвращенного вами пироболта, вы в курсе?

– Тот, который мы доставили, сработал. Но стоит отметить, что это произошло в земных условиях.

– Насколько опасной была работа, которую вы выполняли? В отчете значится, что третий член экипажа МКС – астронавт Грег Шамитофф все время вашего выхода провел в спускаемом аппарате «Союза», с которым вы возились снаружи.

– Риск, конечно, присутствовал. Пироболт, штатно срабатывающий от электрического импульса, теоретически мог взорваться и из-за статического электричества. А то, что Грегу пришлось провести все время нашего выхода в спускаемом аппарате, объясняется конфигурацией МКС, имевшейся на тот момент. У нас была отменена запланированная перестыковка со стыковочного отсека на ФГБ «Заря» – на Земле переживали, что если повторная стыковка пройдет неудачно и кораблю придется возвращаться на Землю, спуск и в третий раз окажется баллистическим. Наш корабль висел на стыковочном отсеке, из которого мы и выходили, и для третьего члена экипажа, случись что, не было пути к спасению – между ним и кораблем находился бы разгерметизированный стыковочный отсек. Чтобы подстраховаться и с этой стороны, перед выходом он переместился в спускаемый аппарат «Союза». Если по какой-то причине мы не смогли бы вернуться на станцию, то нам из стыковочного отсека пришлось бы переходить в бытовой отсек корабля, там снимать скафандры, а затем либо перестыковываться, либо вообще идти на посадку.

– А разве скафандр «Орлан» позволяет поместиться в бытовом отсеке? Он вроде под другие габариты рассчитывался…

– Мы же поместились. Специально под этот выход в бытовом отсеке мы демонтировали ряд устройств, чтобы увеличить свободный объем, а затем провели тренировку.

– Уникальность той операции, как я понимаю, еще и в том, что в отличие от работ, выполняемых в ходе плановых выходов, в этом случае у вас не было наземных тренировок…

– Всю последовательность операций отработали инженеры на Земле, нам прислали видео, по которому мы должны были действовать. Вообще подготовка была серьезная, посадка «Союза ТМА-11» по баллистической траектории состоялась в апреле, так что до непосредственных работ на корабле время было. На грузовом «Прогрессе» были доставлены специально изготовленный защитный экран с креплениями, а также необходимые для работы инструменты, в частности гаечные ключи, которые не входят в штатный набор инструментов на МКС. Я так же, как Сергей Прокопьев на выходе к кораблю «Союз МС-09», доставлял Олега Кононенко на конце телескопической стрелы в рабочую зону, потом присоединился к нему, двигаясь вдоль стрелы. Обшивку, как и в недавнем случае, тоже вскрывал он. С замком возился уже я.

– Олегу Кононенко несказанно «везет» – два случая в истории, когда требовалось в космосе провести работы на «Союзе», и в обоих он участвовал. Как считаете, опыт первого выхода ему помогал во втором случае?

– Любой выход в космос – это опыт, как и сам космический полет. Так что, конечно, тот опыт был полезен.

– Удивило, что космонавты используют достаточно опасный резак, хотя, наверное, одной рукой было бы удобнее пользоваться чем-то наподобие стропореза, заточенного крючка…

– Инструмент наподобие штатного стропореза есть в укладке, им я пользовался во время третьего выхода в космос, устанавливая мишени. И раз его не задействовали в том случае, значит, по каким-то причинам пользоваться им было нельзя.

– Страшно было перед тем выходом или какие-то другие эмоции были?

– Было интересно и очень хотелось успешно выполнить весьма непростую задачу. Нынешние скафандры для внекорабельной деятельности рассчитаны на 10 часов, наши позволяли пробыть в космосе только шесть. И то мы немного превысили регламент, выход длился 6 часов 13 минут.

– Можно сказать, что для себя старались? Все-таки баллистический спуск с орбиты, по отзывам его испытавших, штука не самая приятная.

– Это было неожиданностью для экипажей предыдущих экспедиций, мы уже морально были готовы к подобному. Конечно, баллистический спуск это тяжело, неприятно, особенно после полугодового пребывания в невесомости. Тем не менее главная эмоция была простой: раз задача поставлена, ее необходимо выполнить.

– Причину нештатной работы пирозамков в конце концов выяснили?

– Насколько я знаю, нет. Но ситуация разрешилась иначе – все три «Союза» 15, 16 и 17-й экспедиций, о которых идет речь, комплектовались пироболтами из одной партии. К следующим кораблями пришла другая партия, где чуть изменили конструкцию, сделав упор на повышение надежности. Как результат – в течение 10 лет подобных случаев больше не было.

Беседовал Алексей Песков

Опубликовано в выпуске № 49 (762) за 18 декабря 2018 года

Аватар пользователя Александр Тимченко
Александр Тимченко
23 декабря 2018
А на фото то кто? К чему портрет другого космонавта. Вообще то надо разбираться в теме о которой пишете!
Аватар пользователя Александр Тимченко
Александр Тимченко
23 декабря 2018
А на фото то кто? К чему портрет другого космонавта. Вообще то надо разбираться в теме о которой пишете!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц