Версия для печати

«Мертвая рука» возвращается

Россия готовит ответ на новый американский проект «звездных войн»
Галанин Юрий
Фото: google.com

С военной точки зрения противоспутниковое оружие – фактор, негативно влияющий на стратегическую стабильность, поскольку страна, которая первая развернет ПСО в космосе, сможет контролировать доступ противника на околоземные орбиты и затруднит использование основных космических систем (связи, навигации, разведки) по целевому назначению. Но все договоры, ранее сдерживавшие это, в последнее время рушатся на глазах. Как поступить России?

Следуя принятой в прошлом декабре «Стратегии национальной безопасности США», Вашингтон продолжает вести политику с позиции силы. На заседании Национального космического совета в Белом доме 18 июня 2018 года Дональд Трамп выступил с инициативой по созданию шестого вида ВС – космических сил (КС). Вышедшая итоговая директива закрепила нацеленность США на достижение превосходства в космосе.

Второе рождение СОИ

Стоит напомнить, что фактически КС начали формироваться в США еще в сентябре 1983 года. Просто к 2020-му они должны официально оформиться в отдельный вид войск.

Габариты грузового отсека челнока были выбраны исходя из возможности захвата советской орбитальной станции «Алмаз»

35 лет назад в телеобращении к стране 40-й президент Соединенных Штатов Рональд Рейган неожиданно даже для ближайшего окружения предложил создать систему, которая могла бы «перехватить и уничтожить стратегические баллистические ракеты прежде, чем они достигнут территории США или союзников». Так появилась широкая исследовательская программа, впоследствии названная «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ, Strategic Defense Initiative). Впоследствии с легкой руки сенатора Эдварда Кеннеди и журналистов СОИ стали называть в СМИ программой «звездных войн» – по аналогии с фильмом Джорджа Лукаса Star Wars (1976).

В программе СОИ речь шла о создании эшелонированной оборонительной системы ПРО с элементами космического базирования. Каждый эшелон предназначался для перехвата боеголовок на различных этапах полета. Начало действовать объединенное космическое командование вооруженных сил США со штаб-квартирой в Колорадо-Спрингс. В его ведение вошли все военные космические системы, уже развернутые на тот момент, включая аппараты разведки, а также управление военными полетами по программе «Космический челнок» (Space Shuttle).

Президентская директива № 119 положила начало широкомасштабным исследованиям по созданию ударно-космических вооружений как элементов ПРО: боевые лазеры и грайзеры, противоспутниковые системы (в том числе АSАТ), кинетические и пучковые средства поражения. По программе СОИ система ПРО должна включать 50 КА наблюдения и обнаружения, 100 КА с ударными комплексами космического базирования, представляющими разнообразные платформы на орбитах, носители оружия на новых технологических принципах. Но по ряду причин, прежде всего научно-технологических проблем, США не удалось реализовать эту программу. А в 1991 году распался СССР и надобность в ней тогда отпала. Работы над проектом СОИ были официально прекращены 13 мая 1993-го.

Однако сама идея появилась не на пустом месте – программа не была бы принята, если бы США не располагали к началу 80-х годов транспортным средством, способным обеспечить доставку на орбиту элементов системы ПРО космического базирования. Речь о кораблях многоразового использования Space Shuttle. Даже габариты грузового отсека челнока были выбраны исходя из возможности захвата и размещения для возвращения на Землю советской военной орбитальной станции типа «Алмаз». Кроме того, там могли разместиться до 30 ядерных управляемых боеголовок, а «Шаттл», сделав нырок с орбиты, был якобы способен сбросить их на Москву и Ленинград.

По мнению военных специалистов США, «Шаттлам» также вменялся ряд других важных задач, таких как:

  • доставка на орбиту космических аппаратов (КА) военного назначения и их регулярное техническое обслуживание на орбитах;
  • проведение инспекций, захват и увод с орбит КА противника;
  • уничтожение КА;
  • возвращение на землю неисправных КА;
  • дозаправка топливом КА;
  • проведение испытаний новых образцов оружия в космосе;
  • ведение оперативной разведки;
  • функции носителя ядерного оружия.

Однако у «Шаттлов» был один существенный недостаток – у них не было системы спасения экипажей.

Кроме того, инициатива СОИ вызрела на почве страха американцев перед ядерной катастрофой. К 1983 году администрация США столкнулась с сильнейшим антиядерным движением. В этих условиях трудно было рассчитывать на беспрепятственную реализацию программ новых наступательных вооружений. Заверения президента о том, что благодаря СОИ возможность ядерного нападения будет исключена, нашла отклик в душах многих американцев. Обыватели с удовлетворением восприняли рекламные ролики про СОИ, которая запросто защищает от вражеских ракет американский народ. Пропаганда сыграла роль, моральное оправдание нового витка гонки вооружений было достигнуто. А как отреагировал Советский Союз?

«Периметр» ответа

На программу СОИ США требовалось найти достойный ответ – и СССР смог это сделать. Так появилась стратегия контрмер, которая вошла в историю как «асимметричный ответ». Большую работу по формулированию концепции и стратегии такого ответа проделала группа ученых и специалистов во главе с вице-президентом АН СССР академиком Евгением Велиховым.

В единый комплекс были собраны средства и процедуры военно-стратегического, оперативного и тактического порядка, что давало возможность обеспечить достаточно мощный ответный удар возмездия даже при самых неблагоприятных условиях, которые сложились бы в результате массированных упреждающих ударов по Советскому Союзу.

«Мертвая рука» возвращается
Коллаж Андрея Седых

Утверждалось, что компоненты СОИ, размещенные в космосе, могут быть выведены из строя еще на неядерном этапе войны с помощью противоспутникового оружия, космических мин и других средств. Аналогично могли быть разрушены многие ключевые объекты ПРО наземного базирования.

Кроме того, планировалось задействовать систему «Периметр» (на Западе она известна как «Мертвая рука»). Предусматривался автоматический запуск всех уцелевших после упреждающего удара противника шахтных МБР в условиях нарушения централизованного боевого управления.

Стратегия «асимметричного ответа» политически сработала. Американская сторона не стала выходить из Договора по ПРО, финансирование «Стратегической оборонной инициативы» сократилось и в период работы первой администрации Билла Клинтона СОИ тихо изъяли из числа программ военного ведомства.

На разных орбитах

Исторически в деле освоения космоса Россия всегда опиралась на собственные силы, отечественная инженерная школа и конструкторская мысль были нацелены на перспективу. США же старались заимствовать все передовое извне. Не стала исключением и американская космическая программа, отцом которой был немецкий конструктор ракетно-космической техники Вернер фон Браун (1912–1977). Кроме того, в США нет ни одного университета, в котором бы не трудились русские профессора.

Однако надо признать, что современные достижения даже таких держав, как США и Россия, достаточно скромны. Россия остается лидером пилотируемых космических программ, а США – пример в изучении дальнего космоса посредством усовершенствования созданных в 70-х годах автоматических станций. Вместе с тем в современных условиях ведущим космическим державам все труднее мобилизовать огромные государственные ресурсы для амбициозных проектов. За всем этим скрываются глубокий кризис и проблемы отрасли, в том числе в США. НАСА не может самостоятельно доставить человека на МКС, не в состоянии выводить в космос без российских РД-180 ряд своих аппаратов и т. д.

Да, возможно США выйдут из Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967). Он определяет основные правовые рамки международного космического права, в том числе запрет на размещение ядерного оружия или любого другого ОМП на орбите Земли, установки его на Луне, иных небесных телах или на станции в космическом пространстве. Однако договор не запрещает размещать на орбитах обычные средства поражения. Чем ответит Россия на второе рождение «звездных войск» в США?

Противоспутниковое оружие (ПСО) – это комплекс, предназначенный для поражения и выведения из строя космических аппаратов разведки, навигации, связи и управления. По способу применения ПСО делится на три основных вида: ракеты-перехватчики (и спутники) космического, воздушного и наземного базирования. Вывод из строя орбитальных космических систем может значительно ослабить военный потенциал противника.

Имеются все основания полагать, что наработанные и апробированные технологии кинетического оружия в космосе уже не будут определять облик перспективного противоспутникового оружия будущего. Причина этого – высокий риск засорить околоземное пространство обломками КА и фрагментами РН, что сделает невозможной нормальную эксплуатацию КА независимо от их происхождения и назначения. Поэтому век кинетического ПСО, так же, как и век ядерного ПСО, по крайней мере для мирного времени, закончился. Но что из этого следует?

Победитель неизвестен

В последние годы США начинают теснить РФ в космической деятельности. На орбитах вокруг Земли трудятся около 500 американских КА и около 150 российских. В США эта деятельность осуществляется в соответствии с принятой 27 мая 2016 года «Комплексной политикой сдерживания противников в космосе». Проводимые исследования подтверждают, что Вашингтон готовится на деле перейти к освоению космического ТВД. Сегодня сбивать спутники способны три государства – Россия, Китай и США. Однако полноценной системы противоспутниковой обороны пока нет ни у кого.

Сегодня сбивать спутники способны три государства – Россия, Китай и США, однако полноценной системы пока нет ни у кого

В начале второго десятилетия XXI века появились новые виды космических технологий, которые не остались без внимания специалистов и, вероятно, найдут применение в ПСО нового поколения. С учетом современных тенденций развития ПСО будет представлять собой разнообразные орбитальные базы, носители групп микроспутников (малогабаритных КА массой до 100 кг).

Микроспутники, созданные на базе унифицированных платформ, смогут менять траекторию и орбиту, для чего оснащаются ионными и ядерными двигателями. По целевому назначению микроспутники должны обладать функциями инспекторов, перехватчиков и буксиров. Тактический сценарий применения ПСО – гибкая конфигурация стаи разнопрофильных малогабаритных КА (МКА), сформированных под решение различных боевых задач. Малогабаритные КА-инспектора производят разведку неизвестных КА, определяют их облик и назначение, осуществляют фиксацию технических параметров. КА-перехватчики могут быть носителями как лазерного, пучкового и другого оружия, так и средств радиоэлектронного подавления или ослепления бортовой аппаратуры. КА-буксиры с ядерной установкой могут долго находиться в космическом пространстве и будут способны уводить с орбит спутники военного назначения.

Особое распространение в последние годы получают аппараты двойного назначения, которые могут предназначаться для ремонта своих КА на орбитах, заправки их топливом, для связи и ретрансляции специальной информации, для уборки с орбит мусора и своих неисправных КА.

Ремонтопригодные в условиях космоса новые военные КА конструктивно должны представлять собой модульную структуру. Например: модуль 1 – приемопередающая аппаратура, 2 – командно-программная и телеметрическая, 3 – целевая нагрузка, 4 – энергетическая аппаратура, 5 – аппаратура бортового компьютера, 6 – обеспечивающая аппаратура. Сверху конструкцию накрывает модуль 7, антенно-фидерные устройства. Снизу конструкцию закрывает модуль 8, двигательные агрегаты. Ремонтный КА-монтажник доставляет к неисправному спутнику новый модуль аппаратуры и производит замену.

Не за горами время, когда любое серьезное наземное военное противодействие начнется с атаки на космические группировки противника. Поэтому при обостряющемся противостоянии большая ценность и важность для вооруженных сил государств космических аппаратов связи, навигации и разведки, их высокая уязвимость требуют незамедлительных мер надежной защиты от ПСО противника. Для защиты КА может быть определен следующий сценарий:

  • оснащение КА связи, навигации и разведки системой распознавания «свой-чужой», что обеспечит беспрепятственный доступ ремонтных КА;
  • КА связи, навигации и разведки должны быть оснащены системой активной защиты от возможного нападения ПСО. В роли защитников выступают маневрирующие малогабаритные КА-защитники (перехватчики), пристыкованные к военным КА;
  • при приближении чужого КА или выявлении факта воздействия на КА военного назначения тепловым, электромагнитным или другим способом следует доклад в ЦУП и включается система защиты от внешней угрозы;
  • по команде с ЦУП или от бортового компьютера один-два КА-перехватчика отделяются от КА военного назначения и, совершив маневр, атакуют носитель ПСО противника. Выполнив поставленную задачу, они возвращаются к КА военного назначения и стыкуются с ним.

Перспективные КА-защитники со временем начнут обладать искусственным интеллектом и работать в составе стаи, когда каждый микроспутник выполняет конкретную роль в составе проводимой операции и в то же время является частью общего разума.

Именно в космосе находится основное конкурентное преимущество любого государства, считающего себя сверхдержавой и претендующего на роль мирового лидера. ПСО в ближайшем будущем может стать серьезной угрозой для беззащитных космических систем на любых орбитах. Мы сегодня переживаем второй эпизод «звездных войн», и пока неясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Юрий Галанин,
кандидат педагогических наук, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 49 (762) за 18 декабря 2018 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц