Версия для печати

Навстречу «Тэпходону»

Американские противоракеты оказались менее эффективными, чем задумывались
Кетонов Сергей
Фото: raytheon.com

Система НПРО (Национальная противоракетная оборона) создавалась под предлогом защиты США и их союзников от атак «стран-изгоев». Подразумеваются Иран, КНДР, а с недавних пор и Россия. НПРО противоречила нашим интересам и в 1999 году, когда было принято решение о ее создании. А с 2006-го превратилась в «прямую и явную угрозу» после решения о размещении элементов системы в Восточной Европе.

Еще в 1955 году армейское руководство США изучало возможность развития и модернизации проекта зенитной ракеты MIM-14 Nike Hercules для придания ей новых возможностей. Имелся в виду перехват гиперзвуковых аэродинамических и баллистических целей. Проект первоначально назвали Nike 2, но 15 ноября 1956-го переименовали в Nike Zeus. Какое-то время он носил другие наименования – SAM-A-24, а также SAM-A-26. Из-за директивы DOD от 2 декабря 1956 года, которая ограничивала дальность полета армейских управляемых ракет двумястами милями (320 км), Nike Zeus не могла быть разработана как заатмосферная противоракета. Поэтому фирма Western Electric начала развивать версию ЗУР Nike Hercules с расширенными возможностями, разработанную для перехвата баллистических боеголовок в пределах атмосферы Земли. Проект назвали Nike Zeus A.

Nike с ядерной начинкой

Ракета Nike Zeus A была относительно прямым развитием ЗУР MIM-14 Nike Hercules, что давало возможность использовать то же наземное оборудование командной системы управления Nike Hercules и ее боевую часть. Первый успешный пуск двухступенчатой ракеты проведен в марте 1960 года. Однако еще в 1957-м ограничения дальности полета армейских ракет были отменены. Появилась возможность направить основные усилия на создание заатмосферной ракеты-перехватчика. Новый проект получил наименование Nike Zeus B. По сути это была новая ракета, с Nike Zeus A ее роднили только система управления полетом и первая разгонная ступень.

Чтобы надежно поразить МБР «Тополь-М» стоимостью 35 миллионов долларов, надо израсходовать противоракет на 300 миллионов, а если речь идет о МБР «Ярс», сумма возрастает вчетверо

Основную трудность в работе представляла третья ступень. В ней использован специальный РДТТ, обеспечивающий как продольную тягу, так и управление полетом ступени за пределами атмосферы по тангажу и рысканию. Сама третья ступень построена по схеме «утка», но управляется не за счет аэродинамических сил, а с помощью газодинамической системы. Ее сопла размещаются в корпусе вынесенных вперед рулей, которые отклоняются в нужном направлении для создания управляющих сил и моментов. При перехвате цели в пределах атмосферы третья ступень от второй не отделяется, а управление полетом осуществляется также с помощью аэродинамических сил, возникающих при отклонении тех же рулей.

Одним из основных достоинств примененной для управления полетом ракеты командной системы считается относительная простота и высокая надежность бортовой аппаратуры. Отсутствие самонаведения на противоракетах первого поколения обусловило применение в качестве боевой части ядерных зарядов. Сложилось и стало привычным представление об огромной разрушительной силе ЯО. На деле же в ходе тестовых пусков противоракет Nike Zeus по макетам боеголовок МБР с подрывом ядерного заряда W-50 мощностью 400 килотонн экспериментальным путем было установлено, что поражение головной части ударной волной происходит на высоте перехвата 80 километров – на расстоянии не более 300 метров, на 160 километрах – до 150 метров, а на пределе досягаемости 280 километров – не более 30 метров. Отсутствие на больших высотах условий для формирования мощной ударной волны фактически приравнивает ядерную боевую часть по эффективности к обычной осколочно-фугасной. Первый тестовый пуск трехступенчатой ракеты Nike Zeus B был проведен в сентябре 1961 года. В июле 1962-го противоракетой Nike Zeus B осуществлен первый перехват макета головной части МБР «Атлас». К концу 1963 года количество успешных перехватов баллистических мишеней превысило дюжину. Обозначение XLIM-49B присвоено ракете Nike Zeus B после окончания первой серии испытательных пусков в 1963-м. В мае того же года модернизированной Nike Zeus B осуществлен успешный перехват орбитального спутника. С июня 1963 по май 1966-го ракеты Nike Zeus B, оснащенные ядерными боеголовками, несли боевое дежурство на стартовом комплексе, размещенном на атолле Кваджалейн для возможного перехвата советских спутников.

Существовало по меньшей мере пять модификаций противоракет «Зевс», упомянутых в различных источниках: A, B, C, S и X2.

Со счетом один-один

18 сентября 1967 года между представителями Министерства обороны и двумя главными подрядчиками – Western Electric и McDonnell Douglas подписан контракт на разработку объектовой ПРО, получившей наименование Sentinel («Страж»). В основу проекта вошли разработки, полученные во время работ по проекту Nike Zeus. Усовершенствованная противоракета LIM-49A получила наименование Spartan. Изменения заключались в замене двух первых ступеней на более мощные, что привело к увеличению зоны поражения вдвое как по дальности, так и по высоте, и установке новой сверхмощной термоядерной головной части W-71 мощностью пять мегатонн. В 1969 году проект оброс новыми разработками – РЛС слежения за целью и наведения противоракеты MSR с фазированной антенной решеткой, а также противоракеты «второго эшелона» Sprint.

Навстречу «Тэпходону»

Трансформированную ОКР переименовали в Safeguard («Гарант»). Именно на этапе опытно-конструкторских работ над этим проектом в США и аналогичных опытов по созданию объектовой системы ПРО А-135 в СССР, которая должна была прикрывать Москву от одиночных и групповых ударов силами МБР, 26 мая 1972 года был заключен двухсторонний договор об ограничении систем противоракетной обороны. Его суть: развернуть по одной объектовой системе ПРО в пределах одного района. В СССР – это столица и окрестности, в США – база Стратегического авиационного командования Grand Forks, где дислоцировано авиакрыло (150 ПУ) МБР «Минитмен». Стороны также договорились не развертывать свыше ста пусковых установок противоракет и иметь не более ста противоракет на стартовых позициях.

Шприц на килотонну

В конце 50-х в среде разработчиков противоракетного оружия как у нас в стране, так и в США преобладало мнение, что перехват боеголовок МБР необходимо проводить на максимально возможной высоте, чтобы минимизировать эффект радиоактивного загрязнения атмосферы. Было также ясно, что противоракеты большой дальности типа Nike Zeus позволят увеличить лимит времени, чтобы расправиться с боеголовками, проскользнувшими мимо «первой линии» защиты. Исследования в начале 60-х показали, что проект сверхскоростной ракеты-перехватчика малой дальности технически осуществим. Исследовательские пуски по этой теме опытных Squirt («Шприц») проводились во второй половине 1962 года.

В марте 1963-го фирма Martin Marietta получила контракт на разработку противоракеты малой дальности Sprint (XLIM-99A). Первый тестовый пуск прототипа проведен на полигоне WSMR в ноябре 1965 года. Испытания продлились вплоть до 1970-го.

Ракета была оснащена термоядерным зарядным устройством W-66 мощностью одна килотонна – первой серийной «нейтронной» боеголовкой. Ее подрыв производился по команде с земли. Поражающим фактором в данном случае служит не столько ударная волна, сколько мощный поток нейтронов, образующийся при термоядерном взрыве, который не может привести к преждевременному взрыву заряда атакующей боеголовки, но выводит ее из строя.

В мае 1971 года Martin Marietta подписала контракт на модернизацию ракеты. Этот вариант, названный Sprint 2, должен был получить усовершенствованную систему наведения. Но работы не удалось довести даже до летных испытаний. В середине 70-х все проекты по противоракетным темам в США были закрыты как бесперспективные.

Заатмосферный убийца

Противоракета GBI (Ground Based Interceptor), появившаяся в 2002-м, составляет основу современной американской ПРО (National Missile Defense – NMD). За основу взята старая РН «Пегас» воздушного старта, созданная еще в 1988 году по заказу NASA. Ракета длиной 15,5 метра представляет собой сборку трех твердотопливных ступеней, из которых две нижние имеют диаметр 1,27 метра, третья – 0,96 метра. Ракета GBI осуществляет вывод самонаводящейся ступени EKV (Exzoatmospheric Kill Vehicle – заатмосферный перехватчик) в космическое пространство, где возможны захват заданной цели и ее поражение прямым попаданием. EKV – кинетическая боеголовка, которая способна уничтожать вражеские цели прямым воздействием, поэтому взрывчатка не нужна. Для корректировки курса используются четыре подруливающих устройства.

Боеголовка длиной 1,4 метра имеет диаметр 60 сантиметров и весит около 64 килограммов. В заключительной фазе скорость достигает около 10 километров в секунду (36 тыс. км/ч). Аппарат должен самостоятельно отличать истинные цели от ложных и наводиться с точностью, достаточной для лобового столкновения с объектом при встречных скоростях до 32 тысяч миль в час (50 тыс. км/ч). Система имеет расчетную вероятность поражения первым выстрелом порядка 56 процентов. Общая вероятность перехвата одной цели – 97 процентов при запуске четырех GBI. Однако эта цифра может быть завышенной, поскольку большинство тестовых пусков проводилось в идеальных условиях. Всего в ходе программы испытаний за период с 24 июня 1997-го по 30 мая 2017-го проведено 26 пусков противоракет. В первых двух тестировались системы управления ракеты, следующие 24 были стрельбой по реальным целям (мишеням). Но только 14 из них признаны успешными, в 10 случаях наблюдался промах. Американские военные предлагают увеличить количество перехватчиков, чтобы это компенсировать, хотя по-прежнему остаются вопросы о базовой эффективности системы. Каждый перехватчик стоит около 75 миллионов долларов. При этом ориентировочная стоимость одной МБР «Тополь-М», самой простой в арсенале РВСН, по оценке американских экспертов, составляет порядка 35 миллионов долларов. Чтобы надежно поразить эту МБР, надо израсходовать 300 миллионов, а если речь идет о МБР «Ярс», сумма возрастает вчетверо.

Первой базой для размещения противоракет GBI был выбран Форт Грили на Аляске, в 100 милях к юго-востоку от города Фэрбанкс. Место выбрали исходя из соображений наибольшей вероятности ракетного нападения – именно на этом направлении северокорейские ракеты «Тэпходон-2» (Taepodong-2), принятые на вооружение в 2000-х, потенциально могли поразить Аляску. С 2005 по 2013 год на Аляске были развернуты сначала 13, а затем 26 GBI в шахтных пусковых установках.

В 2005-м в связи с быстрым развитием ракетных технологий КНДР было принято решение разместить дополнительные перехватчики на базе «Вандерберг» в Калифорнии. К 2013 году четыре GBI были установлены в шахтах, оставшихся от снятых с вооружения МБР «Минитмен». Общее число противоракет в Калифорнии предполагается довести до 14 единиц.

Глобальные уши

Основа информационного обеспечения системы, осуществляющей дальнее обнаружение и отслеживание угрожающих территории США космических объектов, – три стационарных радара системы PAVE PAWS. Расположенные на важнейших стратегических направлениях, они отвечают за непрерывный контроль пространства с перемещающимися в нем объектами и вторичное предупреждение о ракетном нападении на подступах к Северной Америке.

Каждый радарный комплекс представляет собой пирамидальное бетонное сооружение с двумя или тремя установленными на нем неподвижными фазированными антеннами. Угол обзора РЛС – порядка 240 градусов по горизонтали, от 3 до 85 – по вертикали. Секторы обзора станций пересекаются на флангах и обращены вовне континентальной территории США. Радиус действия радаров составляет порядка двух тысяч километров, что позволяет им эффективно отслеживать приближающиеся цели в космическом пространстве. Но несмотря на широкие возможности PAVE PAWS, у этих РЛС есть существенный недостаток. Их радиус действия не позволяет обнаруживать и сопровождать ракеты на ранних участках траектории и, таким образом, не дает в полной мере реализовать оборонительный потенциал системы GBMD, технически способной поражать цели в космическом пространстве над любой точкой Земли. Чтобы решить проблему, в Агентстве противоракетной обороны США принято решение развернуть дополнительные радиолокационные средства дальнего обнаружения, более современные и совершенные. В августе 2003 года расконсервирована закрытая в 1996-м военно-морская база на алеутском острове Адак для поддержки ключевого элемента создаваемой системы ПРО – плавучей РЛС SBX. Две новейшие мобильные РЛС AN/TPY-2 с АФАР, работающие на частоте 8,55–10 ГГц X-диапазона и с дальностью обнаружения малоразмерных и высокоскоростных целей, развернуты в Японии и на Аляске. Их дополняет получивший у военных прозвище «Большая тарелка» стационарный радар AN-FPS-129 HAVE STARE X-диапазона, расположенный на базе ВВС «Ванденберг». Теперь под контролем GBMD находится воздушное и космическое пространство не только Арктической зоны, но и всего Тихоокеанского региона и северной Атлантики.

Опубликовано в выпуске № 49 (762) за 18 декабря 2018 года

Аватар пользователя Гоша Смирнов
Гоша Смирнов
25 декабря 2018
У пиндосов столько бабла, что им пофиг!Любой стране будет пофиг, если тупо клепать мировую резервную валюту
Аватар пользователя Гоша Смирнов
Гоша Смирнов
25 декабря 2018
У пиндосов столько бабла, что им пофиг!Любой стране будет пофиг, если тупо клепать мировую резервную валюту
Аватар пользователя Гоша Смирнов
Гоша Смирнов
25 декабря 2018
У пиндосов столько бабла, что им пофиг!Любой стране будет пофиг, если тупо клепать мировую резервную валюту
Аватар пользователя Гоша Смирнов
Гоша Смирнов
25 декабря 2018
У пиндосов столько бабла, что им пофиг!Любой стране будет пофиг, если тупо клепать мировую резервную валюту

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц