Версия для печати

Турецкий марш за Евфрат

Коммандос готовятся воевать с курдскими формированиями
Иванов Павел
Фото: riafan.ru

Одной из главных новостей прошлой недели стало заявление Реджепа Эрдогана о планирующейся операции в Рожаве. Это самопровозглашенное государство на севере Сирии, также известное как Сирийский Курдистан, находится под контролем Демократического союза. Столица – Эль-Камышли, а один из самых крупных городов – Манбидж. Последний активно используется американскими силами специальных операций для действий на территории Сирии. Туркам предстоит много думать и много воевать.

Формально турецкая операция не будет направлена против самопровозглашенного государства. Цель Анкары – отряды Рабочей партии Курдистана, осуществляющие транзит оружия и боевиков с подконтрольной территории Сирии в Турцию. Если не прекратить эти поставки, то справиться с курдским сопротивлением на своей территории турецким силовикам не удастся.

В этом году Анкара уже провела успешную операцию «Оливковая ветвь» на территории Сирии, в ходе которой удалось разгромить курдские отряды на территории еще одного самопровозглашенного территориального образования – Африна. Несмотря на упорное сопротивление, протурецкие вооруженные формирования Сирийской свободной армии при поддержке бронетехники и авиации справились с противником достаточно быстро.

Но в случае с Рожавой ситуация выглядит не столь оптимистично. У вооруженных формирований «Демократического союза» богатый боевой опыт. Именно они стали главной силой американской коалиции во время штурма столицы ИГ – Ракки. Несколько лет с отрядами «Демократического союза» работали не только американские, но и французские, английские, даже датские специалисты. Курдские боевики получили самое современное вооружение.

За оборону Рожавы

Как ни удивительно звучит, главное военное преимущество Рожавы – ее огромная территория. Квазигосударство занимает площадь в несколько тысяч квадратных километров на севере, северо-востоке и востоке Сирии, от основной территории страны ее отделяет Евфрат. Рожава граничит с Турцией на севере и Ираком на востоке.

Если курдские боевики оттянутся в глубь Рожавы, у Анкары возникнут серьезные проблемы

Для сравнения: недавно зачищенный Турцией Африн не составляет даже десятой части Рожавы. Поэтому курдские отряды имеют возможность размещать свои базы, учебные лагеря и склады достаточно далеко от границы. Поскольку север Сирии отнюдь не урбанизированная местность, у протурецких формирований будет достаточно места для маневра.

Но как уже сказано, курдские отряды получили хорошую подготовку, имеют богатый боевой опыт. Утверждается, что только «Демократический союз» без учета вооруженных групп небольших курдских партий насчитывает более 10 тысяч боевиков.

Так что формально военные силы Рожавы выглядят достаточно внушительно. Однако есть одно но. Как показывает опыт операции в Африне, а также зачистки Иракского Курдистана, численность отрядов, как правило, оказывается сильно завышенной, что делается местными функционерами специально для того, чтобы получать больше финансирования и вооружения.

Также надо учитывать, что значительные курдские силы находятся под контролем США в районе Дейр эз-Зора. С одной стороны, они сдерживают правительственные силы, а с другой – продолжают бороться с остатками запрещенного ИГ. Считается, что наиболее боеспособные и хорошо вооруженные силы курдов сконцентрированы именно на юге.

Отряды «Демократического союза» весьма насыщены противотанковыми средствами. Речь не только об американских ПТУР TOW-2, но и о европейских Milan, а также гранатометах PаnzerFaust и РПГ-7. При подготовке курдских формирований западные эксперты в первую очередь делали ставку на борьбу с бронетехникой. Понятно, что у ИГ не так много танков, БТР и САУ. Так что противотанковая подготовка была направлена на возможное противостояние правительственным сирийским силам, а также турецким военным.

Ятаган Анкары

Судя по имеющимся сведениям, как и в случае с операциями «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», основной ударной силой турецкого вторжения станут отряды Сирийской свободной армии. Сейчас Анкара может привлечь до двух тысяч боевиков ССА. Она тщательно следит за своими подопечными и не допускает завышения численности отрядов. В отличие от США у Турции не так много денег и прочих ресурсов, которые можно выделить на поддержку своих прокси-сил.

Отряды Сирийской свободной армии вооружены преимущественно легким стрелковым оружием и РПГ, в бою выполняют роль легкой пехоты. Огневую поддержку и тяжелую бронетехнику традиционно выделят вооруженные силы Турции. Командированные Анкарой спецназовцы выступят военными советниками. За последние два года схема взаимодействия ССА и турецких военных выстроена и отлажена.

Турецкий марш за Евфрат
Фото: riafan.ru

Но в отличие от «Щита Евфрата» и «Оливковой ветви» сейчас Минобороны Турции приложило максимальные усилия, чтобы закрыть информацию о сосредоточении сил и средств. Нет фотографий и видеозаписей с переброской бронетехники к сирийской границе, нет комментариев от Минобороны страны. Соответственно нет точного представления о том, какие силы готова бросить против Рожавы Анкара.

Между тем в социальных сетях появилась информация, что на границе развернуты подразделения нескольких турецких бригад коммандос. Часто их ошибочно называют спецназовцами. На самом деле это скорее воздушно-десантные войска. Коммандос обучены осуществлять рейды малыми силами, организовывать засады, вести штурмовые действия.

Турция уже по сути начала операцию. Появились сообщения, что коммандос провели несколько рейдов. Активно работают и турецкие ВВС. Как заявило Минобороны страны, уничтожены до 40 боевиков Рабочей партии Курдистана, а выведено из строя несколько объектов инфраструктуры.

Два турецких варианта

Пока конфигурация турецкой операции не вполне понятна. Видятся два варианта развития событий. Первый – провести операцию, аналогичную «Оливковой ветви», то есть пройти с боями и взять под контроль территорию, уничтожив как можно больше курдских боевиков. Второй – очистить трансграничную зону, сформировать буфер безопасности и перекрыть маршруты движения РПК.

Первый вариант для Турции фактически нереализуем, поскольку Рожава – слишком обширный регион, занимающий примерно треть территории Сирии. То есть речь уже идет о полномасштабном вторжении. Да, у Дамаска нет возможности помешать Анкаре, но есть еще Москва и Тегеран, ссориться с которыми Реджеп Эрдоган не будет.

Но предположим, что Турция все-таки решилась на такое вторжение. Тем более что реальные силы курдов не столь уж велики. В этой ситуации турецким военным надо будет нанести основное поражение противнику еще в приграничных боях. Если боевики оттянутся в глубь Рожавы, у Анкары возникнут серьезные проблемы: курды смогут наносить удары по турецким колоннам снабжения и двигающимся отрядам «зеленой пехоты». Также они смогут изолировать уже захваченные протурецкими силами населенные пункты. Чтобы избежать подобного, потребуется серьезно нарастить число турецких частей и подразделений, участвующих в операции.

Нельзя забывать, что в глубине Рожавы находятся базовые районы американских сил специальных операций, обеспечивающие действия на юго-востоке Сирии, в том числе и в Дейр-эз-Зоре. Даже с учетом охлаждения отношений Вашингтона и Анкары Реджеп Эрдоган вряд ли пойдет на то, чтобы дойти до этих объектов.

Поэтому более реалистичен второй вариант. Тем более что турецкое военно-политическое руководство заявляет: бороться в Сирии собирается исключительно с подразделениями РПК. Поэтому первый удар придется по территории на восточном берегу реки Евфрат. В частности, протурецкие силы могут занять город Кобани. Следующая возможная точка приложения усилий – район Телль-эль-Ябдд.

Скорее всего для руководства курдских формирований турецкие планы не секрет. Поэтому именно в Кобани и Телль-эль-Ябдде сейчас идет строительство полевых укреплений. И если южнее протурецкие формирования смогли бы действовать на открытой местности, то в этих районах им придется сложно. Местность в Кобани и Телль-эль-Ябдде холмистая, изрезанная, здесь достаточно много лесных массивов, а также населенных пунктов, образующих целые агломерации. Именно благодаря этому боевики РПК и используют эти районы для своих тайных маршрутов.

Фактически турецких военных и силы ССА ждет повторение Африна. Только в случае с Рожавой прижать курдов «к стенке» не получится. У их формирований за спиной будут сотни километров местности, что позволит им выходить из боя, перегруппировываться и контратаковать.

Скорее всего сложная местность в районе операции и заставила Анкару сделать ставку не на тяжелую бронетехнику, а на отряды коммандос. Они будут поддерживать «зеленую пехоту», проводить штурмовые действия. Совсем без бронетехники турецкие военные не обойдутся, но по сравнению со «Щитом Евфрата» и «Оливковой ветвью» участие танков и мотопехотных подразделений будет минимально. В пользу Турции играет тот факт, что Кобани и Телль-эль-Ябдд находятся в зоне действия артиллерии, действующей с приграничной территории.

Но главная проблема для турецкой стороны – что делать после создания буферной зоны? Курдские формирования в отличие от Африна не будут разбиты, они попросту отступят. А это даст им возможность постоянно тревожить буферную зону, проводя там рейды и нападения. Скорее всего Анкара не решится оставить здесь своих военных. Поэтому защищать «буфер» будут протурецкие отряды Свободной сирийской армии.

В то же время отряды РПК будут лишены важных маршрутов снабжения своих боевиков. Фактически Анкара повторит советский опыт. В ходе войны в Афганистане для обеспечения защиты территории СССР в ДРА были введены пограничные войска, взявшие под контроль местность вдоль советско-афганской границы.

С военной точки зрения операция в Рожаве станет серьезным испытанием для турецкой армии. Опыт штурма и очистки населенных пунктов и укрепленных позиций Анкара уже имеет. Но сейчас придется учиться удерживать буферные зоны, противодействовать нападениям и блокировать трафик оружия.

Опубликовано в выпуске № 49 (762) за 18 декабря 2018 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц