Версия для печати

Договорняк ценой в орден Ленина

Почему Тарасова не пустили в Канаду на Суперсерию
Балиев Алексей
Фото: proza.ru

Отклик на статью «10 декабря/Создатель «Красной машины»

Роль Анатолия Владимировича Тарасова в созидании советского хоккея и его выдвижении на мировое лидерство трудно переоценить. Но политиканские игры руководства СССР наглядно проявились в судьбе великого тренера. Их жертвами стали как Тарасов с Чернышевым, так и многие наши сборники, выпестованные этим тандемом.

По рассказам Нины Григорьевны Тарасовой (1918–2010), «на сборную в конце Олимпиады в Саппоро надавило высшее руководство, чтобы мы в последнем матче сыграли с чехами вничью, не отвечали им на грубости». Напомним: хоккеисты из «братской страны» замахивались даже на наших вратарей, чего не позволяли себе канадцы в Суперсерии-72.

Требование насчет чехословаков выдвигалось с 1968-го, но сборная не подчинилась, и Тарасов с Чернышевым вскоре попали в опалу. «Анатолию, – вспоминала Нина Григорьевна, – не стали даже вручать орден Ленина за победу на Олимпиаде в Саппоро». Указ о награждении отозвали.

Фирсов заявил куратору из ЦК: «Ввести войска в ЧССР не побоялись, а теперь хамство чехословакам позволяем? Мы играем в хоккей или в политику?»

Тренеров отстранили от сборной именно в канун Суперсерии-72. Их заменили более «политически грамотными» Всеволодом Бобровым и Борисом Кулагиным. Первый в пику Тарасову и Чернышеву «сразу отчислил из сборной выдающихся хоккеистов – армейца Анатолия Фирсова и динамовца Виталия Давыдова. А ведь оба они были трехкратными олимпийскими чемпионами, одними из лучших в команде…»

Фирсов, по свидетельствам одноклубников, как-то заявил куратору из ЦК партии: «Ввести войска в ЧССР не побоялись, а теперь хамство чехословакам позволяем? Мы играем в хоккей или в политику?».

Для североамериканских СМИ отсутствие Фирсова среди тех, кто отправился в Канаду на Суперсерию, стало «сенсационным». «Доброжелатели», – рассказывал Анатолий Васильевич, – нашептали Боброву: дескать, Фирсов, любимчик Тарасова, будет мешать новому главному тренеру, станет мутить воду в команде. Но мы всегда костьми ложились в играх за сборную, бились до последнего. Честь страны была для нас превыше всего». Но вероятно, этого на Старой площади не требовали в матчах против ЧССР после 1968 года да и в московском раунде с Канадой, проигранном нашим гостям.

Прессе Бобров так объяснил отсутствие Фирсова и Давыдова: «Они не успели полностью восстановиться после травм (которых не было.А. Б.). Верю, что к московской серии они будут в хорошем состоянии и примут в ней участие». Все это было блефом.

Чехи со словаками с осени 1968 года массово скандировали на матчах с СССР: «Вы нас танками – мы вас шайбами», «Вы нас пушками – мы вас клюшками», «Бей казачков» и т. п. («Как Куба защищала Чехословакию»). А советским хоккеистам, повторим, в ЦК КПСС приказывали не отвечать на вопиющие грубости и не стремиться к победам над сборной ЧССР. Подчиняться партийным кураторам отказались многие асы советского хоккея. Это не только тренеры Анатолий Тарасов и Аркадий Чернышев, но и хоккеисты Михайлов (капитан ЦСКА и сборной), Фирсов, Петров, Гусев, Мишаков, Викулов, Давыдов, Рагулин, Коноваленко, Юрий Блинов, Виктор Якушев, Козин, Мишин, Цыплаков. В наказание их поэтапно отдаляли от сборной, а принуждение Фирсова к переходу «на тренерскую» работу, то есть его проводы из большого спорта, демонстративно устроили в Праге в 1973 году...

В одной из игр с чехословаками – уже после отставки великого тренерского тандема – защитник Александр Гусев (ЦСКА), освоивший, по оценке Тарасова, все профессии в хоккее, не сдержался и отправил соперника в ответ на его грубости, в том числе против Третьяка, на больничную койку. Гусева удалили до конца матча, который был нами проигран.

В той сборной уже не было ни Фирсова, ни Блинова, ни Мишакова, ни Викулова, других выдающихся игроков, редко появлялся на площадке Петров. То есть великолепная пятерка, выпестованная Тарасовым и Чернышевым – Михайлов, Петров, Харламов, Гусев, Лутченко, была почти разрушена.

Что до политиканства в матчах Суперсерии, глава канадской команды и делегации Роберт Алан Иглсон (Robert Alan Eagleson) впоследствии упоминал о встрече с представителем ЦК КПСС в ходе последнего московского матча, предложившем Канаде по политическим соображениям ничейный результат всей серии. Наверняка такой разговор был и с руководством советской сборной. Хотя канадскую серию, напомним, выиграла сборная СССР.

Вряд ли такие «переговоры» могли быть с Тарасовым – Чернышевым. А Иглсон дал команду резко усилить прессинг на советских во втором-третьем периодах последнего матча, который канадцы выиграли. А с ним и всю Суперсерию.

Заголовок газетной версии – «Хоккей на Старой площади».

Опубликовано в выпуске № 50 (763) за 25 декабря 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...