Версия для печати

Африканская Украина

Военная база СССР в Бербере может довести до импичмента
Сатановский Евгений
Фото: allpravda.info

Обострение внутренней ситуации в Сомали, отмечаемое экспертами-африканистами в последнее время, пока не перешло в силовую фазу, оставаясь в политическом русле. Сколько оно продлится и к чему приведет, сказать трудно, так как причины происходящего в этой стране не столько внутренние, сколько результат конкуренции тех ведущих региональных игроков, которые имеют на Африканском Роге собственные интересы – пересекающиеся, а иногда и прямо противоположные.

Характерно, что основные действующие лица представляют, помимо собственно сомалийского руководства и лидеров соседних Эритреи и Эфиопии, конкурирующие региональные альянсы.

Популярная в отечественной практике с советских времен идея о ведущей роли «великих держав» в текущую эпоху не выдерживает критики. И дело не в том, что «Большая игра» с распадом СССР закончилась. Она продолжается, хотя главные игроки сменились при неожиданном для противников России возвращении нашей страны в их число. Однако все большую активность проявляют акторы второго плана, в зонах своих непосредственных интересов намного более деятельные и влиятельные, чем неповоротливые и не слишком разбирающиеся в текущей ситуации политические гранды.

Время импичмента

9 декабря спикер парламента Сомали принял предложение об импичменте в отношении президента Мухаммеда Абдуллахи Мохамеда (Формаджо). Инициативу выдвинули два десятка оппозиционных законодателей. Основанием стало обвинение президента Сомали в подписании «секретных соглашений» с Эфиопией и Эритреей о доступе к портам и сотрудничестве в области экономики и безопасности. Американские эксперты затрудняются определить причины этой инициативы. Среди возможных факторов называются «глубокие преобразования в сфере безопасности, дипломатической и экономической системах, политическая нестабильность, вмешательство извне, а также внутреннее соперничество кланов».

В основе борьбы в Сомали лежат не только межплеменные интересы и противоречия, но и деньги зарубежных спонсоров

Помимо прочего, эксперты указывают на то, что ОАЭ сотрудничают с частью сомалийских парламентариев ради подрыва позиций центрального правительства в Могадишо. Причина – отказ Формаджо признать законной продажу полугосударственным анклавом Сомалилендом бывшей военной базы СССР в Бербере ОАЭ, поскольку Могадишо обеспокоен тем, что Сомалиленд укрепляет независимость от федерального правительства. Очевидно, что Абу-Даби провел кампанию подкупа сомалийских парламентариев для инициирования ими вотума недоверия премьеру Хасану Али Хайре.

Однако его позиции остаются прочными настолько, что он начал подготовку к президентским выборам 2020 года, на которых через национальную независимую избирательную комиссию надеется ввести систему голосования: один человек, один голос, что резко повысит его собственные шансы с учетом принадлежности к влиятельному клану. При этом, несмотря на то, что премьер имеет поддержку Катара, его шансы стать президентом сомнительны. В 2016-м независимые эксперты ООН расследовали его предполагаемые связи с исламистской группировкой «Аш-Шабаб», и некоторые связанные с этим вопросы остаются нерешенными до сих пор. Посвященная этой теме конфиденциальная записка от 10 сентября на имя Генерального секретаря ООН состоит из одиннадцати пунктов. В них утверждается, что сомалийское национальное агентство разведки и безопасности (NISА) перешло под контроль групп лиц, имеющих связи с «Аш-Шабаб».

Внутри страны Хасан Али Хайре является центральной фигурой в конфронтации между правительством и полугосударственными анклавами, в том числе Сомалилендом. При этом он регулярно отказывается от организации посредничества третьей стороны в этом кризисе.

В основе борьбы в парламенте Сомали лежат не только межплеменные интересы и противоречия, но и деньги зарубежных спонсоров, которые они выделяют, преследуя свои цели в конкурентной борьбе на Африканском Роге. В данном случае речь идет о борьбе за влияние между альянсами Катара – Турции и КСА – ОАЭ – АРЕ. Атака на Формаджо – предупреждение со стороны прокатарского лобби, которое замыкается на премьер-министра Сомали.

Доха активизировала усилия по минимизации влияния ОАЭ в Сомали, дискредитации сделки по Бербере и реинтеграции Сомалиленда в орбиту политического и экономического влияния Могадишо. Он не только наращивает инвестиции в Сомали, но и предпринимает попытки распространить влияние на аппарат безопасности государства. Могадишо стал линией фронта в борьбе за власть, которую Катар ведет против ОАЭ и КСА. 24 сентября в Нью-Йорке эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани вновь заявил о своих обязательствах по поддержке инвестиционных проектов в Сомали, которые он сделал в мае. Причиной стало то, что сомалийский президент Формаджо начал сближать свою политическую позицию с позицией Аддис-Абебы и Асмэры (Эритрея), которые находятся в дружеских отношениях с Абу-Даби и Эр-Риядом.

Процесс начался в июле, когда по инициативе Каира, Эр-Рияда и Абу-Даби сомалийский президент Фармаджо принял приглашение коллеги из Эритреи Исайяса Афеворки, чей международный авторитет возрос благодаря сотрудничеству с государствами – членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). В завершение визита в Асмэру 28–30 июля Формаджо выступил с заявлением, в котором подчеркнул прогресс в деле восстановления «братских связей». Таким образом он сигнализировал, что готов согласовывать политическую позицию с Аддис-Абебой и Асмэрой, продемонстрировав готовность пойти навстречу посредническим усилиям наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида аль-Нахайяна и главы египетского мухабарата генерала Аббаса Камеля по налаживанию таких отношений.

Заодно Формаджо решил продемонстрировать, что разочарован результатами контактов с осью Анкара – Доха и ожидает экономических и финансовых выгод, аналогичных тем, которые Абу-Даби пообещал Аддис-Абебе за сближение с Асмэрой. Это, как и контакты президента Сомали с Аддис-Абебой и Асмэрой в ноябре, встревожило Доху и вынудило ее инспирировать инициативу об импичменте Формаджо в сомалийском парламенте. Что ясно характеризует суть демократических процессов и парламентаризма как такового как в Сомали, так и в Африке в целом, а также инструментарий воздействия на местную ситуацию со стороны внешних игроков, в том числе региональных.

Катарская колонна

Основа нынешней активизации борьбы в руководстве страны – возможное военное присутствие Эфиопии в Сомали на постоянной основе после вывода контингента АМИСОМ в 2021 году. АМИСОМ (Миссия Африканского союза в Сомали) планирует покинуть Сомали к этому сроку с передачей всех полномочий в сфере безопасности Сомалийской национальной армии (СНС). Первые офицеры, подготовленные союзницей Катара, Турцией, на базе в Могадишо, закончили обучение в августе, в то время как подготовка кадров для сомалийской армии американцами, британцами и египтянами демонстрирует откровенный застой и явное сокращение усилий. При этом катарцы и турки взяли курс на установление монопольного влияния не только на сомалийскую армию, но и на аппарат безопасности.

Чтобы продемонстрировать успехи правительства в борьбе с террором, люди из NISA заплатили боевикам 1,8 миллиона долларов

2 сентября премьер Хасан Али Хайре и министр внутренних дел Ауди Фарах направили президенту Формаджо письмо, в котором предложили передать все техническое оборудование главной спецслужбы Сомали NISA и ее 1728 сотрудников в распоряжение МВД, прямой прокатарской креатуры в лице Фараха. Ближайшим помощником последнего является бывший заместитель директора NISA, ныне журналист катарской «Аль-Джазиры» (что позволяет официально платить ему) Фахад Ясин Хаджи Дахир, который долгое время был членом ваххабитского движения «Аль-Иттихад аль-Исламия», тесно связанного с «Аш-Шабаб». Именно Дахир сейчас основной связник между Катаром, МВД Сомали и исламистами «Аш-Шабаб». Одновременно Катар начал финансировать подготовку сотрудников NISA суданцами. Для обсуждения этой темы глава Национальной службы разведки и безопасности Судана генерал Салах Абдалла Мухаммед Салех (Салах Гош) в конце августа совершил поездку в Могадишо для встречи со своим сомалийским коллегой Хусейном Османом Хусейном и Дахиром.

Вернувшись к консультациям Формаджо с Афервоки и эфиопским премьером Абеем Ахмедом Али 12 ноября в Бахр-Дар, напомним, эфиопский премьер предложил Формаджо создание военной базы в Сомали. Тот согласился. Потенциальное место для такой базы – город Мерка. В обмен Формаджо просил государственное эфиопское предприятие морских перевозок и логистических услуг отказаться в пользу Могадишо от своей 19-процентной доли в компании, управляющей портом Бербера в Сомалиленде, в которой государственная эмиратская компании «ДП Уорлд» имеет контрольный пакет акций. Абий Ахмед Али отклонил предложение Формаджо, но то, что спустя почти месяц после этого прокатарские депутаты в сомалийском парламенте начали кампанию по запугиванию того возможностью импичмента, свидетельствует: идея вновь на повестке дня.

Катар организовал давление на президента Сомали не только грамотно, но и достаточно обстоятельно. Помимо инициативы об импичменте, у них есть в запасе еще один козырь. 28 ноября заместитель спикера парламента Сомали Абдивели Ибрагим Мудей распустил парламентскую финансовую комиссию. Это решение было вызвано разногласиями среди членов комиссии после доклада дела о коррупции и хищении государственных средств Министерством финансов. Из почти 50 миллионов долларов прямой бюджетной помощи, предоставленной Саудовской Аравией, около 20 миллионов исчезли, причем данные о соответствующих тратах в государственном бюджете или документах Министерства финансов отсутствуют.

24 ноября министр финансов Абдирахман Дуале Бейле выступал перед депутатами и отклонил все обвинения, выдвинутые против его министерства. По его словам, выводы финансовой комиссии являются политически мотивированной ложью. При этом Абдивели Ибрагим Мудей согласился с выводами комиссии, хотя считает, что депутаты не справились со своими обязанностями из-за разногласий. Но остается финансовая дыра в 20 миллионов долларов, что соответствует восьми процентам годового бюджета Сомали (247 млн долл. в 2018 году). Пока уголовных дел в этой связи не возбуждено. Однако есть данные, свидетельствующие, что эта сумма поступила на счета в зарубежных банках, которые открыты на родственников или доверенных лиц Формаджо, это объясняет его сближение с просаудовской Аддис-Абебой и проэмиратской Асмэрой.

Пока эту ситуацию Доха решила «подвесить», что не гарантирует отказа от возобновления полноценного расследования в ближайшем будущем, если Формаджо продолжит налаживать отношения с КСА и ОАЭ. В этой связи он по понятным причинам решил смягчить позицию. Стало известно, что бывший представитель ООН при Африканском союзе, эритрейский дипломат Хайле Менкериос, не смог встретиться в конце ноября с сомалийским президентом или посетить Сомали. Он намеревался предложить свои услуги в процессе организации посредничества между сомалийским правительством и исламистским фундаменталистским движением «Аш-Шабаб», однако это вызвало недовольство сомалийских властей.

Хотя президент Эритреи Афеворки и Хайле Менкериос в свое время сражались против Эфиопии во время освободительной войны, а после провозглашения независимости Эритреи Менкериос стал первым послом своей страны в Аддис-Абебе, а затем в Нью-Йорке, они в конечном итоге с Афеворки поссорились. Сейчас Менкериос – персона нон грата в Эритрее и находится в изгнании. Он больше не является послом, но продолжает жить в Аддис-Абебе. По версии американцев, сомалийское федеральное правительство решило не пускать его в страну, опасаясь подорвать новые отношения с Эритреей. В любом случае Могадишо сомневалось в том, что «Аш-Шабаб» примет Менкериоса в качестве посредника, поскольку он воспринимается, как фигура, имеющая связи с ООН и, следовательно, с точки зрения «Аш-Шабаб», с западными державами, что делает его для них ненадежным партнером.

Помимо прочего, Менкериос активно контактирует с ЦРУ США, и Могадишо (особенно прокатарскому крылу в силовом блоке) не нужно, чтобы эритреец устанавливал доверительные отношения с исламистами, ставя под угрозу их собственные контакты с ними. Не следует забывать и о том, какие данные (в том числе компрометирующие влиятельных лиц, отрабатывающих это направление) он мог бы получить в ходе этих контактов. Можно уверенно предположить, что возможная обида Афеворки в данном случае не главное, хотя Формаджо эту потенциальную угрозу, несомненно, учитывает.

Учитесь у штатов

По оценке американских экспертов, шансы на задействование процедуры импичмента невелики. К счастью для сомалийского президента, в Основном законе страны говорится, что для импичмента Конституционный суд должен принять этот вопрос в свою компетенцию и начать рассмотрение предъявленных обвинений. Однако в настоящее время КС не функционирует. Кроме того, чтобы инициатива об импичменте стала реальностью, необходима ее поддержка со стороны двух третей парламента, что в настоящее время – трудновыполнимая задача. Тем не менее глубоко укоренившаяся враждебность сомалийцев по отношению к Эфиопии и Эритрее будет для Формаджо серьезным препятствием на пути сближения с ними. Но это американская точка зрения.

Эксперты Института Ближнего Востока считают в свою очередь, что дело в большей степени состоит не в традиционной неприязни между странами и их населением, хотя она присутствует, а в позиции прокатарских фигур в сомалийском руководстве и собственно Дохи по этому вопросу, а также в объемах финансовых дотаций сомалийским руководителям со стороны конкурирующих иностранных игроков. Нынешний политический кризис не является чем-то стихийным и чисто сомалийским. Это предупреждение Формаджо, пытающемуся получить деньги у обоих конкурирующих между собой региональных игроков.

Для того чтобы убрать президента Формаджо, катарцам на самом деле отнюдь не нужен Конституционный суд. Достаточно налаженных через их агентуру влияния в блоке исполнительной власти Сомали и его правительстве контактов с исламистами из «Аш-Шабаб», которые готовы выполнить любой заказ за достаточно умеренные деньги. Так, для того чтобы продемонстрировать успехи правительства в борьбе с террором, люди из NISA четыре месяца назад по указанию премьера заплатили боевикам 1,8 миллиона долларов. В итоге нехитрой операции ни одного теракта в период последнего по времени Рамадана в Сомали не было. Появление нового президента вряд ли обойдется дороже одного миллиона. И если соответствующее решение будет принято, средства на это долго искать не придется. Так что проблемы президента Формаджо, реальные и потенциальные, лежат далеко не только в законодательной плоскости.

Американские эксперты могли бы об этом догадаться, поскольку практика их собственной страны на внешнеполитической арене не слишком отличается от описанной выше. Политика США в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии и на постсоветском пространстве, особенно на Украине, ставшей классическим примером того, как именно она проводится в жизнь, об этом свидетельствует. Но реальной политикой в США занимаются одни люди, а экспертные заключения пишут другие. Сложившаяся система позволяет американцам сохранять лицо, в реальной жизни придерживаясь самой сомнительной практики.

Использованы материалы эксперта ИБВ А. Быстрова.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 50 (763) за 25 декабря 2018 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц