Версия для печати

От военных действий - к выполнению полицейских функций

Баранов Валерий
Внутренними войсками за два последних десятилетия накоплен немалый опыт противодействия массовым беспорядкам и пресечения конфликтов. Однако в Чеченской Республике они столкнулись с качественно новыми обстоятельствами, принципиально нетипичной оперативной обстановкой, которая может быть охарактеризована как крупномасштабный внутренний вооруженный конфликт. Его характер и размах были таковы, что изначально потребовали привлечения в зону боевых действий, помимо органов внутренних дел и Внутренних войск МВД, еще и значительной группировки Вооруженных Сил РФ.


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ В ЧЕЧНЕ: ПРАВОВЫЕ, ПОЛИТИЧЕСКИЕ И МОРАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ


Внутренними войсками за два последних десятилетия накоплен немалый опыт противодействия массовым беспорядкам и пресечения конфликтов. Однако в Чеченской Республике они столкнулись с качественно новыми обстоятельствами, принципиально нетипичной оперативной обстановкой, которая может быть охарактеризована как крупномасштабный внутренний вооруженный конфликт. Его характер и размах были таковы, что изначально потребовали привлечения в зону боевых действий, помимо органов внутренних дел и Внутренних войск МВД, еще и значительной группировки Вооруженных Сил РФ.
{{direct_hor}}
Нетрадиционный противник, нетипичные для прежней деятельности Внутренних войск задачи обусловили использование новых организационных структур, особую систему управления силами и средствами, иную тактику действий. Попытки решить возникавшие в Чечне задачи традиционными способами, присущими обычным чрезвычайным ситуациям, в условиях внутреннего вооруженного конфликта, как правило, не приносили нужного эффекта, вели к утрате инициативы, развалу элементов управленческого цикла, что в конечном счете не позволило реализовать первоначальный замысел и привело к неполному выполнению поставленных задач.

НЕОБХОДИМОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОРЯДКА

Стремительно развивающиеся сепаратистские устремления политической элиты Чечни в начале 90-х годов, значительные ее усилия по милитаризации республики и небывалый разгул преступности привели к началу внутреннего вооруженного конфликта.


Спецназу Внутренних войск еще надолго хватит работы в Чечне.
Фото Вячеслава КАЛИНИНА
Смена формы власти в Чечне произошла 27 октября 1991 г. Общенациональный конгресс чеченского народа инсценировал выборы президента республики, в которых приняли участие всего 10-12% избирателей. Тем не менее президентом был объявлен Джохар Дудаев, который 1 ноября 1991 г. в нарушение российской Конституции обнародовал указ "Об объявлении суверенитета Чеченской Республики". Приход к власти националистов и объявление ими суверенитета сопровождались началом конфронтации с федеральной властью. В рамках реализации курса на создание независимого государства в марте 1992 г. Джохар Дудаев предпринял дальнейшие шаги по выходу Чечни из состава РФ. Руководство чеченских националистов активно использовало кризисный период российской экономики для формирования теневого капитала, который впоследствии был задействован на организацию и вооружение незаконных вооруженных формирований. По данным Генеральной прокуратуры РФ, в период 1992-1994 гг. Чечня представляла собой "черную дыру" российской экономики, где только в результате афер с фальшивыми авизо и фиктивными финансовыми документами у государства было похищено не менее 4 триллионов рублей. В сложившейся обстановке многие социально-экономические, внутриполитические и другие вопросы стали решаться с использованием силы или угроз ее применения. Значительную роль играли большие деньги, полученные от богатых иностранных покровителей и подрывных центров или добытые криминальным способом. На этой почве в жизни чеченского общества масштабный характер получили вооруженное насилие, грабежи, разбои, похищения людей с целью выкупа, наркобизнес, контрабанда оружия и нефтепродуктов. Только на захвате заложников и торговле людьми специализировалось 157 бандформирований.

Утвердившийся в Чечне политический режим открыто попирал права граждан. По данным МВД России, в республике на осень 1994 г. проживали 1 млн. 200 тыс. человек, в том числе около 200 тыс. русскоязычного населения. По состоянию на сентябрь 1999 г. в Чечне проживали порядка 550 тыс. человек, в том числе около 20 тыс. русскоязычного населения. Резкий отток русскоязычного населения был вызван в первую очередь сменой политического режима и проводимой им политикой геноцида в отношении русскоязычных граждан. Территория ЧР превратилась в прибежище террористов и экстремистов из других стран ближнего и дальнего зарубежья.

Военная политика, проводимая Джохаром Дудаевым, была направлена прежде всего на усиление вооруженных формирований, так как неизбежность военных действий с федеральными силами предопределялась откровенно сепаратистским курсом, всей логикой развития социально-политических процессов как внутри Чечни, так и за ее пределами. Уже в ноябре 1991 г. в ЧР стала формироваться национальная гвардия, которая насчитывала 15 тыс. человек.

В интересах обеспечения национальной безопасности и защиты конституционного строя руководство Российской Федерации было вынуждено принимать комплекс мер по силовому обузданию сепаратистов.

"В ТЕЧЕНИЕ 48 ЧАСОВ ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ"

Перечень нормативных актов, обязывавших органы внутренних дел и Внутренние войска, Вооруженные Силы и другие войска, воинские формирования и органы восстановить конституционную законность, разоружить незаконные вооруженные формирования в ЧР, включает в себя как ранее действовавшие правовые нормы, так и вновь принятые (в т.ч. ведомственные).

К первой группе относятся Конституция РФ (п.1 ст. 4, п. 5 ст.13, п. 2 ст. 15, п.1 ст. 45, п.1 ст. 65, п.п. "б" и "м" ст. 71, ст. 78, п. 2 ст. 80); закон РФ от 5 марта 1992 г. "О безопасности" (ст.1-4, 9, 11, 12); закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. "О милиции"; закон РФ от 24 сентября 1992 г. "О Внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации"; закон РФ от 13 марта 1992 г. "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации"; Указ президента России от 2 ноября 1993 г. №1833 "Об основных положениях Военной доктрины Российской Федерации"; Временный устав Внутренних войск, утвержденный Указом президента РФ от 1 ноября 1994 г. №2052с; Указ президента РФ от 14 июня 1994 г. №1226 "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности".

Во вторую группу вошли нормативные акты, которые были приняты непосредственно по обстоятельствам, складывающимся в ЧР. Интересно проследить хронологию их принятия. Сюда нужно включить и обращения президента РФ к конфликтующим сторонам, которые хотя и не являются правовыми актами, но показывают стремление государства к мирному решению возникающих проблем. И только когда они не выполнялись, принимались другие правовые и силовые решения.

29 ноября 1994 г. президент РФ выступил с обращением "К участникам вооруженного конфликта в Чеченской Республике", в котором потребовал в течение 48 часов прекратить огонь, сложить оружие, распустить все вооруженные формирования, освободить всех захваченных и насильственно удерживаемых граждан. 30 ноября подписан Указ президента РФ №2137 "О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики", которым с 06.00 1 декабря 1994 г. поручалось соответствующим министерствам осуществить мероприятия по восстановлению конституционной законности и правопорядка; 1 декабря - Указ №2142 "О некоторых мерах по укреплению правопорядка на Северном Кавказе", которым, в частности, рекомендовалось не привлекать к ответственности лиц (непричастных к тяжким преступлениям), добровольно до 15 декабря 1994 г. сложивших оружие (порядок реализации этих требований был определен постановлением правительства РФ от 2 декабря №1334-62 "О мерах по урегулированию вооруженного конфликта в Чеченской Республике").

9 декабря вышел в свет Указ президента РФ №2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта". В тот же день российским правительством принимается постановление №1360 "Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружении незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа", которым федеральному Министерству внутренних дел поручалось осуществить разоружение незаконных вооруженных формирований на территории ЧР; обеспечить прием и хранение добровольно сдаваемого гражданами и изымаемого оружия и боеприпасов; осуществить комплекс мер по изъятию незаконно хранящегося оружия, выявлению и задержанию лиц, подозреваемых в совершении тяжких преступлений.

11 декабря президент РФ подписал Указ №2169с "О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики". Выступая с обращением к гражданам России, президент сообщил, что на территорию ЧР введены подразделения Внутренних войск МВД и Российской армии. 15 декабря в связи с истечением срока ультиматума глава государства выступил с обращением к жителям Чечни, в котором призвал их "прекратить огонь и сесть за стол переговоров без каких-либо предварительных условий", а также сообщил о том, что "срок сложения оружия и прекращения сопротивления федеральным силам правопорядка продлевается на 48 часов, начиная с 00 часов 16 декабря 1994 г.".

17 декабря был подписан Указ №2200 "О восстановлении федеральных территориальных органов исполнительной власти на территории Чеченской Республики". 19 декабря правительство РФ принимает постановление №1394 "О мерах по временному ограничению пересечения Государственной границы Российской Федерации с Азербайджанской Республикой и Республикой Грузия", 20 декабря - постановление №1411 "О территориальном управлении федеральных органов исполнительной власти в Чеченской Республике". В ходе действий войск на территории ЧР был издан ряд нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность силовых структур и органов исполнительной власти. К ним, например, относится Указ президента России от 23 марта 1995 г. №309 "О временных органах государственной власти Чеченской Республики".

По инициативе некоторых депутатов Государственной Думы названные нормативные акты были подвергнуты проверке в Конституционном суде РФ, который 31 июля 1995 г., рассмотрев на открытом заседании дело о проверке конституционных указов президента и постановлений правительства России, подтвердил конституционность принятых нормативных правовых актов.

Правовое регулирование деятельности государственных органов, функционирующих в ЧР, в том числе органов внутренних дел и Внутренних войск, как уже отмечалось, представляет собой динамический процесс. Система нормативных актов по данной проблематике постоянно пополнялась новыми документами, отражающими происходящие там события. Учитывая изменения военной, общественно-политической и экономической ситуации в республике, президентом РФ 31 марта 1996 г. был издан Указ №435 "О программе урегулирования кризиса в Чеченской Республике", в котором был определен широкий комплекс мер для различных государственных структур, привлекаемых к решению задач завершающего этапа урегулирования кризиса в этом регионе. К их числу можно отнести указание правительству России разработать проекты законов социальной защиты потерпевших в результате пресечения деятельности незаконных вооруженных формирований, об ответственности за посягательства на единство и территориальную целостность государства и др.

НЕСИЛОВЫЕ ДЕЙСТВИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ НЕ ПРИНЕСЛИ

Сам вооруженный конфликт в рамках первой чеченской кампании, с учетом характера и интенсивности действий противоборствующих сторон, можно разделить на следующие периоды:

первый - период попытки решить проблемные вопросы мирным путем (7-31 декабря 1994 г.).

второй - период активных боевых действий, боевые действия незаконных формирований против федеральных сил, освобождение от боевиков города Грозного, равнинной и частично горной части Чечни (1 января - 14 июня 1995 г.).

третий - период поиска компромиссов и несиловых решений конфликта, т.е. сочетание мирных переговоров и спецопераций федеральных войск по разоружению незаконных вооруженных формирований (15 июня 1995 г. - 6 августа 1996 г.).

четвертый - завершающий (7 августа - 31 декабря 1996 г.). Это захват сепаратистами города Грозного, Хасавюртовские соглашения, вывод федеральных войск из Чечни и приход к власти Аслана Масхадова.

На всех этапах боевых действий в ходе чеченского конфликта, а особенно в критические моменты, когда отряды сепаратистов несли большие потери и не могли вести успешных действий против федеральных войск, их руководство делало ставку на террор.

Широкий общественный резонанс вызвал террористический акт банды Шамиля Басаева 14-19 июня 1995 г., когда его банда проникла на территорию Ставропольского края, совершила вооруженное нападение на районный отдел внутренних дел Буденновска и дислоцирующийся в городе вертолетный полк, захватила большое число заложников и почти безнаказанно вернулась в Чечню. Действия террористов отличались внезапностью, дерзостью, хитростью, решительностью и жестокостью. С террористическим актом такого масштаба силовые структуры России столкнулись впервые.

Безнаказанность в отношении бандитов, как показали дальнейшие события, стала причиной других, не менее масштабных, террористических актов. Анализ событий 9-18 января 1996 г. в Кизляре и Первомайском показал, что федеральные силовые структуры столкнулись с экстраординарной многоэпизодной чрезвычайной ситуацией, практическим повторением событий в городе Буденновске. Оба террористических акта имели целый ряд общих характерных черт и последствий, среди которых следует выделить следующие:

- тщательность планирования, подготовки и высокий уровень профессионализма в действиях террористов;

- значительная численность террористов, хорошая вооруженность и агрессивность ее членов, что делало угрозу уничтожения заложников весьма реальной;

- захват в качестве заложников большой группы мирных граждан, в том числе женщин, детей, а также больных, находившихся на лечении;

- гибкость и разнообразность тактики действий террористов, использование ими заложников в качестве рабочей силы при оборудовании позиций и "живого щита" при прорывах из окружения;

- отсутствие у сил правопорядка достаточного опыта по освобождению большого числа заложников, захваченных столь же большой и хорошо организованной группой террористов;

- высокая вероятность возникновения массовых волнений и беспорядков, конфликтов на межнациональной почве и других чрезвычайных ситуаций в связи с возможностью массовой гибели заложников, особенно в ходе проведения специальных операций по их освобождению;

- большой общественный и международный резонанс, вызванный захватом больниц и тысяч заложников, а также опасность втягивания других регионов в вооруженное противостояние.

Таким образом, террористические акты в Буденновске и Кизляре подтвердили ряд тенденций, характеризующих явление в целом. Среди них - "политизация" терроризма, организованный его характер, ожесточенность бандитов и ориентация их на массовость жертв.

Прекращение в 1996 г. боевых действий и подписание 12 мая 1997 г. Договора о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой, к сожалению, не стали началом примирения. Спокойствие на Северном Кавказе не наступило. В ноябре 1996 г. террористы взорвали жилой дом в городе Каспийске; в следующем месяце бандиты в чеченском селении Новые Атаги расстреляли шесть сотрудников госпиталя Международного Комитета Красного Креста; в апреле 1997 г. террористы произвели взрывы на железнодорожных вокзалах Армавира и Пятигорска; в декабре 1998 г. были обезглавлены сотрудники британской компании "Грейнжер телеком".

Чечня превратилась в международный криминальный "отстойник". На ее территории была создана сеть учебных центров, диверсионно-террористических баз, налажена закупка вооружения и самых современных средств связи. К лету 1999 г. в республике насчитывалось около 160 вооруженных отрядов. В широких масштабах процветала наркоторговля. Чистая прибыль от реализации наркотиков составляла более 800 млн. долларов. Широко практиковалось похищение людей. Только в 1997-1998 гг. чеченские банды похитили 1094 человека.

К августу 1999 г. резко активизировали свою деятельность на территории ЧР и Дагестана ваххабиты. После того как дагестанские ваххабиты в 1998 г. взяли под свой контроль ряд сел в Буйнакском районе (Чабанмахи, Кадар, Карамахи и др. - так называемая Кадарская зона), где объявили о введении законов шариата, военный союз чеченских и дагестанских ваххабитов укрепился.

Политика сепаратизма, стремление политической верхушки ЧР выйти из-под влияния Российской Федерации развязали руки чеченским экстремистам и сепаратистам, подтолкнули их к активному идеологическому воздействию и силовому давлению не только на сопредельные республики, но и на весь Северо-Кавказский регион в целом. Основной упор при этом делался на военное решение этих задач. Таким образом, к августу 1999 г. Чечня встала перед выбором путей развития и, как показали дальнейшие события, при полном попустительстве ее правительства право выбора оказалось за экстремистами и ваххабитами.

ВТОРАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ КАМПАНИЯ

В августе 1999 г. отряды чеченских боевиков вторглись на территорию Дагестана и захватили ряд важных населенных пунктов. Недостаточная эффективность всех видов межведомственной разведки, исполнительных органов власти в южном регионе России позволили незаконным вооруженным формированиям достичь определенной внезапности вторжения на территорию Республики Дагестан.

Указом президента РФ от 23 сентября 1999 г. №1255с "О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" для проведения мероприятий по борьбе с незаконными вооруженными формированиями была создана Объединенная группировка войск (сил) (ОГВ(с) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона. В последующем в зависимости от социально-политической обстановки на территории Южного федерального округа президентом РФ издавался ряд указов, регламентирующих вопросы применения ОГВ(с) на том или ином этапе проведения контртеррористической операции, меры по совершенствованию деятельности федеральных органов и сил по борьбе с терроризмом, а также меры по стабилизации социально-экономического и политического климата в регионе:

- "О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" (от 22 января 2001 г. №61, от 27 марта 2001 г. №346 и от 30 июня 2003 г. №715);

- "О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" (от 11 июня 2001 г. №695 и от 4 октября 2002 г. №1120).

С ликвидацией наиболее крупных незаконных вооруженных формирований руководство контртеррористической операцией поэтапно передавалось от Министерства обороны РФ к Федеральной службе безопасности, а затем - Министерству внутренних дел России, что, безусловно, связано с постепенным переходом федеральных сил от чисто военных действий к выполнению полицейских функций на территории ЧР.

В ходе контртеррористической операции наряду с мерами силового характера руководство страны принимает меры по стабилизации политической, экономической и социальной сфер в республике. Важную роль в этом вопросе сыграл Указ президента РФ от 4 октября 2002 г. №1120, утвердивший Временное положение о военных комендатурах, дислоцированных на территории ЧР. Среди задач, возлагаемых тогда на военные комендатуры, выделим такие:

- обеспечение совместно с органами внутренних дел транспортировки и сохранности денежных и материально-технических средств, поступающих в ЧР;

- оказание помощи администрациям районов и населенных пунктов в выдаче заработной платы работникам бюджетной сферы, пенсий, пособий и осуществлении других выплат населению республики;

- взаимодействие с органами, специально уполномоченными решать задачи гражданской обороны и задачи по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций при организации и осуществлении доставки гуманитарных и иных грузов населению Чечни, а также при проведении мероприятий, находящихся в сфере деятельности названных органов;

- оказание содействия администрациям районов и населенных пунктов в распределении гуманитарной помощи.

Опыт организации служебно-боевой деятельности военных комендатур, дислоцированных на территории Чечни, свидетельствует о том, что они стали важным звеном в процессе стабилизации обстановки в районе внутреннего вооруженного конфликта. На определенном этапе военные коменданты выполняли функции административных органов местного самоуправления, а в дальнейшем стали оказывать практическую помощь главам администраций в налаживании мирной жизни. Кроме того, комендатурами проводились мероприятия по разминированию гражданских объектов и пахотных земель, оказанию помощи администрациям районов в подготовке и проведении выборов президента ЧР, оказанию помощи в становлении местных органов внутренних дел, налаживании систем здравоохранения и образования и др.

Таким образом, военные комендатуры, дислоцированные на территории Чечни, стали основным связующим звеном между населением республики и военными органами по управлению контртеррористической операцией. В значительной степени благодаря деятельности комендатур у местного населения укрепляется доверие к федеральному центру и проводимой им политике. В настоящее время на федеральном уровне прорабатывается вопрос о постепенной передаче административных функций и функций по охране общественного порядка и общественной безопасности в районах республики со стабильной криминогенной обстановкой местным органам исполнительной власти.

Естественно, этот процесс не произойдет в одночасье по ряду объективных причин. В частности, нельзя не учитывать то обстоятельство, что на формирование, профессиональную подготовку и нормальное обеспечение деятельности местных органов внутренних дел требуются длительное время и значительные материальные ресурсы.

БЕЗ ВОЙСК НЕЛЬЗЯ ОБОЙТИСЬ

Анализ двух чеченских кампаний позволяет определить правовые, политические и моральные аспекты использования Вооруженных Сил и Внутренних войск МВД России.

1. Обострение социальной напряженности, являющейся главным (базисным) фактором воспроизводства социальных конфликтов, экстремизма и насилия в РФ, представляет совокупность общественных отношений, на которые главные субъекты борьбы с терроризмом - органы безопасности и правоохраны России - непосредственно влиять не могут, так как данная сфера выходит за рамки их компетенции.

Свой вклад в формирование обстановки накануне внутреннего вооруженного конфликта вносит деятельность общественных формирований националистического, экстремистского и анархистского толка, допускающих применение насилия в целях дестабилизации обстановки в регионе или в стране в целом.

2. Криминализация всех сфер общественной жизни, как следствие сокращения производственной сферы, высокого уровня безработицы, перманентной реорганизации органов безопасности и структур правоохранительных органов, а также низкого уровня социальной защищенности сотрудников. На этой почве новым элементом оперативной обстановки в РФ стало явление, практически неизвестное еще несколько лет назад, - наемничество, активно стимулируемое и используемое зарубежными и внутренними террористическими центрами, бандформированиями.

3. "Чеченский фактор", который заключается в возникновении в регионе Северного Кавказа административно-государственного образования, длительное время не имевшего установленного статуса, агрессивно настроенного к федеральному центру, воспроизводившего и распространявшего на близлежащие субъекты Федерации антирусские настроения, межнациональную рознь, прикрываемую исламской фразеологией, сепаратизм, а также преимущественно криминальные методы добывания доходов. Для объективной оценки террористической угрозы, исходившей от Чечни, следует учитывать то обстоятельство, что неумеренные амбиции лидеров самопровозглашенной Ичкерии постоянно умело подогревались, финансировались и эксплуатировались проводящими антироссийскую подрывную деятельность некоторыми иностранными спецслужбами, организациями и политиками.

4. Особую активность в разжигании деструктивных процессов внутри Российской Федерации сыграл "исламский фактор" и подрывная деятельность зарубежных террористических организаций, которая проявляется в деятельности всевозможных учреждений, частных фирм, гуманитарных организаций, религиозных центров, общественных движений государств, явно заинтересованных в ослаблении России и усилении своего влияния на ее политику и экономику.

5. Национализм и сепаратизм. Сегодня в РФ можно констатировать процесс активного взаимодействия трех существенных факторов, воспроизводящих терроризм, - воинствующего национализма, криминального бизнеса и псевдорелигиозной экстремистской идеологии, в частности ваххабитской. Расчет при этом делается на то, что в современных условиях религиозные убеждения человека являются личным выбором каждого и требуют к себе уважительного отношения, что должно гарантировать от вмешательства государства в якобы исключительно религиозную деятельность ваххабитов. Создав себе таким образом защитную оболочку из исламских лозунгов, ваххабиты формируют развитую инфраструктуру из числа своих адептов, посредством которых осуществляется сбор разноплановой информации и комплектуются боевые отряды для активных мероприятий.

6. Существенно осложняет ситуацию в стране незаконный оборот средств совершения акций терроризма (огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, штатных и самодельных взрывных устройств).

Анализ обстановки по линии борьбы с терроризмом показывает, что существует ряд других элементов, которые если и не играют самостоятельной роли в воспроизводстве терроризма, то создают для этого благоприятный фон. К явлениям этого ряда следует отнести радикализацию общественно-политических объединений, национально-культурных центров, фундаменталистских религиозных течений; распространение в России тоталитарных, сатанинских, иных деструктивных религий; активную пропаганду через СМИ и компьютерные игры культа насилия, жестокости, индивидуализма; распространение через компьютерную сеть террористических технологий, включая изготовление ядерных взрывных устройств и др. Следует иметь в виду, что все эти перечисленные элементы тесно взаимодействуют между собой, порождая все новые террористические угрозы в отдельных российских регионах и в стране в целом.

В последние годы внутренние вооруженные конфликты все чаще возникают и развиваются с участием третьей, невидимой и остающейся в тени силы - международного терроризма, с которым установление соглашений о соблюдении норм международного гуманитарного права представляется очень проблематичным. И подтверждением тому являются события последних лет на территории Северо-Кавказского региона России.

Проблема борьбы с терроризмом, особенно в сфере выявления и устранения воспроизводящих терроризм факторов, является по своим масштабам и значимости проблемой общегосударственной. Поэтому необходимо пересмотреть существующий подход к организации борьбы с терроризмом и перераспределить ответственность за реализацию функций противодействия террористическим угрозам с тем, чтобы эта деятельность действительно была общегосударственной, а не вменялась в обязанность лишь нескольким спецслужбам и правоохранительным органам. Так, например, в статье 6 Федерального закона "О борьбе с терроризмом" к субъектам, осуществляющим борьбу с терроризмом, отнесено лишь шесть ведомств - ФСБ, МВД, СВР, ФСО, МО и ФПС. Таким образом, основная тяжесть этой деятельности ложится на плечи сотрудников силовых структур.

Между тем борьба с терроризмом - это комплекс мер, включающий систематическую работу по предупреждению социально-экономических, социально-политических и др. конфликтов как возможных источников нестабильности, с постоянно проводимой силовыми структурами заблаговременной оперативной работой, позволяющей выявлять террористические организации на стадии возникновения, а террористические акты пресекать на стадии планирования и подготовки. И здесь очень важную роль играют экономические и социальные блоки государства и международное сотрудничество силовых ведомств в борьбе с террористическими угрозами.

Кроме того, одной из главных задач правоохранительных органов и спецслужб России необходимо считать всяческое воспрепятствование деятельности ваххабитов на территории всего Северо-Кавказского региона.

Валерий БАРАНОВ
генерал-полковник, заместитель
главнокомандующего Внутренними войсками
МВД России по военно-научной работе

Опубликовано в выпуске № 4 (120) за 1 февраля 2006 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц