Версия для печати

Летный ресурс

Зубцов Николай
Сегодня Белоруссия - единственная страна в СНГ, сумевшая "с нуля" создать собственную систему подготовки военных летных кадров. Создание летной школы здесь началось в 1995 г. С этого же времени функционирует Военная академия, где наряду с другими факультетами (командно-штабным, общевойсковым, связи и АСУ, ПВО и т. д.) был образован и авиационный. Что же удалось сделать за 10 лет?


ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ СУЩЕСТВОВАНИЯ АВИАЦИОННОГО ФАКУЛЬТЕТА УЧЕБУ ЗДЕСЬ БРОСИЛ ЛИШЬ ОДИН КУРСАНТ


Сегодня Белоруссия - единственная страна в СНГ, сумевшая "с нуля" создать собственную систему подготовки военных летных кадров. Создание летной школы здесь началось в 1995 г. С этого же времени функционирует Военная академия, где наряду с другими факультетами (командно-штабным, общевойсковым, связи и АСУ, ПВО и т. д.) был образован и авиационный. Что же удалось сделать за 10 лет?
{{direct_hor}}

Белорусские курсанты проходят стажировку в Вязьме под руководством опытных пилотов прославленной пилотажной группы "Русь".
Фото Николая ЗУБЦОВА
Понятно, что образованию факультета предшествовала напряженная работа профессорско-преподавательского состава, обосновавшего необходимость и целесообразность подготовки в Белоруссии авиационных инженеров и летчиков. И вот теперь можно с полной уверенностью сказать, что в республике создана собственная школа подготовки специалистов для ВВС. И в этом ничего удивительного. На авиационном факультете служат командиры, преподаватели, имеющие большой опыт, а 11 офицеров продолжают летную практику.

На авиационном факультете подготовлены 172 летчика и 5 штурманов. Курсанты летных специальностей налетали без происшествий более 26 тыс. часов, совершили более 1500 прыжков с парашютом. Здесь создана своя научная школа, издано более 150 учебных пособий, 8 учебников. Но главное, как считает начальник факультета полковник Юрий Какошко, они ощущают государственную поддержку в своей работе и исходят из государственного заказа: сколько летчиков, штурманов, вертолетчиков нужно принять на факультет в том или ином учебном году. В 1995 г., к примеру, было набрано 44 курсанта летных специальностей, в 1996-м - 28. Сейчас обучаются всего 16 первокурсников - именно столько специалистов потребуется ВВС через 4 с половиной года.

"Чтобы курсант стал в будущем хорошим офицером, для этого нужен прежде всего хороший исходный материал, - убежден Юрий Какошко. - Поэтому юношей, мечтающих о небе, начинаем отбирать задолго до приемных экзаменов". Наверное, поэтому за десять лет учебу здесь бросил лишь один курсант. Сейчас на авиационный факультет идет все больше ребят из военно-патриотических классов. В 2005 г. конкурс составил 4 человека на место. Есть из кого выбрать.

После курса теоретической подготовки первые летные навыки курсанты получают в аэроклубах ДОСААФ. Они летают на самолетах Як-52 (Могилевский клуб) и вертолетах Ми-2 (Минский и Витебский клубы). До 2003 г. курсанты-первокурсники летных специальностей в конце учебного года в течение 2 месяцев проходили первоначальную летную практику на планерах и имели плановый налет по 20-25 часов. Теперь же такой практики у них нет. Первокурсники в течение двух месяцев проходят первоначальную профессиональную подготовку младшего авиационного специалиста. На факультете считают, что это важное и нужное дело. Но, по мнению заместителя начальника кафедры летной подготовки и боевого применения авиации полковника Юрия Золотова, для будущего военного летчика особенно важно, чтобы уже на первом курсе он начал приобщаться к небу. Командование факультета ищет возможности для решения этой проблемы. Ведь сейчас знакомство с небом для будущих летчиков начинается лишь в конце второго курса. В конце третьего и четвертого курсов во время стажировки общий налет часов у курсантов - соответственно 40 и 63 часа. "С каждым новым учебным годом практика для курсантов летных специальностей усложняется. И мы должны знать, готовы ли они к выполнению этих задач, - говорит полковник Юрий Золотов. - Что скрывать, не все проходят этот тест: кое-кого приходится переводить с летной специальности на инженерную".

После четвертого курса будущие офицеры с особым чувством ждут летной практики. Не только потому, что она подводит итог всей курсантской учебы. А еще и потому, что стажироваться они выезжают в Россию, в Вязьму. Там под руководством опытных инструкторов прославленной пилотажной группы "Русь" выполняют полетные задания на учебно-тренировочном самолете Л-39. Кроме этого получают практику на командных пунктах вертолетных и авиационных баз ВВС и Войск ПВО.

"За время обучения на факультете курсанты летных специальностей имеют 150-160 часов общего налета. Для получения же 3-го класса им необходимо 180 часов, - разъясняет заместитель начальника кафедры летной подготовки и боевого применения авиации. - Так что классность им придется получать в войсках". Известно, что даже после отпуска - это месяц с небольшим - летчика сразу к самостоятельному полету не допускают. А пятикурсники академии целый учебный год не садятся за штурвал крылатой машины. Это даже для опытного летчика большой перерыв в летной работе. Проблема эта, по словам Юрия Золотова, решается просто. Надо лишь выпуск курсантов летных специальностей перенести с июля на октябрь. Тем самым дать им возможность пройти летную практику накануне выпуска из академии. Именно так строился учебный процесс в советских военных летных училищах. Так надо ли от него отказываться? Конечно, в этом случае придется несколько перестроить учебные планы. А главное, заложить соответствующую расходную статью в бюджет военного ведомства. Ведь летная стажировка - дело весьма затратное. К примеру, час полета на самолете Л-39 стоит 900 долл., на МиГ-29 - уже порядка 6 тыс., на Су -24 - до 9 тыс. Год учебы будущего военного летчика на авиационном факультете Военной академии Республики Беларусь обходится государству примерно в 25-30 тыс. долларов.

Можно, конечно, выпустить летчика и по "усеченной программе", сократив до минимума его летную практику, но каким специалистом он придет в войска? Конечно, "проблему пятого курса" (отсутствие для выпускников летной практики) можно было бы частично решить с помощью современного тренажера, на котором курсанты могли бы выполнять различные полетные задания. Например, на 61-й истребительной базе ВВС и ПВО (находящейся в городе Барановичи) есть комплексный тренажер КТС-29бм. Он для будущего летчика существенное подспорье. Но на авиационном факультете его нет.

Говоря о других проблемах, связанных с подготовкой летных военных кадров для белорусских ВВС, надо отметить, что, как и в России, они связаны с недостаточным финансированием военного ведомства в целом. Преподаватели кафедры полковники Владимир Мелехин и Юрий Золотов хорошо помнят службу в советских ВВС, когда для сдачи на 3-й класс должны были налетать 300 часов и когда лейтенанты в год "наматывали" по 100-120 часов, а в учебных полках доходило и до 180 часов (по расчетам специалистов, для поддержания твердых навыков пилотирования летчику необходимо 80-90 часов в год, а для ведения эффективных боевых действий еще больше - 120-160 часов). Теперь же военному летчику необходимо в общей сложности набрать 180 часов, чтобы претендовать на 3-й класс. Больше при всем желании никак не получится. Средний же годовой налет не превышает 24 часов.

Понятно, что на нынешнем этапе государство финансирует Вооруженные Силы настолько, насколько это позволяют экономические возможности. Но даже этого хватает, чтобы денежное довольствие у белорусских офицеров, прапорщиков было вполне достойным. Сегодня оно, например, выше, чем у российских коллег. Так, у вчерашнего выпускника авиационного факультета ежемесячное денежное довольствие на летной должности составляет порядка 1 млн. белорусских рублей (примерно 465 долл.). Это весьма солидная сумма, так как она на порядок превышает среднюю зарплату у гражданских специалистов. К высокому денежному довольствию военных надо еще прибавить, что белорусские офицеры, прапорщики получают ежемесячные компенсации (примерно 100 у.е. на семью) за поднаем жилья.

Заканчивая разговор о подготовке белорусских летчиков, замечу, что в Военную академию регулярно приходят добрые отзывы из войск о лейтенантах, курсантах-стажерах, начинающих свою летную карьеру. В ноябре 2005 г., скажем, на имя начальника академии генерал-майора Игнатия Мисурагина пришло письмо от командира 181-й боевой вертолетной базы полковника Минияра Валеева, который поблагодарил командование главного военного вуза республики, преподавателей за качественное обучение и подготовку к стажировке курсантов авиационного факультета.

Николай ЗУБЦОВ
Минск

Опубликовано в выпуске № 1 (117) за 11 января 2006 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц