Версия для печати

Колчаковские депозиты

Япония должна вернуть золото, украденное у России
Иванько Анатолий

Японии, в прошлом известной преступными, разбойничьими акциями на Дальнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, надлежит проявлять особую заботу о своем нынешнем имидже как государства, навсегда покончившего с милитаризмом, войнами и грабежами соседних народов. Видимо, стоит подумать и о выплате долга за «царское» золото, украденное у России.

Одним из самых крупных посягательств на национальную собственность нашего Отечества стало похищение в годы Гражданской войны японскими интервентами при содействии их сообщников-белогвардейцев значительной части золотого запаса Российского государства. Обстоятельства и следы кражи до сих пор скрываются и замалчиваются официальным Токио.

Грузите бриллианты бочками

В начале Первой мировой Российская империя обладала одним из самых крупных в мире золотых запасов – 1337,9 тонны, по данным на 1915 год. Они хранились в основном в западных городах страны, включая Варшаву, Киев, Ригу и Петроград. Неудачи царской армии на фронте вызвали в правительственных кругах опасения, как бы ценности не попали в руки неприятеля. И в январе-феврале 1915 года началась эвакуация слитков золота и платины, а также золотых и серебряных монет, главным образом в Казань и Нижний Новгород.

Атаман Семенов пытался вооружить свое воинство танками и аэропланами, отправив японцам часть царского золота. Но так ничего и не дождался

6 августа 1918 года отряд полковника Владимира Каппеля стремительным броском овладел Казанью, где в хранилище Государственного казначейства сберегалась значительная, если не большая часть золотого запаса России. В результате белые согласно их собственным сведениям овладели богатствами, стоимость которых достигала 657 миллионов золотых рублей. Там же были захвачены 100 миллионов рублей кредитными билетами.

Помимо золота в слитках, кружках и полосах в руки каппелевцев попали сотни ящиков и мешков с золотой и серебряной «царской монетой», драгоценные украшения и бриллианты, церковная утварь, огромное количество иностранной валюты и ценных бумаг (облигации, векселя и т. п.). Позднее для перевозки «добычи» потребовался целый эшелон из 25 вагонов. Его «груз» стоил в общей сложности 1 миллиард 300 миллионов золотых рублей (в ценах до 1914 года).

В 1919 году из Владивостока ушло за рубеж 9200 пудов золота, из которых 2672 пуда поступили в Японию, прежде всего для оплаты военных заказов правительства Александра Колчака. Чтобы было понятно современному читателю: в Страну восходящего солнца переправили золото весом 43 767,36 килограмма.

Генерала убили, атамана ограбили

Одним из получателей колчаковского транша за обещанные Токио оружие и боеприпасы стал в октябре-ноябре 1919 года Йокогамский валютный банк (далее – «Екохама Секин Гинко»). Если суммировать опубликованные годом позже в японской печати сообщения, получится, что банкиры в Йокогаме приняли тогда от омского правителя золотые слитки и драгоценные изделия общим весом 20 466 килограммов. В денежном выражении – 26 миллионов 580 тысяч золотых рублей. Позднее колчаковская «предоплата» была отправлена в хранилища Государственного банка Японии («Нихон Гинко»).

Другим получателем русского золота оказался «Тесэн Гинко», администрация которого сразу же переправила его в отделение Банка Японии в Осако. По данным местной печати, стоимость поступившего сюда «перевода» равнялась 27 949 880 иенам (столько же рублей, по тогдашнему обменному курсу).

В целом же японцам в виде залога за обещанные поставки в Россию вооружений выдали «аванс», оцениваемый в 54 529 880 золотых рублей. В результате во второй половине 1919 года было зафиксировано резкое увеличение размеров депозитов двух японских банков – «Екохама Секин Гинко» и «Тесэн Гинко», чего никогда не наблюдалось ни прежде, ни позже. Например, согласно отчетам администрации «Екохама Секин Гинко» общий депозитный счет банка увеличился с 119 116 632 иен в октябре 1919-го до 154 483 686 иен в ноябре того же года. По свидетельству японских финансовых экспертов, ни один другой банк Японии никогда не отличался подобным стремительным ростом депозитов за столь короткий отрезок времени.

Небывалый рывок вверх отметила официальная статистика Страны восходящего солнца и в размерах японского государственного золотого запаса. Если в 1918-м он составлял 2233 килограмма, то в 1919 году увеличился до 25 855 килограммов.

Именно в октябре-ноябре 1919-го японцы получили колчаковский золотой «перевод», что зафиксировано в предварительном информационном сообщении Банка Японии за тот год. Сей факт просочился в японскую печать. «Вчера в город Цуруга прибыло русское золото на сумму 10 миллионов иен в счет кредита омскому правительству в объеме 30 миллионов иен», – оповестила 3 ноября читателей газета «Токио Нити Нити».

Официальным лицом от правительства Колчака, благодаря которому Япония смогла пополнить свой золотой запас, был генерал Сергей Розанов – фактически начальник контрразведки в армии адмирала. Когда в январские дни 1920 года под Иркутском она потерпела окончательное поражение, состоялась беспринципная сделка Розанова с японским военным командованием в отношении золота, хранившегося в подвалах Владивостокского отделения Российского госбанка.

А поскольку Розанов являлся единственным представителем России на тот момент, он и был оформлен распорядителем несметных богатств. По сути генерал совершил уголовное преступление – хищение и подлежал на основе норм японского и международного права преданию суду. Однако ничем подобным императорское правительство не озаботилось. Сам же виновник аферы вскоре был найден зверски убитым в одной из клоак Йокогамы – города, в котором проживал.

Еще одну партию золотых слитков сдал японским оккупантам под расписку генерал Павел Петров – начальник тыла армии Колчака. Естественно, такой «документ» к делу, как говорится, не пришьешь.

Часть золота сумел захватить атаман Григорий Семенов. Он пытался вооружить свое воинство танками и аэропланами, отправив японцам доставшиеся ему в результате разбойного налета сокровища. Но так ничего и не дождался.

Что в токийских закромах

В мае 2004 года под давлением архивных документов правительство Японии неожиданно для всех призналось – да, золото было. В общей сложности, сообщил японский МИД, «золотой эмиссар» полковник Идзомэ принял от русских белогвардейцев 55 ящиков с благородным металлом. Сейчас такое его количество оценивается в 10 миллиардов долларов, а если учитывать банковские проценты, получается заоблачная сумма.

Почему же японская сторона отказывается вернуть то, что ей не принадлежит? В Токио считают, что кражу должны простить за давностью лет.

Если обратиться по этому делу в суд в Гааге, у нашего государства есть шансы получить украденное. Особенно после того, как правительство Японии призналось в получении золота. Если судьи обяжут «Токио-Мицубиси банк» открыть свои подвалы для инспекции и там действительно имеются золотые слитки с российским гербом, Токио окажется в сложной ситуации.

Поворотным моментом в отношении руководства нашей страны к вопросам, связанным с долгами России, стал визит президента СССР Михаила Горбачева в Париж в 1990 году. В той поездке советский лидер, стремившийся утвердить за собой репутацию поборника «нового мышления», заключил с французским правительством соглашение, в соответствии с которым наша страна впервые после Октябрьской революции объявила себя правопреемницей Российской империи, а также всех временных режимов, возникавших на ее территории с 1918 по 1922-й. Данный подход как к обязательствам по займам, так и к правам на оказавшееся за рубежом национальное достояние был закреплен в 1992 году Борисом Ельциным во время его пребывания в Париже. Российский президент подтвердил тогда данное Горбачевым согласие на выплату странам Запада «старых долгов» царской России. Москва с легкостью вернула 400 миллионов долларов французам, но до сих пор стесняется жестко поставить вопрос перед Японией о проведении двустороннего расследования: куда делось золото Российской империи.

Выражая готовность возместить зарубежным кредиторам «царские» долги, страна вправе ждать ответных шагов. В первую очередь это относится к Японии.

Анатолий Иванько,
директор Центра анализа геополитики, войн и военной истории

Опубликовано в выпуске № 1 (764) за 15 января 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...