Версия для печати

Тайны «мадам Ярцевой»

Разведчица и детская писательница
Петросова Анна

На рассказах Зои Воскресенской о Ленине выросло не одно поколение советских детей. Но мало кто знает, что известная писательница прежде была профессиональной разведчицей, полковником спецслужб. А «рассекретил» ее не кто иной, как шеф КГБ Крючков в 1990 году в интервью шведским журналистам.

«Баронесса»


Она родилась 28 апреля 1907 года в городе Алексине в семье помощника начальника железнодорожной станции. Уже в четырнадцать лет стала библиотекарем батальона войск ВЧК. А в шестнадцать ее направили на работу политруком в колонию для малолетних преступников. Очевидно, с этой работой Зоя справилась, ибо вскоре стала заведующей орготделом райкома партии. Через несколько лет ее пригласили на Лубянку. Волнуясь, Воскресенская нашла отдел кадров, а через час была в иностранном отделе ОГПУ. Там увидела Ивана Чичаева – своего будущего начальника.


Тот, разливая чай, сказал: «Садись к столу, разведчица», - и улыбнулся. «Как вы меня назвали?» - «Разведчицей». «Я же еще девчонка!» - воскликнула она и, смутившись, наклонила голову.


«Что девчонка - это верно. Но профессией твоей стала разведка. Поедешь в Харбин, для работы в нефтяном синдикате - это твое прикрытие».


Позже Зоя возглавила иностранный отдел ОГПУ в Ленинграде, курировала Эстонию, Литву, Латвию. В качестве «знатной баронессы», модно одетая, появлялась она на улицах Риги. Затем судьба перебросила Воскресенскую в Германию. В 1935-м она уезжает в Финляндию. 28-летняя женщина официально возглавила советское представительство «Интуриста», а фактически стала заместителем резидента советской разведки.


По замыслу Центра, она должна была соблазнить прогермански настроенного швейцарского генерала, а затем постараться получить от него сведения о намерениях Германии в отношении Франции и самой Швейцарии. Воскресенская сказала, что приказ выполнит, но после выполнения задания застрелится... План отменили.


Имелся и другой вариант. В Вене Зоя должна была выйти замуж и отправиться с супругом в Турцию. По дороге разыгрывалась ссора, после которой тот бесследно исчезал, а жена продолжала путь, с тем, чтобы открыть салон модной одежды. Однако и этот вариант не прошел, так как сотрудник, назначенный «женихом», пропал. Но замуж Зоя Ивановна все-таки вышла…


В Финляндию резидентом приехал Борис Рыбкин. Первоначально у резидента и его зама деловые отношения не складывались. «Мы спорили по каждому поводу! - вспоминала Зоя Ивановна. — Я решила, что не сработаемся, и просила Центр отозвать меня». В ответ было приказано помочь новому резиденту войти в курс дела, а потом вернуться к этому вопросу. Но возвращаться не пришлось. Через полгода разведчики запросили Центр о разрешении пожениться. А поскольку Рыбкин в Финляндии появился под фамилией Ярцев, то и Воскресенская вскоре стала «мадам Ярцевой».


В 1939 году «Ярцевы» вернулись в СССР. Зоя Ивановна занялась аналитической работой. Именно она подготовила известную записку для Сталина от 17 июня 1941 года, в которой утверждалось, что нападения Германии на СССР можно ожидать в любой момент…


Изобретательница


После начала войны Воскресенская занялась подготовкой разведывательных и диверсионных групп. Она участвовала в операции «Послушники», которая проводилась под прикрытием якобы существовавшего в Куйбышеве антисоветского религиозного подполья, поддерживаемого церковниками в Москве. Благодаря правильно спланированной операции, оккупанты регулярно снабжались дезинформацией о переброске боеприпасов из Сибири на фронт.


Воскресенская была и автором уникального изобретения передачи секретной информации. Однажды она взяла кусок тончайшего белого шифона и приклеила кончики материи к листу бумаги, вставила эту комбинированную прослойку в пишущую машинку и напечатала на ней шифр, порядок пользования им и условия работы радиостанции. Затем сняла шифон. Напечатанный текст оказался совершенно незаметным, – прочесть его можно было, только наложив шифон на белый лист бумаги. Затем Воскресенская купила два одинаковых галстука, распорола один из них и вырезала из его внутренности, которая прилегает к шее, часть фланели. Ее-то она и заменила сложенным раз в восемь шифоном с текстом.


Вскоре таланты разведчицы понадобились Александре Коллонтай, которая в то время была советским послом в Швеции. Воскресенскую направили в Стокгольм, туда же резидентом разведки поехал и Борис Рыбкин.


При встрече Коллонтай сразу очертила круг важных вопросов: «Мы заинтересованы, чтобы Швеция и далее оставалась нейтральной… Будем выпускать «Информационный бюллетень», сообщать сводки Совинформбюро». 


Бюллетень, подготовленный посольством, имел большой успех. У витрины «Интуриста» на Вокзальной площади Стокгольма всегда толпился народ. Публике нравились карикатуры Кукрыниксов. Шведские газеты публиковали Алексея Толстого, Константина Паустовского, Илью Эренбурга.


А услышав по радио «Ленинградскую симфонию» Шостаковича, Зоя Ивановна попросила выслать партитуру и связалась с Гетеборгским симфоническим оркестром. В концертном зале заключительные аккорды завороженная публика слушала стоя. 


Также по заданию Центра разведчики искали контакты с людьми, которые могли помочь вывести Финляндию из войны. Старания резидентов оказались не напрасными. Швеция до конца войны так и осталась нейтральной, а Финляндия 20 сентября 1944 года вышла из гитлеровской коалиции. Это был главный подвиг в жизни Зои Воскресенской, которая оказалась незаменимой в данной ситуации. Позже, когда она вернулась в Москву, выяснился любопытный факт: один из ее агентов в Стокгольме отказался работать с новым резидентом. Ему никакого дела не было до СССР - он просто полюбил разведчицу.


Другая жизнь


В 1947 году супруги Рыбкины впервые за 12 лет совместной жизни получили отпуск. Они гуляли по окрестностям Карловых Вар и мечтали, что, уйдя в отставку, попросят дать им самый отсталый колхоз или район, куда можно было бы вложить свой жизненный опыт. К сожалению, этот отпуск оказался единственным и последним. Вскоре полковник Рыбкин погиб под Прагой в автомобильной катастрофе… Сразу после похорон Воскресенская написала министру госбезопасности Абакумову рапорт, в котором просила перевести ее на работу в 4-е управление, чтобы вести дальше дела полковника Рыбкина. Ей отказали…


Когда Воскресенской оставалось до пенсии чуть больше года, умер Сталин. В это время она выполняла задание в Берлине. Берия планировал создать единое немецкое государство и искал пути для переговоров с канцлером ФРГ Аденауэром. Впрочем, Берия вскоре арестовали, и разведчица вернулась в Москву.


Затем арестовали и генерал-лейтенанта Судоплатова, с которым Воскресенская проработала два десятка лет. Зоя Ивановна высказалась в его поддержку, после чего ее уволили «по сокращению штатов» и предложили поехать в Воркутинский лагерь для особо опасных преступников, стать начальником спецотдела…


Сначала ей приходилось тяжко. Через четыре дня после приезда случился сердечный приступ: из-за нехватки кислорода. Потом она привыкла, вместо того, чтобы уйти на пенсию в положенный срок, задержалась еще на год. В 50 лет она вышла в отставку и оказалась не у дел... Взялась за перо. Первую рукопись ее повести о комсомольцах печатать не стали. Посоветовали заняться рассказами. А потом пришел успех, с 1962 по 1980 год книги Воскресенской вышли тиражом более 20 миллионов. Впрочем, дожила Воскресенская и до того времени, когда из библиотек ее произведения начали изымать – рассказы о Ленине перестали быть идеологически правильной детской литературой.


Анна Петросова

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц