Версия для печати

16 выстрелов в генсека

Целью устроенного Андроповым покушения был не Брежнев, а Сталин
Балиев Алексей
Ильин пропустил первую машину, а при приближении второй сделалшаг вперед и открыл огонь в упор

22 января 1969 года, 50 лет назад в упор пытались застрелить Брежнева. Покушение не удалось, но, похоже, то было предупреждением для генсека: лучше не разрывать полностью с хрущевской политикой.

Стрелявший 16 раз – беспрепятственно! – оказался согласно официальному заключению невменяемым. Потому был отправлен на длительное лечение в психбольницы. И пребывает в добром здравии по сей день.

Но эта версия скорее прикрытие. Кстати, первый допрос террориста проводил сам глава КГБ СССР Юрий Андропов. Он задавал весьма двусмысленные вопросы и сразу заявил о невменяемости террориста.

Покушение, напомним, состоялось, во-первых, незадолго до международного совещания сориентированных на КПСС коммунистических партий, где намечалось, в частности, осудить хрущевские перегибы с культом личности и выработать общую позицию по нормализации отношений с Китаем и поддерживавшей его Албанией. Во-вторых, в преддверии принятия одобренного Брежневым проекта решения ЦК о перегибах, допущенных в оценке деятельности Сталина. Оно, приуроченное к 90-летию со дня рождения Иосифа Виссарионовича (21 декабря 1969 года), повлекло бы за собой, естественно, существенные изменения в стране, ее экономике, внутренней и внешней политике. Но решение не состоялось из-за противодействия Суслова (поначалу поддержавшего такой проект) и Андропова. В-третьих, вскоре после покушения были прекращены косыгинские экономические реформы, нацеленные на рост эффективности народного хозяйства и внешней торговли. Причем наиболее активно против этих новаций выступали опять-таки Андропов и Суслов.

Председатель КГБ умело «вывел» террориста на заявление, что Брежнев недостоин руководить партией

Покушение произошло вскоре после торжественной встречи экипажей четвертого и пятого «Союзов» – космонавтов Волынова, Елисеева, Хрунова и Шаталова. На прием в Кремлевский дворец съездов вместе с ними ехали также Береговой, Леонов, Николаев и Николаева-Терешкова. Когда кортеж Брежнева с космонавтами приблизился к воротам Боровицкой башни, человек в милицейской форме открыл огонь из двух пистолетов и успел разрядить обе обоймы.

Стрелок – Виктор Ильин 1947 года рождения, младший лейтенант Советской армии, уроженец Ленинграда, прибыл (или скорее был привезен) в Москву специально для этой акции.

Брежнев не пострадал, но испытал сильный шок, от последствий которого так и не оправился. Возможно, генсека спасло то, что его автомобиль ехал в Кремль по измененному маршруту, утвержденному за четыре часа до покушения. Резонный вопрос: Брежнев или его ближайшее на тот момент окружение чего-то опасались? По ряду данных, об изменении маршрута Андропову сообщили за три часа до прибытия брежневской машины к Спасским воротам. По другим источникам, председатель КГБ сам предложил генсеку прибыть другим путем. И таким образом косвенно предупреждал о покушении, которое «контора» может и не предотвратить.

Согласно оценкам гонконгской и тайванской прессы конца 60-х – начала 70-х годов со ссылками на источники в КНР часть окружения Брежнева («Лицо эпохи компромиссов»), а также влиятельные силы на Западе опасались, что советский лидер с некоторыми своими коллегами готов решиться на «укрепление социализма, разрушаемого в СССР после И. В. Сталина, на искоренение хрущевского ревизионизма». В то же время Пекин публично заявлял о растущем военно-политическом давлении Москвы. А впоследствии Брежневу со стороны руководства КГБ подбрасывались планы якобы китайского руководства по устранению бывших соратников Хрущева, чтобы перенастроить генсека на подрывные акции против КНР и повременить с переоценкой деятельности Сталина (см., например, «Документы и материалы IX съезда КПК», Пекин, 1969; «История КНР», т. 3: 1966–1976, Пекин, 2012; https://shtab.su/video/sssr/xolodnaya-vojna-sssr/sekretnue_istorii_proek... «Таipei between Moscow and Beijing», Taipei, 1978).

Историки-советологи Абдурахман Авторханов и Михаил Гардер полагают, что случившееся было в лучшем случае организованной провокацией. Цель – убедить Брежнева в том, что нужно усилить роль КГБ и не предпринимать экстраординарных политических решений. А русско-американский портал «Всегда вместе» (Аlways Together) прямо утверждает: «Андропов подослал некоего лейтенанта Ильина, чтобы если не убить, то по крайней мере деморализовать Брежнева» (alwtogether. com/always-together/ru/hi).

В 7 часов 45 минут 21 января 1969 года Ильин, находясь в наряде дежурным офицером, самовольно покинул часть. Взял с собой два пистолета Макарова и четыре магазина к ним. Затем выехал в Ленинград, а оттуда вылетел в Москву в 10.40. По приезде остановился у дяди – бывшего сержанта милиции.

Вскоре Ильин покинул квартиру, выкрав у родственника милицейский плащ с погонами сержанта и фуражкой, и направился к Кремлю. Но что интересно: он почему-то был беспрепятственно пропущен в строго охраняемую зону у Боровицких ворот. Более того – встал в милицейское оцепление. Хотя документы всех его участников и наличие их в списке тщательно проверялись.

В 14.15 в ворота въехал правительственный кортеж, но Ильин пропустил первую машину. А увидев приближение второй, где, как он утверждал на допросах, по его информации планировалось размещение Брежнева, террорист сделал шаг вперед и открыл огонь в упор по лобовому стеклу из обоих пистолетов. Никаких попыток ему помешать не предпринималось. Но в обстрелянной машине был Береговой, внешне похожий на Брежнева, что ввело Ильина в заблуждение. Выстрелами был смертельно ранен шофер Илья Жарков. Николаев сумел остановить автомобиль, притом что был ранен, как и Береговой. Одна из пуль досталась мотоциклисту из эскорта, но он сумел налететь на Ильина и сбить его. Лишь после этого стрелок был задержан.

Еще днем 21 января командование части, где служил Ильин, доложило в МВД и КГБ об исчезновении младшего лейтенанта с двумя заряженными пистолетами и о его вылете в Москву. Затем дядя офицера сообщил в милицию, что его племянник собирается проникнуть в Кремль и похитил у него милицейскую форму. Но несмотря на эти сведения, Ильин не был задержан.

Весьма характерны сведения о проведенном Андроповым первом допросе: главный упор делался на причины, побудившие Ильина к этой акции. Председатель КГБ умело «вывел» террориста на заявление, что Брежнев недостоин руководить партией и что имеются более авторитетные деятели для этого поста. Резонно предположить, что и допрос был искусной инсценировкой – предупреждением действующему генсеку.

Вскоре Ильина признали невменяемым и в мае 1970-го направили в одиночную палату Казанской психбольницы, где он пребывал в течение 18 лет, затем еще два года – в аналогичном ленинградском медучреждении.

Более того, еще в советский период – в 1990 году Ильина объявили невиновным решением Военной коллегии Верховного суда СССР за недоказанностью состава преступления. Это означает оправдание его теракта против главы КПСС. В том же 1990-м Ильин получил однокомнатную квартиру в Ленинграде. Что самое удивительное: в период ареста и нахождения в психбольницах младший лейтенант оставался в рядах Советской армии, не будучи из нее уволенным.

То, что эти «странности» были ведомы Андропову, подтверждает историк, бывший работник аппарата ЦК КПСС Николай Зенькович, автор книги «Покушения и инсценировки. От Ленина до Ельцина» (2004). Он также обращает внимание на обработку общественного мнения по «делу Ильина» в период перестройки: на волне антибрежневской истерии стрелка представляли как мученика режима.

Цели, ради которых затевалась иезуитская операция, были достигнуты в 1969–1970 годах. Уже в марте, через полтора месяца после покушения удалось раздуть военный конфликт на Даманском. Переоценка в СССР деятельности Сталина не состоялась. Ускорилась подготовка «Проекта 571» по физическому устранению Мао Цзэдуна («Великий ученик»).

Заголовок газетной версии – «Генсек на мушке».

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 2 (765) за 22 января 2019 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц