Версия для печати

Афганский излом

В обществе назрела необходимость дать событиям афганской войны новую политическую оценку
Фаличев Олег
Фото: osnmedia.ru

«Я вас в Афганистан не посылал». Многие помнят, как цинично звучала эта фраза из уст чиновников, отвечавших за социальное обеспечение воинов-интернационалистов в 90-е. Она била в упор, как автоматная очередь, не просто унижая, а уничтожая людей в погонах. Михаил Горбачев и съезд народных депутатов СССР в 1989 году дали негативную оценку участия Советского Союза в афганской войне. Вернувшиеся с нее воины и семьи погибших так и не получили от государства существенной социальной и материальной поддержки. Увы, ситуация не сильно улучшилась. В чем причина и как мы должны оценивать те события сегодня, через 30 лет после вывода наших войск из Афганистана?

Вся страна тогда получила глубочайшую моральную травму, а «необъявленная» война в Афганистане стала предтечей распада Советского Союза.

За период с 25 декабря 1979-го по 15 февраля 1989-го только безвозвратные потери Вооруженных Сил, пограничных и внутренних войск составили 15 051 человек (287 пропали без вести). Санитарные потери – 469 685 человек, в том числе раненые, контуженые, травмированные – 53 753, заболевшие – 415 932. Из 11 294 человек, уволенных с военной службы в связи с ранениями, увечьями и тяжелыми заболеваниями, стали инвалидами 10 751. В плену остались 417 военнослужащих, 130 из них позже были освобождены, но около 300 так и не вернулись.

Ошибки партийной элиты

Об афганской войне написаны десятки книг, тысячи статей, снята масса фильмов. Но время стирает память. Поэтому не лишне еще раз зафиксировать некоторые детали. Как и почему мы втянулись в кровавый конфликт?

В 1979 году по всему Афганистану прокатилась волна вооруженных выступлений, начались антиправительственные мятежи в армии. Его руководство неоднократно обращалось к советской стороне ввести войска, используя как аргумент подписанный в 1978 году двусторонний договор о дружбе и сотрудничестве, в 4-й статье которого оговорено такое обязательство СССР. Всего было около 20 просьб о вводе войск, которые отклонялись. Но в сентябре 1979-го Хафизуллой Амином был отстранен от власти и тайно убит Нур Мохаммад Тараки. В стране начался террор, и потребовались самые срочные меры по стабилизации обстановки, в том числе путем устранения самого Амина.

Общая помощь СССР Афганистану составила более 70 миллиардов долларов

В декабре 1979 года в Афган были переброшены два советских батальона. С одним из них незаметно прибыл Бабрак Кармаль – будущий президент. 12 декабря 1979-го по предложению комиссии политбюро по Афганистану (Андропов, Громыко, Устинов, Пономарев) Леонид Брежнев принял решение об оказании ДРА военной помощи «путем ввода на его территорию ограниченного контингента советских войск (ОКСВ)». При этом все указания отдавались устно. Главная цель определялась однозначно – оказание помощи в стабилизации обстановки, отражение возможной агрессии извне. Советские войска должны были встать гарнизонами и не ввязываться во внутренний конфликт.

Первыми 25 декабря 1979 года в 15.00 по московскому времени границу пересекли соединения и части 40-й армии Туркестанского военного округа. Они установили контроль над важными военными и административными объектами. В ходе штурма президентского дворца Амин был убит, радиостанция Кабула передала обращение к народам Афганистана. Так для СССР началась война, растянувшаяся почти на 10 лет.

Но ввод войск не привел к спаду вооруженного сопротивления исламской оппозиции. Часть афганских офицеров ввиду дезорганизованности армии и нежелания воевать посчитала, что вся ответственность за дальнейшую судьбу страны теперь ложится на Советский Союз. Подобные настроения разделял и Кармаль, постоянно подталкивая наше командование к активным боевым действиям совместно с афганскими частями.

Советские войска оказались втянуты в междоусобную войну, что стало первой и важнейшей стратегической ошибкой нашего руководства, которая потом приведет к огромным человеческим потерям и «черным тюльпанам».

Второй ошибкой явилась попытка скрыть от народа, сыновей которого забирали на войну, сам факт того, что происходит «за речкой». Официально вплоть до 1983 года считалось, что ОКСВ не принимает участия в боях. В 1980-м даже принято закрытое постановление политбюро ЦК КПСС об освещении в СМИ интернациональной помощи. Разрешалось описывать боевые действия не выше взвода, а о фактах гибели офицеров и солдат сообщать в единичных случаях.

Третья ошибка вытекает из первой. Политическое и военное руководство явно не рассчитало количества сил и средств, необходимых для выполнения операции, как и объем иностранной помощи моджахедам со стороны США, Пакистана, Китая, других стран. К тому же значительная часть нашего контингента отвлекалась на охрану аэродромов, электростанций, сопровождение колонн. На 21 июля 1986 года в составе ОКСВ было, например, 133 батальона и дивизиона, из которых 82 (61,7%) выполняли охранные функции.

Четвертая ошибка – в неумении советского дипломатического корпуса подбирать достойные кадры на руководящие должности в афганском руководстве. Насаждаемая нами власть подкупалась или переходила на сторону врага. В результате 1984–1985 годы по числу потерь стали самыми трагичными за всю историю войны. При этом Кармаль рассматривал наше присутствие как средство, за счет которого можно беззаботно жить. В НДПА процветала коррупция, руководство обогащалось на войне, а уровень жизни населения падал. Народно-демократическая власть держалась на советских штыках, и не понимать этого было политической близорукостью.

Так, к 1986 году из Кабула контролировалось только 23 процента территории страны, а численность активных формирований мятежников составила 150 тысяч человек (в 1983-м – 45 тысяч). Как потом признается начальник Генерального штаба ВС СССР маршал Сергей Ахромеев: «Не было ни одной военной задачи, которая ставилась бы, но не решалась, а результатов нет, так как они не закрепляются политическими результатами. Мы контролируем Кабул и провинциальные центры, но на захваченной территории не можем установить власть. Мы проиграли войну за афганский народ».

Советскому руководству в конце концов стало очевидно, что решить внутриафганскую проблему военным путем невозможно, нужны новые подходы и лидеры. А главное – скорейший вывод войск, о чем и было заявлено сначала Кармалю, потом новому генеральному секретарю ЦК НДПА Мохаммаду Наджибулле. Последние подразделения Советской армии выведены на Родину 15 февраля 1989 года. Афганской стороне переданы 184 военных городка на сумму 699 миллионов рублей, различная техника на 98,3 миллиона рублей, оружие, военные и гражданские коммуникации, построенные школы, больницы, дороги… А также все, что было возведено еще до войны за годы мирного сотрудничества. Например, из существовавших к 1987 году 2800 километров дорог, имевших асфальтобетонное покрытие, с помощью СССР было проложено больше половины. А объем нашей технико-экономической помощи составил 70 процентов от всей иностранной. Все коту под хвост. По словам заместителя директора Второго департамента Азии МИДа РФ Дмитрия Кабаева, общая помощь СССР Афганистану составила более 70 миллиардов долларов.

Все круги ада

Ввод войск обосновывался обеспечением стратегических интересов СССР, стремлением сохранить в Афганистане дружественный Советскому Союзу политический режим, защитой южных границ, перекрытием каналов поступления наркотиков. Увы, почти ни одна из этих задач не была решена. Наоборот, после нашего ухода на южных границах полыхнули пожары межнациональных конфликтов да и сам Союз протянул после этого лишь пару лет.

Но объяснять это неспособностью генералов проводить военные операции, неумением воевать никак нельзя. Советская армия с честью и достоинством выполнила поставленные задачи на сложнейшем ТВД, в тяжелейших климатических и природных условиях. Верные присяге, наши военнослужащие были убеждены в том, что защищают интересы Родины и оказывают дружественную помощь соседнему народу.

Это был провал престарелого политического руководства страны, которое не сумело просчитать ни соотношение сил, ни последствия возможного фиаско. Объявленное солдатам и офицерам выполнение «интернационального долга» было не чем иным, как продолжением коммунистической экспансии, частью кремлевской доктрины, в соответствии с которой мы поддерживаем любые революции, если их вожди клянутся в верности идеалам марксизма-ленинизма. Наши вожди просто загипнотизировали себя и население, будто наступила пора «нового мышления». А на поверку военно-политическое руководство СССР попросту переиграли наши нынешние, так называемые западные партнеры, которым удалось втянуть нас в затяжной глобальный конфликт в одном из самых уязвимых регионов мусульманского Востока.

Как считает Герой Советского Союза генерал-полковник Борис Громов, многие военнослужащие, в основном это были солдаты, ребята 18–20 лет, проявили в Афганистане высочайшее мужество, благородство, завидную крепость духа. Более 200 тысяч награждены орденами и медалями, 72 стали Героями Советского Союза. Но сегодня мы должны сделать и такой вывод: нельзя бросать пацанов, не прошедших боевой подготовки, на отъявленных боевиков-профессионалов. На эти грабли мы наступили потом и на Северном Кавказе, в Чечне. Заслуга – не умереть первым в атаке, а победить и остаться в живых.

Повторим: Афганистан оставил в общественном сознании и судьбе нескольких поколений неоднозначный, травмирующий след. Затраты на войну непомерным грузом легли на экономику страны. СССР потерял авторитет на международной арене, внутри страны возникло социальное напряжение. Через Афган прошли 620 тысяч военнослужащих, кроме того, на должностях гражданского персонала там находилась еще 21 тысяча человек. Если не все, то значительная их часть испытала на себе так называемый афганский синдром, посттравматические стрессовые расстройства. 35–40 процентов участников боев остро нуждались после возвращения на Родину в помощи профессиональных психологов, лечении. Но даже погибших (по указанию свыше) хоронили без малейшей огласки. До 1987 года на надгробных памятниках запрещалось делать соответствующие надписи. В результате солдаты и офицеры свои социальные проблемы вынуждены были решать сами.

Лишь через три года с момента ввода войск в Афганистан предоставят некоторые льготы семьям погибших, инвалидам и ветеранам войны, солдатам и офицерам ОКСВ. К сожалению, многие из них были только продекларированы, получать положенное приходилось с боем.

При смене экономической формации после распада СССР ветеранским организациям пришлось буквально воевать с чиновниками за свои права. Более того, социальные проблемы ветеранов боевых действий в Афганистане усугубило принятие в 2004-м закона «О монетизации льгот». И только в последние годы ситуацию удалось несколько переломить, взять курс на создание более или менее достойных условий жизни ветеранов и инвалидов, членов семей погибших защитников Отечества. Хочется верить, что наконец пришло понимание: государство в большом долгу перед ними. Но этого мало. Нужны решения, рассчитанные на долгосрочный период. Требуется обеспечить не только «афганцам», но и всем участникам боевых действий достойную жизнь, укрепить уважение к ним молодежи. Увы, до чиновников это доходит медленно. Как сказала статс-секретарь – заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Наталья Антипина, общее количество «афганцев», не обеспеченных жильем (вставших на учет до 1 января 2005 года), составляет 19 245 человек. А нуждающихся в жилье ветеранов боевых действий, вставших на учет после 1 января 2005 года, – 44 861 человек.

Цифры внушительные. Получается, за счет государственных средств обеспечены всего 1168 человек. Но еще удивительнее, что более 133 миллионов рублей, выделенных на это федеральной властью, не израсходовано. Чиновники на местах не хотят этим серьезно заниматься. А ведь средний возраст воина-интернационалиста сегодня уже 50–60 лет.

Не лучше дела в здравоохранении. По словам главного врача ГБУЗ НСО «Новосибирский областной госпиталь № 2 ветеранов войн» Людмилы Канунниковой, материальное состояние медучреждений для ветеранов войн крайне неудовлетворительное. Износ – 85 процентов, крайне низкое материально-техническое обеспечение. Ветеранам приходится проходить все круги ада, чтобы попасть на реабилитацию.

Недоработка правительства

Такая же картина с пенсиями, социальными пособиями. Поэтому, как сказал член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, руководитель Российского союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич, сегодня в обществе назрела необходимость еще раз вернуться к трактовке тех событий, дать им новую политическую оценку. «Многие проблемы «афганцев» не решаются, потому что в правительстве утрачен профессиональный подход к этой проблеме, – заострил он вопрос. – Даже сегодня на парламентских слушаниях выступления профильных министров и их заместителей некомпетентны. Более того, они не хотят этого слышать, а некоторые не досидели до окончания слушаний и ушли».

Франц Адамович напомнил, что за минувшие 30 лет умерли больше воинов-«афганцев», чем погибли в боях. Есть случаи самоубийств из-за социальной неустроенности. Хотя в стране девять миллиардов рублей выделяется в виде грантов различным общественным организациям. Почему не выделить хотя бы один «афганцам»?

Заместитель председателя ВОО «Боевое братство» Николай Шуба прямо заявил, что в законе «О ветеранах» все выхолощено. Им приходится стоять в общей очереди годами, чтобы получить путевку на санаторно-курортное лечение. Это касается и уровня пенсий, получения жилья. «Ветеранов-«афганцев» в юридическом смысле просто нет, поэтому они стоят в общих очередях наряду с малоимущими. К тому же основная масса «афганцев» – это солдаты и сержанты. Они массово уходят из жизни, потому что не ощущают поддержки государства. Эту проблему отчасти мог бы помочь решить закон «О статусе семей погибших».

Именно поэтому, по словам председателя Комитета Государственной думы по обороне Владимира Шаманова, сегодня нужна консолидация усилий по оценке тех событий. Люди кровь проливали, защищая Родину, и государству уже пора отдать им все сполна.

Солидарен с ним и первый заместитель председателя Комитета ГД по обороне Андрей Красов: нужна доработка закона об установке памятников «афганцам». До сих пор расходы родственникам здесь не компенсируются. Есть проблема и в правоприменительной практике закона «О статусе Героев Советского Союза, Российской Федерации, полных кавалеров ордена Славы». В него заложена такая норма, но на практике все обстоит иначе. В расширяющем закон постановлении правительства РФ нет права на компенсацию затраченных денежных средств, не разработаны типовые образцы памятников, из какого камня они должны делаться и т. п. «Мне кажется, это недоработка правительства, – сказал Красов. – Погибшие герои есть, а уважительного отношения к ним нет».

Заместитель министра труда и социальной защиты Светлана Петрова косвенно подтвердила это, сказав, что приравнять «афганцев», как и других ветеранов боевых действий, к участникам Великой Отечественной войны не представляется возможным, так как потребуется значительное финансовое обеспечение этой нормы. Но командующий 40-й армией, председатель общества «Ветераны Вооруженных Сил РФ» генерал армии Виктор Ермаков на это спросил: «Почему участник Великой Отечественной войны получает 14 тысяч рублей к пенсии, а воин-«афганец» – тысячу, ведь пуля везде одинаково убивала?».

На этот вопрос нашел ответ председатель Союза десантников России, Герой Советского Союза Валерий Востротин: «Почему наши предложения по улучшению социального положения участников боевых действий встречают отторжение в правительстве? Потому что до сих пор не было дано политической оценки тех событий, а она давно назрела».

Ценой жизни

21 ноября 2018 года Государственная дума приняла постановление и заявление «О политической оценке участия ограниченного контингента советских войск в военном конфликте на территории Афганистана в 1979–1989 годах». В нем сказано, что необходимо признать не соответствующим принципам исторической справедливости моральное и политическое осуждение решения о вводе советских войск в Афганистан, выраженное в постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года № 982-1. Депутаты Государственной думы убеждены, что трагические события военного конфликта в Афганистане следует рассматривать, основываясь на соображениях политической беспристрастности и исторической правды.

Необходимо исходить из того, что решение в декабре 1979 года принималось согласно Договору о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Демократической Республикой Афганистан с учетом неоднократных просьб афганского руководства.

Усилиями советских воинов-интернационалистов, отстаивавших геостратегические интересы страны, оказывалось деятельное содействие руководству Афганистана в борьбе с организованной преступностью, сдерживалось разрастание террористической угрозы на границе с Советским государством.

Депутаты Госдумы со всем российским народом склоняют головы и чтят память тех, кто ценой своей жизни отстаивал интересы Отечества. «Мы призываем органы государственной власти Российской Федерации и государств, образовавшихся на территории бывшего СССР, в своей повседневной деятельности уделять особое внимание эффективности мер социальной поддержки инвалидов и ветеранов боевых действий в Афганистане, с честью выполнивших свой воинский и гражданский долг, а также состоянию мемориалов, посвященных памяти советских воинов-«афганцев».

Преклонение перед мужеством, стойкостью и патриотизмом советских воинов-интернационалистов требует от нас и международной общественности не забывать уроки прошлого, делать все, чтобы повторение трагических событий вооруженного конфликта в Афганистане стало невозможным.

Этот документ направлен президенту России, в Совет Федерации, правительство РФ. Хочется сказать: наконец-то! Но как показывает опыт, история собственного государства некоторых наших политиков ничему не учит. Лишь время покажет, изменится ли кардинально отношение к воинам-«афганцам» в нашем государстве после этого постановления и заявления Государственной думы.

Опубликовано в выпуске № 2 (765) за 22 января 2019 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц