Версия для печати

Жилищный вопрос - это временный вопрос

Беляев Юрий
Каким может быть первый вопрос к начальнику строительства, инженерно-технического обеспечения и расквартирования ВВС? Уверен, многие скажут: о том, как решается жилищный вопрос военнослужащих. Но это лишь одна из многих проблем, которыми занимается генерал-майор Игорь РОДА.


В ВВС АКТИВНО РЕШАЮТСЯ И ПРОБЛЕМЫ АЭРОДРОМНОЙ СЕТИ


Каким может быть первый вопрос к начальнику строительства, инженерно-технического обеспечения и расквартирования ВВС? Уверен, многие скажут: о том, как решается жилищный вопрос военнослужащих. Но это лишь одна из многих проблем, которыми занимается генерал-майор Игорь РОДА.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

РОДА Игорь Степанович


Игорь РОДА
Фото Юрия БЕЛЯЕВА
Родился в 1960 году в г. Днепродзержинске Днепропетровской области. После окончания в 1983 г. Военно-инженерного Краснознаменного института им. Можайского проходил службу в РВСН на объектах Государственного центрального военного полигона (Капустин Яр). С 1993 г. - в Главном инженерном управлении ПВО, а после объединения ВВС и ПВО - в Управлении начальника строительства, инженерно-технического обеспечения и расквартирования ВВС, где прошел путь от заместителя начальника отдела до начальника управления. С марта 2005 г. - начальник строительства, инженерно-технического обеспечения и расквартирования ВВС. Заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства РФ. Генерал-майор.


- Многим известно, что вы занимаетесь жилищной проблемой, но мало кто знает о двух других составляющих вашей работы - это строительство и инженерно-техническое обеспечение. Какие здесь перспективы?

- Главным и основным нашим делом является укрепление боевой готовности ВВС и обороноспособности страны. Это главное. Жилищный вопрос - это временный вопрос, и как отметил президент В.В. Путин в ежегодном Послании Федеральному собранию, до 2012 года мы его должны полностью закрыть. Другая составляющая нашей деятельности - работа на спецобъектах. Это капитальный ремонт, реконструкция и строительство аэродромов ВВС. К примеру, в прошлом году мы в кратчайшие сроки выполнили задачу по строительству ВПП на аэродроме Хотилово в Тверской области. Это была очень капиталоемкая работа под контролем Министерства обороны. В этом году мы заканчиваем там строительство стоянки для самолетов, рулежных дорожек и объектов служебно-технической застройки и в конце года отчитаемся за выполнение всего комплекса работ.

Большая работа ведется по обустройству военно-учебных заведений. В этом году немалые средства целевым образом направлены на обустройство Челябинского штурманского училища, где мы выполняем реконструкцию одной из казарм под офицерское общежитие, в котором будут жить курсанты старших курсов. Кроме того, приводим в порядок и другие объекты училища. Уже полностью закончен комплексный, то есть от подвала до кровли, ремонт курсантской столовой. Отремонтировано два этажа учебно-лабораторного корпуса, музей, санчасть. Работали в штабе, на КПП аэродрома и на самом аэродроме. К 1 июля, как того требовал главнокомандующий ВВС, мы все эти работы закончили. Там же в Челябинске ведется строительство большого спортивного комплекса, отвечающего всем современным требованиям. Подобный комплекс будет и в Краснодарском авиационном училище.

Много внимания уделяется аэродромной сети. Практически на каждом аэродроме выполняется какой-то объем работ - от минимально необходимого до капитального - с привлечением наших сил и средств, то есть наших инженерных батальонов. При этом оплачиваются только строительные материалы. Кроме инженерных батальонов, работы выполняют и подрядные организации, которые по конкурсу получили это право.

- То есть работают самые лучшие?

- Есть Федеральный закон №94, которым мы в данном случае неукоснительно руководствуемся. Конечно, порой появляются обиженные, которые считают, что они лучшие. Эти организации обращаются во всевозможные инстанции вплоть до прокуратуры. Подобная ситуация сложилась, когда проводился конкурс на выполнение работ в Хотилово, о которых я уже говорил. Но, как показала прокурорская проверка, да и сама жизнь, конкурс был проведен правильно и организация выбрана достойная. Ее, кстати, возглавляет Герой Социалистического Труда, бывший министр транспортного строительства и бывший генеральный директор строительства БАМа Е.В. Басин. Когда организацию возглавляет человек такого уровня, в ее компетенции сомневаться не приходится. 1 июня мы с заместителем главнокомандующего ВВС по тылу были на объекте и оценили все выполненные работы. Достаточно сказать, что взлетная полоса, выполненная по технологии бетон-монолит, в течение года выдержала все перепады температуры. Сейчас на ней ни одной трещины.

- В процессе организационных мероприятий высвобождаются военные городки. Какая в этой области проводится работа?

- В Министерстве обороны и в ВВС отработали комиссии по вопросам оптимизации казарменного и жилищного фонда. Было определено, сколько для Вооруженных Сил необходимо зданий и сооружений вообще. Определены так называемые базовые военные городки, где будут сосредоточены какие-то наши силы и которые в дальнейшем будут использоваться в интересах ВВС. Они не подлежат сокращению в обозримом будущем. Определен пустующий жилищный казарменный фонд, в отношении которого существуют разные подходы, наиболее оптимальный для нас - это реализация через территориальные органы Росимущества. Вырученные при этом деньги в конечном итоге используются на нужды Вооруженных Сил. При невозможности реализации происходит списание и разборка зданий. После чего производится рекультивация земли. Не должно быть руин и свалок мусора. Мы должны по-хозяйски относиться к своей стране и обязаны восстановить тот изначальный облик, который имела земля до строительства.

- Как обстоят дела в Канте?

- Нашей авиационной базе в Киргизии уделяется самое пристальное внимание. Ее посещали президент России, министр обороны РФ и неоднократно - главнокомандующий ВВС. Надо сказать, что за два года мы кардинально изменили ее облик. От захудалого военного городка ничего не осталось. В этом году там заканчивается строительство школы, уже сооружен современный спортзал и модульная автоматическая котельная, прошла реконструкция системы водоснабжения. В перспективе планируем строительство детского сада и дальнейшее строительство жилых домов. Одним словом, базу сейчас не узнать.

- Ну и собственно, квартирный вопрос...

- Темпы жилищного строительства увеличиваются. Как особенность хочу отметить, что мы сейчас переходим к районному проектированию и крупноблочному строительству. В связи с этим в ВВС разработана программа по застройке большого микрорайона в Иркутске на землях Министерства обороны, где в итоге мы получим более 2000 квартир. Программа утверждена и уже реализуется на этапе проектирования.

Разработан и утвержден план перспективной застройки военного городка Северный под Москвой. Там будет построено около 1500 квартир. Аналогичная работа проведена в отношении военного городка Ступино, где мы получим более 2000 квартир. Для ГЛИЦ им. Чкалова в Ахтубинске разработана схема размещения пяти жилых домов на 600 квартир. Все сделано в рамках Градостроительного кодекса, который требует обязательного согласования проектирования и строительства в различных инстанциях.

- А какие сейчас направления в решении жилищной проблемы наиболее перспективные?

- Проблема обеспечения военнослужащих жильем решается по нескольким направлениям. Первое - это собственное строительство домов, самый эффективный и простой путь. Второе - это выделение ГЖС, программа, которая функционирует в ВВС достаточно давно. С момента начала ее реализации, то есть с 1998 года, и по 2007 год военнослужащими ВВС приобретено более 20 000 квартир. Поверьте мне, это очень весомая цифра. На 2007 год нам установлен лимит - около 2000 сертификатов, и этого даже не хватает. Желающих получить ГЖС больше, чем выделяемых сертификатов. Так что программа реальная, программа работает. Она вносит свой весомый вклад в решение проблемы обеспечения жильем военнослужащих. Конечно, есть люди, которые требуют квартиру, а есть те, которые говорят: "Дайте нам сертификат, и мы решим свою проблему".

Следующий путь решения квартирного вопроса - это повторное заселение. То есть, скажем, офицер, отслуживший установленный срок и подлежащий увольнению, получает квартиру или ГЖС. Он освобождает занимаемую жилую площадь, которая, в свою очередь, жилищной комиссией распределяется другому военнослужащему. Выделяя одну новую квартиру или один сертификат, мы решаем жилищную проблему двух семей.

Еще одно направление в решении вопроса - Президентская программа "15+15", которая работает с прошлого года. Она касается военнослужащих, которые имеют право на получение квартиры в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Ленинградской области и Калининграде. В рамках этой программы в течение прошлого года мы полностью решили и в этом году решаем жилищные проблемы всех военнослужащих ВВС, подлежащих увольнению в запас. Наполнением этой программы является наше собственное строительство и строительство, которое осуществляет "Росстрой". В прошлом году по своей линии мы получили около 450 квартир, по линии "Росстроя" - более 200. Жилье нам также выделяется от Управления капитального строительства и инвестиций МО РФ. Это наш центральный орган заказчика, который подчиняется начальнику Службы расквартирования и обустройства МО РФ. По этой линии в прошлом году мы получили более 250 квартир. В целом за 2006 год мы приобрели около 8500 квартир. Это 100,1% от плана года. На 2007 год запланировано получить уже около 9500 квартир.

Жилищная проблема решается и по линии инвестиционных проектов. Эта деятельность также важна, потому что в процессе организационно-штатных мероприятий высвобождаются какие-то площади, военные городки, почему бы их не вовлечь в хозяйственный оборот. Польза тут и коммерсантам в виде прибыли, и государству, потому что на оставленных военными территориях развивается новая жизнь, вырастают новые микрорайоны, поселки, города. Сейчас в ВВС реализуются более 10 инвестиционных контрактов. В 2006 году получено более 1200 квартир. В рамках этой деятельности, конечно, кое-что можно было бы оптимизировать. К примеру, зачем ждать, пока инвестор в течение двух-трех лет что-то построит, если при этом он готов выделить нам средства, а мы готовы их освоить в более короткие сроки. При этом на те же деньги мы способны построить больше квартир, чем нам бы отдали по рыночной стоимости в конце реализации инвестиционного проекта.

С 1 января 2005 года вступил в действие Федеральный закон №117 "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих". Этот закон работает прежде всего в отношении выпускников вузов, начиная с 2005 года. В настоящее время более 6500 военнослужащих ВВС изъявили желание участвовать в этой программе. В этом году в Министерстве обороны осуществляется эксперимент по досрочной покупке военнослужащими квартир за счет кредитов. От ВВС в нем участвует 25 офицеров. Из них 7 уже приобрели квартиры. С одним из участников программы я недавно беседовал. Конечно, офицер счастлив. Программа интересная, за ней, естественно, будущее. Она дает офицеру право и возможность приобрести квартиру в любом месте, там, где он хочет жить, имея при этом служебное жилье по месту прохождения службы.

В процессе эксперимента возник ряд нюансов, которые в теории было трудно предусмотреть. К примеру, Военно-страховая компания не страхует жизнь офицера в случаях, связанных с исполнением воинских обязанностей. В свою очередь, банк без этой страховки кредит не выдает. А вот еще одна проблема. Чтобы оформить квартиру, требуется месяц-полтора. Отпуск же военнослужащего предназначен для отдыха и укрепления здоровья, и не каждый согласится провести его в очередях и за оформлением документов. Перед командирами встает вопрос: как быть в этой ситуации? Нормативных документов на этот счет нет никаких.

Все материалы по проблемам, возникшим в ходе эксперимента, мы обобщаем, анализируем и направляем в Управление реализации жилищных программ. Таким образом, эксперимент имеет две цели. Первая: показать, что программа реально работает и помочь офицерам уже сейчас, когда они только начинают службу, купить свое жилье. Вторая: провести обкатку программы и выявить те трудности, с которыми может столкнуться офицер на пути приобретения своей квартиры, а также выработать рекомендации по изменению некоторых положений нормативных документов.


Аэродромам сейчас уделяется повышенное внимание со стороны командования ВВС.
Фото Леонида ЯКУТИНА
- Хотелось бы поговорить и о качестве строительства. Здесь нет никаких нареканий?

- Что касается качества, то оно проверяется постоянно. Во-первых, на этапе проектирования любая документация должна пройти государственную экспертизу проекта. А на этапе самого строительства существует инспекция технического надзора, государственный архитектурно-строительный надзор, авторский надзор и целая группа органов, которые контролируют качество. И я скажу так: на объектах ВВС нет конструктивных элементов, которые могут представлять какую-то угрозу для зданий и - не дай Бог - для жизни людей. Я допускаю, что на уровне отделочных работ могут быть замечания, которые дотошно исследуются и устраняются. Начальник Службы расквартирования и обустройства МО РФ генерал армии А.В. Гребенюк очень серьезное внимание уделяет качеству всех работ и качеству применяемых материалов. В этой связи хочу процитировать его слова: "Россия не должна быть полигоном для испытания иноземных строительных материалов". То есть в дело должны идти только качественные строительные материалы, которые обеспечат нормативный срок службы жилого дома или спецобъекта.

- Зачастую жилищные комиссии не распределяют служебные квартиры офицерам, которые начали свою службу в рядах ВС РФ до 1998 года, мотивируя это тем, что у данной категории военнослужащих есть привилегия получать только постоянное жилье. Это негласное правило или законодательно определено?

- Служебная квартира распределяется в порядке очередности - так требует Жилищный кодекс. Строго говоря, самого термина "служебная квартира" в кодексе уже нет, есть понятие "специализированный жилищный фонд". Но в данном случае суть не в этом, а в том, что каждому офицеру положена служебная квартира и служебный фонд воинской части формируется под штатную численность военнослужащих по контракту. Что касается офицеров, начавших службу до 1998 года, речь здесь идет об обязательстве государства по предоставлению постоянной жилой площади и дело тут не в служебном жилье, а в постоянном.

- На деле же получается так: офицер отслужил в армии, скажем, лет 20, прибыл к новому месту службы в отдаленный гарнизон, а ему говорят, что служебное жилье тебе не положено, а постоянного тут нет, а если есть, ты на него не согласишься. Так что иди, снимай...

- Такого не может быть. Офицер имеет право на постоянное жилье при выслуге более 10 лет. Если этот срок меньше - он обеспечивается служебным жильем. В этом случае при увольнении квартира освобождается, и государство никаких обязательств не несет. Ну а тот, кто отслужил более 10 лет, имеет право и на служебное, и на постоянное жилье. Эти два понятия не исключают друг друга. Я бы сказал так: служебное жилье - не право военнослужащего, это наша обязанность.

- И когда же квартирный вопрос будет решен окончательно?

- Структура нашего комплекса позволяет выполнить задачу, которую поставил президент в Послании Федеральному собранию: до 2010 года закрыть вопрос с постоянным жильем, а до 2012 полностью сформировать специализированный жилищный фонд под штатную численность Вооруженных Сил. Для этого у нас есть все: аппарат заказчика - отделы и отделения капитального строительства и Управление капитального строительства ВВС, есть финансовая инспекция ВВС, профильные отделы, служба главного экономиста. Есть специалисты, проработавшие в условиях Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, есть опыт, есть школа, есть преемственность поколений. В принципе любой объект мы можем, что называется, через сито пропустить. Самое страшное для нас - это сидеть без дела.

- Вы уже более двух лет в должности начальника строительства, инженерно-технического обеспечения и расквартирования ВВС, можно подвести некоторые итоги. За два года что сделано? И что впереди?

- Два года назад в ВВС было более 46 000 военнослужащих, нуждающихся в жилье. На 1 января 2007 года осталось немногим более чем 32 500 семей. За эти два года мы добились того, что не слышно упреков в адрес Министерства обороны, и ВВС в частности, связанных с неуплатой денег за топливно-энергетические ресурсы. Вы помните эту волну отключения энергоснабжения военных городков. Сейчас такого нет. За два года налажена работа по обеспечению войск необходимыми средствами. Теперь мы хотим улучшить качество выполнения этой задачи за счет разумной экономии. Достичь этого можно путем установки современных автоматизированных систем учета, избавлением от ненужных фондов. Зачем держать лишнее наружное освещение, теплоснабжение и водоснабжение? В этом плане многое зависит от каждого командира, который по-хозяйски должен относиться к вверенным ему объектам.

А что касается перспектив, то план действия нам обозначил президент в ежегодном Послании Федеральному собранию - это действия по созданию фонда служебного жилья и решению вопроса с постоянным жильем для военнослужащих. Мы должны избавить людей от социальных проблем и необустроенности. Части ВВС должны заниматься боевой подготовкой и шлифовать свое мастерство. У военнослужащих не должно быть проблем, связанных с тем, что где-то на голову капает вода или этой воды нет вовсе, что нет тепла или электричества. Должно быть все: и люди обустроены, и техника должна храниться в нормальных условиях, дороги должны быть хорошими, а аэродромы прекрасными. У нас еще очень много работы, то, что мы делаем сейчас, лишь небольшая часть того, что нам предстоит сделать. Я уверен, что все это будет выполнено.

Юрий БЕЛЯЕВ

Опубликовано в выпуске № 27 (193) за 18 июля 2007 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц