Версия для печати

"Афганский" взгляд на Русское поле

Хроленко Александр
В пору всемирного экономического кризиса, девальвации дензнаков и душ некоторых граждан особое значение приобретают люди твердых убеждений. В том числе люди в погонах, которые знают цену не только ратному подвигу, но и крестьянскому труду. В связи с этим я невольно мысленно возвращаюсь к беседе с легендарным офицером спецназа, ветераном афганской войны и других вооруженных конфликтов подполковником запаса Алексеем Ефентьевым. Недавно буквально в сердце русского Черноземья мы говорили с ним об основополагающих ценностях нашего прошлого, о жизни и воинской службе. Точнее, это была его исповедь - спецназовца, человека необычной судьбы.


ЗА ВЕЛИКУЮ ИДЕЮ НА ПОЛЕ БОЯ СРАЖАТЬСЯ И УМИРАТЬ НЕ СТРАШНО


В пору всемирного экономического кризиса, девальвации дензнаков и душ некоторых граждан особое значение приобретают люди твердых убеждений. В том числе люди в погонах, которые знают цену не только ратному подвигу, но и крестьянскому труду. В связи с этим я невольно мысленно возвращаюсь к беседе с легендарным офицером спецназа, ветераном афганской войны и других вооруженных конфликтов подполковником запаса Алексеем Ефентьевым. Недавно буквально в сердце русского Черноземья мы говорили с ним об основополагающих ценностях нашего прошлого, о жизни и воинской службе. Точнее, это была его исповедь - спецназовца, человека необычной судьбы.
{{direct_hor}}

Афганистан: в коротком промежутке между боями - письмо домой.
Фото Леонида ЯКУТИНА
Алексей Ефентьев интереснее и глубже, чем списанный с него персонаж "Гюрза" из телефильма Александра Невзорова "Чистилище". Родился в Туркмении, в семье военнослужащего. Корни - под Царицыном (Волгоградом). Казачьего роду. Дед, Иван Ефентьев, - казачий атаман, награжденный четырьмя Георгиевскими крестами.

ЧЕСТНО ДЕЛИТЬ СУДЬБУ

О себе говорит скупо и неохотно: "Детство? Как у всех советских ребят: детсад, школа, пионерия, комсомол, футбол, лыжи, рукопашный бой. Когда прадед, дед и отец служили, то и размышлять о выборе жизненного пути особо не пришлось. Конечно, хочется побольше мира, солнечного неба над головой, и все же, если в стране каждые сорок-пятьдесят лет происходят глобальные потрясения, надо честно делить судьбу страны и государства".

Службу по призыву Алексей Ефентьев начинал на Каспийской флотилии. Потом - Бакинское ВОКУ. В 1986-м - Афганистан. Далее - Карабах, Баку, Чечня, Косово. Список его боевых орденов и медалей соответствует званию и достоинству офицера войск спецназа. Из девятнадцати "календарей" офицерской службы четырнадцать - горячих. Поэтому его слова о мире по-особому убедительны.

- Есть вещи гораздо важнее моей или чьей бы то ни было самой замечательной биографии: в ближайшие сто лет мир вряд ли кардинально изменится, многие проблемы геополитики, отношений между странами по-прежнему будут решаться силой.

Проблемы армии и общества следует решать адекватными методами. Если кто-то принимает неправильные решения, неправильно командует или плохо снабжает, это еще не повод отказываться от армии и флота вообще. К сожалению, в последние годы многие потеряли чувство патриотизма. И не только патриотизма. Даже в "своем кругу", среди ветеранов локальных конфликтов порой остро ощущаешь: мы, "афганцы", - одно, а есть и другое поколение, другие люди, другое настроение. Есть герои Северного Кавказа, иных горячих точек, но уже что-то не то.

Для всех Афганистан начинался с аэродрома Кабула, как в фильме "9 рота". Это была настоящая армия, обученные люди. Туда и рядовой боец не мог попасть просто так, а только через пятимесячные курсы, включавшие горную подготовку.

Сегодня объявлено о сокращении 117 с лишним тысяч офицеров (и тем самым объявлено о ненужности этих людей). Поэтому очень важно подумать не только о "социальных гарантиях" (материальных отступных), но и о смысле жизни офицеров. Впрочем, и с социальными гарантиями не все просто. К примеру, только в СКВО увольняемым офицерам потребуется около 15 тысяч квартир. А ведь это половина годовой нормы армии и флота в лучшие времена. Остается принять на веру слова министра обороны РФ: "Процесс сокращения офицерского состава пройдет планово и не вызовет никакого напряжения".

За три года можно построить панельные многоэтажки, перековать мечи на орала. Гораздо сложнее перенастроить человеческую душу.

Петр Первый, посвятивший жизнь созиданию новой России, строительству армии и флота, говорил: "Корабли, дети мои:" Он понимал, как неразрывны будущее страны и судьба Вооруженных Сил. Это особое, личное отношение проходит сквозь века. Невский, Суворов, Кутузов, Жуков - своего рода историческая арматура. И генерал-полковника Маргелова, создавшего ВДВ, седые ветераны до сих пор называют Батей. Кого сегодня можно поставить в один ряд с подобными фигурами?

Полные сил и желания служить Отечеству офицеры, задолго до положенного срока отправленные в запас "за ненадобностью", всегда будут помнить это предательство.

ИДЕЯ И ВЕРА

- И в Афганистане бывало всякое, дедовщина тоже была, - вспоминает Алексей Ефентьев. - Однако большинство людей на грани между жизнью и смертью жизнь оценивали иначе. И государство по-другому, не так, как сегодня, помогало, одевало, снабжало армию. А главное - была идея! Не случайно до сего дня в Афганистане "советских" считают хорошими. Мы ведь действительно строили школы, дизельные электростанции и заводы, сажали деревья. Не без перегибов, но действительно выполняли интернациональный долг. Мы что-то несли туда. И никогда не рвали тонкую восточную линию. Местные мирные жители всегда оставались для нас такими же нормальными людьми, как наши, в Союзе. Кстати, у меня в батальоне были процентов семьдесят "среднеазиатов";. Вот почему в Афганистане сейчас так ненавидят американцев и добром поминают нас. Все познается в сравнении.

Это сейчас от всеобщей неразберихи может "поехать крыша", а тогда была идея. Когда ты с душой, с идеей, с верой - ты паришь. С этим и умирать не страшно! И никто тебя не бросит. Коль ранили, убили - рота придет, батальон или бригада, но тебя или твое тело заберут, унесут назад. И прилетит госпиталь. Теперь все по-другому. Как-то обезлюдело, пришло в упадок, обесценилось.

Что такое Чечня или Южная Осетия? Те же БМП, которые еще в Афгане ездили, те же автоматы (АКМ-7,62), а люди - другие. Не было такого разделения в обществе, на войну мог попасть человек из любой семьи. Сегодня те, у кого есть материальная возможность "отмазаться", отошли в сторону. И государство уже по-разному относится к своим гражданам.

Утрачена вера, исчезла идея, возникла нищета. Вспомните фильм "Чистилище". Мало кто обратил внимание на мотивацию одного из его главных героев. Танкисту предлагают за хорошее вознаграждение перейти на сторону противника. А он думает: "Нет, они Серегу убили..." В Чечне воевали уже не за Родину, а за друга. Вне государственной идеи. А значит, идею и идеологию надо поднимать, если угодно, создавать заново! Как боевое знамя.

Всегда шел на службу с удовольствием. Это счастье в жизни. Мне повезло служить с лучшими представителями Вооруженных Сил. Генералы Василий Васильевич Приземлин, Владимир Валентинович Чиркин, Валерий Евгеньевич Евтухович (позднее - начальник штаба ВДВ) - люди, которые очень сильно повлияли, построили меня по кирпичику. В службе очень многое зависит от толкового командира, веры подчиненных в него. И в Центральной России довелось служить с прекрасным офицером, моим заместителем, Юрием Михайловичем Заварыкиным. Человеческие отношения строятся на доверии. Бывало, меня недолюбливали начальники, побаивались солдаты, от этого наши отношения не портились. Но никто из тех людей, с кем доводилось служить, мне в лицо не плюнет. И я этих людей никогда не забуду.

Не так давно скончался мой любимый командир - полковник Олег Шелухин. Все собирался ко мне в гости. Не выдержало сердце. Странно, когда-то относился к нему неприязненно, а прошло время - понял: лучший командир в моей жизни. Столькому научил. Уже после Чечни и Косово он попросил меня взять к себе сына, выпускника военного вуза. Это - Доверие и Преемственность с большой буквы.

Или вот на Смоленщине живет рядовой афганской войны Александр Кириенко, награжденный орденами Красной Звезды, Мужества, тремя медалями "За отвагу". Инвалид. И живется ему непросто. Такие люди должны быть ориентиром для молодежи, о них не должно забывать общество! А ведь зачастую они не находят себя в мирной жизни. Если бы государство стремилось к достойному будущему, оно по-настоящему заботилось бы и о молодежи, и о ветеранах локальных войн.

В России нередко сплеча ломают обычаи, традиции, опыт, наработки, хотя за всем этим - десятилетия и века труда многих поколений. А, к сожалению, построить заново что-либо более достойное удается далеко не всегда.

В библиотеках войск специального назначения хранятся уникальные труды о ведении партизанских действий, гигантский боевой опыт. Остались преемники фронтовиков, теперь тоже седые. Всегда ли к ним прислушиваются? Многие доживают свой век позабытыми. Мы, "афганцы", стараемся поддерживать таких людей, и все же сил и средств на всех не хватает. Надо бы поучаствовать и государству.

После Косово нашу войсковую часть сократили, и мне пришлось уйти в запас рано. До сих пор жалею. Наше поколение учили: "Офицер - профессия героическая. В обществе офицер - элита". Не номинально, а по сути. В последнее время статус понизили. И здесь уместно вспомнить Францию накануне Второй мировой, страну, в которой девушки стеснялись встречаться с военнослужащими, выходить замуж за офицеров. Францию Гитлер взял за две недели.

Мы как-то быстро утратили преемственность, а возрождать ее рано или поздно придется. Быть может, не надо водить нас "сорок лет по пустыне", пока умрет последний рожденный при социализме, а надо гораздо быстрее возвращаться к нормальной жизни?

Старая истина, и все же по большому счету только армия делает мужиков нормальными. У меня три сына, и хотел бы, чтобы они стали офицерами, окончили факультет спецназа, научились себя и Родину защищать.

РУССКОЕ ПОЛЕ

- Когда цветет рожь и дует ветер, поле волнуется, как море. Специально привожу жену и детей любоваться на эту красоту, - говорит подполковник запаса Алексей Ефентьев, ныне генеральный директор одного из сельхозпредприятий Центральной России (специализация: зерновые, технические культуры, животноводство).

Пока живешь службой, все нормально. Выходишь в запас - надо двигаться дальше. Чем объясняется мой выбор? Возможно, гены. Мама - агроном. Вообще-то до увольнения в запас не знал, что такое вскопать огород. Мы с друзьями пошли в сельское хозяйство по зову души. Работаем вместе, получается неплохо. Дело увлекло, захватило. Здорово видеть, как изначально голая земля обработана, засеяна и на ветру колышутся плоды твоих трудов.

Жена даже корит иногда, что со службы приходил домой чаще, чем сейчас. Так и должно быть. Крестьянин должен постоянно чувствовать себя хозяином на земле в хорошем смысле. Это очень важно.

Когда пришли, здесь царило запустение. Наше хозяйство стало подспорьем для многих из 800 жителей ближнего села. Сложились добрые, конструктивные отношения и с местной администрацией. Сегодня село очень изменилось. Раньше на каждом подворье были коровы, овцы, свиньи, птица. Теперь живности меньше. И все же тот, кто желает работать, прочно стоит на земле. Казалось бы, сельское хозяйство - вечные проблемы и зимой, и летом. Но если втягиваешься, без этого уже жить не можешь.

P.S. Алексей Ефентьев чувствует себя в новой жизни уверенно. Успешно переплавляет боевой и жизненный опыт в эффективное производство. Как дай Бог каждому уволенному в запас военнослужащему! Но я подумал о другом: если бы его часть не сократили, офицер спецназа продолжал бы служить и принес России пользы не меньше.

Александр ХРОЛЕНКО

Опубликовано в выпуске № 7 (273) за 25 февраля 2009 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц