Версия для печати

Приговор приведен в исполнение

Бирюков Алексей
Об этом мне поведал мой троюродный племянник Евгений Леонидович Бирюков, будучи в Москве проездом из Харькова в 1992 году. Его рассказ о трагической судьбе прапрадеда - Михаила Николаевича Бирюкова подтолкнул меня взяться за перо и рассказать о страшных событиях, относящихся к последствиям октября 1917 года в России.


ЧАСТНАЯ ИСТОРИЯ - ТЫСЯЧИ ТАКИХ СОСТАВЛЯЮТ ИСТОРИЮ СТРАНЫ


Об этом мне поведал мой троюродный племянник Евгений Леонидович Бирюков, будучи в Москве проездом из Харькова в 1992 году. Его рассказ о трагической судьбе прапрадеда - Михаила Николаевича Бирюкова подтолкнул меня взяться за перо и рассказать о страшных событиях, относящихся к последствиям октября 1917 года в России.
{{direct_hor}}
Прошло не одно десятилетие со дня гибели Михаила Николаевича. Ушедшее старшее поколение не посвящало нас в детали его жизни: оберегало, боясь печальных последствий. Поэтому при работе над этим материалом пришлось прибегнуть к архивным и литературным источникам.

Подполковник Михаил Николаевич Бирюков (1869-1918 гг.) - потомственный военный, происходил из древнего дворянского рода на Смоленщине. Генеалогическое древо Бирюковых своими корнями восходит к XV веку, а по женской линии - и к более ранним временам. Род Бирюковых записан в 6-ю часть Родовой книги Смоленской и Костромской губерний.

Его дед - Сергей Иванович Бирюков - генерал-майор, участвовавший в войнах с Наполеоном в 1807 и 1812 годах. Участник генеральных сражений в Восточной Пруссии и при селе Бородино. Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и другими наградами Российской империи.

Его отец - генерал от инфантерии Николай Сергеевич Бирюков окончил Павловский кадетский корпус. Молодым офицером участвовал в войне с венграми в 1849 г., с турками, французами и англичанами в 1853-1856 годах. Награжден российскими и иностранными орденами. Мать - Наталия Никаноровна (урожденная Кубаровская), дочь полковника, окончила Смольный институт.

Восприемником Михаила Николаевича был Иван Ефимович Деникин - отец известного генерала Антона Ивановича Деникина.

Михаил Николаевич рано осиротел. Отец скончался на 51-м году. Участие в войнах и тяготы военной службы подорвали его здоровье. На руках вдовы остались шесть детей. Михаила Николаевича в возрасте 9 лет она отдала на воспитание в Орловский кадетский корпус, по окончании которого в 1889 г. он был зачислен в Николаевское кавалерийское училище юнкером рядового звания, а через год стал унтер-офицером. После училища высочайшим приказом 4 августа 1896 г. был произведен в корнеты. Служил в Драгунском полку. В 1896 г. награжден медалью "В память царствования Императора Александра III" и произведен в поручики со старшинством, а в 1898 году - в штабс-ротмистры. Командовал эскадроном. Всецело отдавался службе, пользовался авторитетом у офицеров.

В 1905 году переведен на службу в 203-й пехотный Грайворонский полк с переименованием в штабс-капитаны, командовал ротой. В 1905 г. переведен на укомплектование 17-го Архангелогородского Его Императорского Высочества Великого князя Владимира Александровича полка. В составе 3-й Маньчжурской армии участвовал в Русско-японской войне. За эту кампанию Михаил Николаевич награжден орденом Св. Станислава 3-й степени и медалью "В память Русско-японской войны 1904-1905 гг.".

По окончании военных действий полк был возвращен на постоянное место дисклокации в Житомир. Михаил Николаевич в 1908 г. был произведен в чин капитана со старшинством. В Архангелогородском полку произошла смена командира. Об этом позднее Деникин в эмиграции написал в своих воспоминаниях: "Высочайшим приказом от 12 июня 1910 г. я был назначен командиром 17-го пехотного Архангелогородского полка, квартировавшего в городе Житомире Киевского военного округа. Полк этот, один из старейших в Российской армии, созданный Петром Великим, незадолго перед тем отпраздновал 200-летие своего существования".

Командуя полком, А.И. Деникин зарекомендовал себя вдумчивым и заботливым воспитателем подчиненных. За четыре года он не наложил на офицеров ни одного дисциплинарного взыскания, ограничиваясь "командирским внушением". В преддверии мировой войны А.И. Деникин настойчиво учился сам и учил подчиненных, применяя самые передовые, нешаблонные методы боевой подготовки. Вот что он сам писал по этому поводу: "По части парадов и церемониальному маршу мой полк отставал от других - на это я не обращал особого внимания. Стрелял полк хорошо, а маневрировал даже лучше других. Опыт японской войны и новые веяния помогли вне учебных программ натаскивать людей на ускоренных маршах, благодаря чему на маневрах мой полк сваливался на голову не ожидавшего его "противника". Устраивал переправы через реки, не проходимые в брод, всем полком без мостов и понтонов, пользуясь такими имевшимися под руками средствами, как доски, веревки, снопы соломы, и помощью своих хороших пловцов. Надо было видеть, с каким увлечением и радостью все чины полка участвовали в таких внепрограммных упражнениях и сколько природной смекалки, находчивости и доброй воли они при этом проявляли..."

В марте 1914 года А.И. Деникин был переведен с повышением в Киевский военный округ, оставив о себе в полку добрую память. Служба под командованием Деникина помогла М.Н. Бирюкову приобрести знания и немалый опыт военного человека. Крестнику своего отца Деникин поблажек не делал. Михаил Николаевич в 1912 году был награжден медалью "В память 100-летия войны 1812 года". В 1913 году - медалью "В память 300-летия царствования Дома Романовых".

Накануне Первой мировой войны 17 июля 1914 года Михаил Николаевич по мобилизации прибыл в зону дисклокации 3-й армии из состава 17-го пехотного Архангелогородского полка и был зачислен в 8-й пехотный запасной батальон с назначением командиром 1-й роты.

1 августа 1914 года Германия объявила войну России, через пять дней в войну с Россией вступила Австро-Венгрия. Приказом по Юго-Западному фронту за №119 от 1 октября 1914 года батальон, в котором проходил службу М.Н. Бирюков, вошел в состав 3-й действующей армии, частично восполнив потери, которые она понесла в кровопролитной Галицийской битве.

Находясь в действующей армии, Михаил Николаевич пережил и горечь поражений, и радость побед. В апреле 1915 года он был направлен в 12-й маршевый запасной батальон, а 21 июня награжден орденом Св. Анны 3-й степени (высочайше утвержден пожалованным орденом 12 декабря 1915 г.). В январе 1916 года Михаил Николаевич был переведен на Западный фронт в 12-й пехотный запасной полк, где командовал ротой.

Ставкой в Могилеве 14 апреля 1916 года было проведено совещание с участием командующих фронтами и начальников их штабов для выработки плана операции на фронте. Командующие войсками Северного (генерал Куропаткин) и Западного (генерал Эверт) фронтов выступили с заявлениями: сильно укрепленный фронт противника прорвать невозможно. Командующий Юго-Западным фронтом генерал А.А. Брусилов заявил, что вверенный ему фронт может и должен наступать. Совещанием был выработан план операции, по которому главный удар должен был нанести Западный фронт. Войскам Северного и Юго-Западного нанести вспомогательные удары. Войсками 8-й армии (командующий - генерал Каледин) произвести главную атаку в направлении города Луцка.

В штабе (начальник штаба - генерал Клембовский) Юго-Западного фронта под руководством Брусилова был разработан дополнительный план для успешного осуществления Луцкой операции. Он предусматривал нанесение нескольких сильных одновременных ударов в междуречье Стыри и Прута для обмана противника. Необходимо было сковать его по всей полосе наступления и не дать возможности маневрировать резервами. В историю военного искусства эта операция вошла под названием Брусиловский прорыв.

Командующим 7, 8, 9 и 11-й армиями Брусиловым были разосланы секретные указания с подробным изложением действий артиллерийской атаки, атаки пехоты, контратаки и взаимодействия с Северным и Западным фронтами.

Впереди находились мощные укрепленные районы вражеской обороны. По всему фронту она состояла из двух-трех позиций, удаленных друг от друга на 5-6 километров. Каждая позиция имела глубину до 1 километра и состояла из 2-3 линий окопов. Окопы первой линии представляли собой крытые коридоры с бойницами и стрелковой ступенью и имели глубину 3-4 метра. Через 80-100 метров располагались железобетонные башенки для пулеметов и противоштурмовых орудий. Все укрепления были привязаны к рельефу и ландшафту местности с таким расчетом, чтобы подступы к позициям прикрывались перекрестным ружейным и пулеметным огнем. Блиндажи выдерживали взрывы тяжелых артиллерийских снарядов. Каждая укрепленная полоса позиций была основательно оплетена колючей проволокой. Некоторые места оплетены толстой стальной проволокой, которую нельзя было резать ножницами. На некоторых боевых участках через проволоку пропускался переменный ток высокого напряжения. Впереди проволочных заграждений были установлены самовзрывающиеся фугасы.

Укрепления создавались более девяти месяцев. За время войны русским войскам не приходилось осуществлять прорыв такой оборонительной системы. На рассвете 4 июня мощная артиллерийская канонада возвестила о начале Брусиловского прорыва. В полосе 8-й армии артиллерия в течение дня вела ураганный огонь, разрушая вражеские укрепления. 5 июня с утра артиллерия вновь обрушила шквал огня на вторую и третью линии окопов. Передовые роты вышли из траншей и с мощным русским "Ура!" бросились в атаку. Оборона врага была прорвана. Наши и заграничные газеты писали о мужестве и героизме солдат и офицеров Русской армии. Писали они и о выдающемся примере искусного командования А.А. Брусилова, замысле его операции и тщательности ее подготовки. Оценку этим событиям в своих мемуарах "Две жизни" дал генерал А.А. Самойло, работающий в Главном управлении Генерального штаба, а в период войны - в ставке Верховного главнокомандующего и штабе Западного фронта. Он писал: "Крупнейшим событием 1916 года был так называемый Луцкий прорыв неприятельских позиций войсками Юго-Западного фронта. Он вызван наступлением немцев в это время на Верденский укрепленный район во Франции, что и заставило нас прийти нашим "друзьям" на помощь. Это отвлекало одновременно и немцев от Вердена, и, как надеялось главнокомандование, общественное мнение от тяжелого положения в стране. Не поддержанный ни Западным фронтом, ни Северным прорыв заглох, несмотря на результаты самого наступления: были захвачены в плен 408 тысяч солдат, 9 тысяч офицеров, 580 орудий, территория в 25 тысяч квадратных верст и выручена из тяжелого положения Италия. Луцкий прорыв принудил Румынию выступить наконец на нашей стороне. Все это значительно сгладило наши неудачи осеннего и зимнего периодов 1915 года и весеннего 1916 года, показало значение хорошей подготовки операций, а также внезапности и одновременности удара нескольких армий".

Михаил Николаевич Бирюков в начале июля 1916 года был произведен в подполковники и назначен командиром батальона 12-го пехотного запасного полка. 30 июля операция "Брусиловский прорыв" была завершена, а в конце 1916 года военные действия были закончены. После Февральской революции 1917 года 13 марта подполковник Михаил Николаевич Бирюков был приведен к присяге на верность Российскому государству, а в середине апреля по распоряжению командования убыл в Архангелогородский полк в Житомир, где проходил службу до командирования на фронт.

Шел 1918 год. Весть о расстреле в ночь с 16 на 17 июля последнего императора и его семьи в Екатеринбурге быстро облетела всю Россию, дошла она и до Украины. Царская семья была казнена без суда и следствия.

Михаил Николаевич выступил перед личным составом полка и осудил эту незаконную акцию, за что по решению Совета солдатских депутатов был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение перед строем полка с особой жестокостью: раздалась короткая пулеметная очередь и боевой офицер пал мертвым. Приведу несколько слов из аттестации на Михаила Николаевича, написанной командиром полка: "В нравственном отношении подполковник Бирюков является человеком честным, религиозным, прекрасным семьянином, справедливым и в меру строгим к своим подчиненным". На руках вдовы - Елены Ильиничны остались двое детей: Илья - 13 лет и Николай - 10 лет.

Николай Михайлович Бирюков участвовал во Второй мировой войне в звании сержанта. Погиб в борьбе с фашистами 9 мая 1945 года в Чехословакии, под Прагой.

В 1919 году был расстрелян двоюродный брат Михаила Николаевича, тоже кадровый военный, один из героев Первой мировой войны, но эта другая история и другая судьба человека.

Участие в Первой мировой войне принимала родная племянница Михаила Николаевича - Наталия Сергеевна Бирюкова. Тетя Наташа была сестрой милосердия в самом глубоком понимании этого высокого слова. Она работала в лазаретах и госпиталях. Ее опыт пригодился и в годы Великой Отечественной войны. Медицинская сестра Наталия Сергеевна ухаживала за ранеными и спасла не одну жизнь. За работу в медицинских учреждениях она была награждена медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", знаком "Отличник здравоохранения СССР" и Почетной грамотой госпиталя, где она работала в период ВОВ. Помню, после окончания войны тете Наташе приходили благодарственные письма от солдат и офицеров Советской армии.

Алексей БИРЮКОВ

Опубликовано в выпуске № 7 (273) за 25 февраля 2009 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц