Версия для печати

Почему Красный флот отказался от «Пигмеев»

Необитаемые подводные боевые аппараты разрабатывались в СССР еще в 30-е годы
Драгомиров Иван

В 1942 году на одном из объектов Черноморского флота СССР в Феодосии наблюдалось оживление: немецкие моряки показывали итальянским коллегам трофей – советскую мини-подлодку «Пигмей».

Итальянцев перебросили на черноморский театр военных действий в апреле. Поначалу они базировались в порту румынской Констанцы, затем в Крыму, какое-то время – в Анапе.


Итальянцы, поднаторевшие в подводной войне, с большим интересом ознакомились с советской субмариной. Историограф 11-й флотилии сверхмалых подводных лодок Королевских ВМС описывал увиденное так: «Это была новейшая единица, находившаяся на заключительной стадии оборудования. Ее размеры не отличались от итальянской типа «СВ», но корпус был стройнее и длиннее. Лодка имела довольно большую, но узкую рубку трапециевидной формы. На середине высоты корпуса находились продолговатые углубления, позволявшие располагать в них торпеды». В общем, для итальянцев сверхмалая советская подлодка стала сенсацией.


Подводный самодвижущийся снаряд


В СССР эту сенсацию начали разрабатывать с начала 30-х. В Остехбюро, основанном в Петрограде по мандату Ленина в 1921 году, работали, в частности, над первыми советскими радиоуправляемыми с самолета торпедами «Акула-1» и «Акула-2». В 1935 году их опробовали в Онежском озере и Петрозаводской губе. «Акула-2» была рекомендована к передаче на войсковые испытания. Однако точных данных об этом оружии в открытой печати нет.


Проектом телеуправляемой подводной лодки занимался главный конструктор Федор Щукин. Рабочая группа подводных лодок Остехбюро начала проектирование сверхмалой субмарины под шифром АПСС (аэро-подводный самодвижущийся снаряд) в 1934-35 годах. На чертежах АПСС – стальная сигара надводным водоизмещением 7,2 тонны, подводным – 8,5 тонны. Прочный корпус с двумя накладными килями разделен на пять отсеков. В съемном носовом размещали боезаряд, снабженный неконтактным взрывателем, во втором устанавливалась полубатарея аккумуляторов с 33 элементами и часть аппаратуры управления. В центральном – третьем – отсеке был расположен пост ручного управления: штурвал, приборы контроля и перископ, выдвигавшийся на 65 сантиметров над корпусом. Здесь же находились балластная, уравнительная и заместительная цистерны. В четвертом отсеке располагалась кормовая полубатарея аккумуляторов из 24 элементов и часть аппаратуры телеуправления с рулевыми машинами, работающими на сжатом воздухе. В пятом отсеке – электромотор постоянного тока мощностью 8,1 кВт и гребной вал с винтом. В прочных килях установили четыре баллона со сжатым воздухом емкостью 62 литра для продувки цистерн и работы телемеханической автоматики.


На прочном корпусе были установлены мачты антенного устройства, на поверхности второго и пятого отсеков – иллюминаторы с подсветкой для опознавания и слежения за АПСС в темноте. На корме был прибор, дозированно выбрасывавший флуоресцентный состав зеленого цвета, – по этому следу за субмариной наблюдали днем.


Вооружили АПСС одним неуправляемым торпедным аппаратом. По вполне достоверным данным, предусматривалось два варианта управления: дистанционный и единственным членом экипажа. При телемеханическом способе команды должны были передаваться с «водителей» (кораблей или самолетов) установленной на них специальной аппаратурой связи «Кварц».


Управляли АПСС по радио. На лодку в надводном положении передавали шифрованные УКВ-радиосигналы, а в длинноволновом диапазоне – на трехметровую глубину. Приемники с дешифраторами преобразовывали команды в разряды постоянного тока, управлявшие автоматикой субмарины. Конструкторы предусмотрели и механическое руление с помощью автоматического прокладчика курса. Он действовал на глубине до десяти метров, в таком режиме лодка могла следовать своим курсом до пяти часов.


«Водителем» субмарины планировали сделать гидросамолет АНТ-22.


В 1935 году проектирование АПСС завершилось, и на Ленинградском судостроительно-механическом заводе №196 заложили две телемеханические субмарины: одну – в клепаном, вторую – в сварном варианте. Однако дальше заводских испытаний дело не двинулось.

 

Предельная глубина погружения «Пигмея» составляла 30 метров при трехсуточной автономности плавания

«Пигмей» на смену


Было решено закрыть проект АПСС, но разработку сверхмалой субмарины продолжить под шифром «Пигмей». Поначалу предполагалось управлять ею с помощью радиосигналов, но оборудование, как выяснилось при испытаниях, было ненадежным. В итоге пришли к мнению, что «Пигмеем» будет управлять экипаж. Субмарина могла развивать скорость в шесть узлов, дальность плавания полным ходом достигала 290 миль. Предельная глубина погружения составляла 30 метров при трехсуточной автономности плавания. «Пигмей» вооружили двумя торпедами «45-15» калибра 450 миллиметров в бортовых ТА.


В октябре 1936 года малая субмарина прошла цикл испытаний. Ответственным сдатчиком флоту был назначен главный конструктор 3-го отдела Остехбюро Константин Щукин, а командиром подлодки – старший лейтенант Борис Успенский. При испытаниях выявились недостатки, которые не позволяли принять ПЛ «Пигмей» в состав флота, однако в руководстве ВМС РККА решили, что есть смысл построить серию из десяти сверхмалых субмарин. Устанавливалось, что первые шесть должны быть сданы уже в 1936 году.


На ленинградском «Судмехе» ждали от Остехбюро полный комплект документов и требовали, чтобы на них стояла виза начальника Военно-морских сил СССР, но в Управлении кораблестроения УВМС РККА твердо решили дождаться окончания испытаний опытовой субмарины. Только вмешательство руководителя Остехбюро Владимира Бекаури помогло сдвинуть реализацию проекта с мертвой точки, и в июле 1936 года ленинградские корабелы приступили к постройке головной лодки проекта.


Бригада под руководством Константина Щукина на балаклавской базе пыталась довести сверхмалую подлодку до нужных флоту кондиций. Однако усилия результата не давали: опытный дизель, изготовленный в единственном экземпляре, грохотал так, что было слышно за несколько миль, при этом нещадно дымил. А электромотор после нескольких ночных испытаний в Карантинной бухте сгорел. Опробование торпедных аппаратов едва не кончились катастрофой. В итоге флот не получил ни одной сверхмалой субмарины, поскольку проект вместе с Остехбюро закрыли ввиду объективной сложности решения принципиально новых технических вопросов.


В боевых действиях эти подлодки участия не принимали. Следы «Пигмея», попавшего к немцам, затерялись.


Иван Драгомиров

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц