Версия для печати

Верховный правитель России

Шишов Алексей
Фильм под таким названием, вышедший на российский экран в прошлом году, наделал много шума в прессе и привлек в кинотеатры немалое число зрителей. Он был посвящен Александру Васильевичу Колчаку, человеку непростой судьбы, участнику трех войн - Японской, Первой мировой и Гражданской, полярному исследователю и герою обороны Порт-Артура, командующему Черноморским флотом и белому Верховному правителю России, расстрелянному в Иркутске на 46-м году жизни.


АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КОЛЧАК - ПОЛЯРНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ, САМЫЙ МОЛОДОЙ КОМАНДУЮЩИЙ, ВОЖДЬ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ


Фильм под таким названием, вышедший на российский экран в прошлом году, наделал много шума в прессе и привлек в кинотеатры немалое число зрителей. Он был посвящен Александру Васильевичу Колчаку, человеку непростой судьбы, участнику трех войн - Японской, Первой мировой и Гражданской, полярному исследователю и герою обороны Порт-Артура, командующему Черноморским флотом и белому Верховному правителю России, расстрелянному в Иркутске на 46-м году жизни.
{{direct_hor}}

Адмирал А.В. Колчак.
Фото ИТАР-ТАСС
Среди руководителей Белого движения в Гражданской войне, пожалуй, нет больше такой фигуры, разночтимой в поступках и делах, как адмирал А.В. Колчак. Об этом свидетельствует прежде всего большое количество публикаций, появившихся за последнее время и рассказывающих об этой, безусловно, знаковой личности в отечественной истории.

Причем этим публикациям сопутствует откровенная полярность взглядов и оценок Колчака как Верховного правителя, как флотоводца. Единственное, пожалуй, что не вызывает откровенных разногласий, так это его участие в Русско-японской войне 1904-1905 годов и в исследованиях Арктики. Но в любом случае идеализировать этого человека нам не приходится.

Поэтому новое обращение к личности адмирала Колчака, думается, не будет выглядеть как нечто несвоевременное или наносное в исторической публицистике. Можно привести в подтверждение этого слова известного отечественного писателя Ивана Бунина о Колчаке: "Настанет день, когда дети наши, мысленно созерцая позор и ужас наших дней, много простят России за то, что все же не один Каин владычествовал во мраке этих дней, что и Авель был среди сынов ее. Настанет время, когда золотыми письменами, на вечную славу и память будет начертано Его имя в летописи Русской земли".

Так кто же он, белый адмирал А.В. Колчак? Человек, "звезда" которого в истории Гражданской войны в России вспыхнула в 1918 году в городе Омске, а погасла в 1820 году в другом сибирском городе - Иркутске.

...Колчак родился 4 ноября 1874 года в Санкт-Петербурге. Его отец был приемщиком Морского ведомства на Обуховском сталелитейном заводе, участником Крымской войны, дослужившимся до чина генерал-майора. Мать происходила родом из дворян Херсонской губернии.

Александр Колчак свое обучение начал в классической гимназии, а окончил в Морском училище (Морском кадетском корпусе). Штурманское дело совершенствовал в Кронштадтской морской обсерватории.

В 1894 году выпущен из училища в чине мичмана, начав службу в столичном 7-м флотском экипаже. В начале следующего года назначается вахтенным начальником на достраивающийся в Кронштадте крейсер 1-го ранга "Рюрик". Осенью 1895 года совершает на нем плавание в воды Дальнего Востока. В мае 1899 года возвратился в Кронштадт на крейсере 2-го ранга "Крейсер" в должности вахтенного начальника. В эти годы у него проявился интерес к морским исследованиям, океанографии и гидрологии.

Полярным исследователем лейтенант Колчак стал после приглашения барона Э.В. Толля принять участие в полярной экспедиции. 25-летний флотский офицер назначается вторым помощником командира экспедиционного судна - трехмачтовой парусно-паровой шхуны "Заря" грузоподъемностью 450 тонн.

В июле 1900 года "Заря" начала полярное плавание у берегов полуострова Таймыр. В сентябре ей пришлось встать на зимовку, которая длилась 11 месяцев. Колчак занимался картографическим описанием таймырского побережья, исполнял работу гидрографа, гидролога и магнитолога экспедиции в море и на берегу. Открывались новые острова, один из которых был назван именем Колчака (в советское время - остров Расторгуев).

:В сентябре 1901 года последовала вторая зимовка экипажа шхуны "Заря". Руководил поисками пропавшей группы Толля. В 1903 году лейтенант А.В. Колчак за участие в исследовании Арктики был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени. В 1905 году Русское географическое общество удостоило его Большой золотой Константиновской медали, а через год избрало своим действительным членом.

С началом Русско-японской войны старший лейтенант Колчак прибывает в морскую крепость Порт-Артур. Перед тем как стать командиром миноносца "Сердитый", служил на крейсере "Аскольд" и минном транспорте (заградителе) "Амур". На "Сердитом" 85 раз выходил в море. На минной банке, поставленной миноносцем, подорвался японский крейсер "Такасаго". С ноября 1904 года - командир артиллерийской батареи на северо-восточном участке сухопутной обороны Порт-Артура. Весной 1905 года вернулся в Россию из японского плена.

За участие в обороне Порт-Артура награжден орденами Святой Анны 4-й степени и Святого Станислава 2-й степени "с мечами", Георгиевским золотым оружием (саблей) с надписью "За храбрость". В 1906 году производится в капитан-лейтенанты.

В январе 1906 года Колчак разработал предложение о создании Морского Генерального штаба, который бы занимался специальной подготовкой флота к войне. Такой Морской Генеральный штаб был создан в том же году, и Колчак стал одним из руководителей оперативно-стратегического планирования на Балтийском театре.

Когда встал вопрос изучения Северного морского пути, в Арктику была отправлена научная экспедиция в составе двух ледокольных судов - "Таймыр" и "Вайгач". Командиром второго из них в мае 1907 года был назначен капитан 2-го ранга А.В. Колчак. Экспедиция состоялась в 1910 году.

В 1912 году Колчак назначается командиром эсминца "Уссуриец", затем - "Пограничник". В 1913 году получает звание капитана 1-го ранга. С началом Первой мировой войны занимался организацией минных постановок на Балтике, получив признание как мастер ведения минных операций. Под его руководством были выставлены минные заграждения за островом Бронхольм, 200 мин у входа в Данцигскую бухту.

Осенью 1915 года Колчак назначается командиром минной дивизии, встав во главе морских сил Рижского залива. В октябре того же года под его руководством прошла успешная десантная операция флотских сил в районе мыса Домеснес. Наградой за нее для Колчака стал орден Святого Георгия 4-й степени. В апреле 1916 года производится в чин контр-адмирала.

В конце июня того же года А.В. Колчак жалуется в вице-адмиралы и в 41 год назначается командующим Черноморским флотом. Ни в России, ни за рубежом не было в ту пору такого молодого командующего флотом. Все это играло на имидж Колчака.

Прибыв в Севастополь, он занимается подготовкой "Босфорской операции", целью которой были захват черноморских проливов, взятие Константинополя (Стамбула) и вывод Турции из войны. Это позволило бы перебросить на Русский фронт с Кавказского фронта 300 тысяч солдат. Но операции по многим причинам не суждено было воплотиться в реальные действия.

Февраль 1917 года резко изменил судьбу А.В. Колчака, как и всей России. На массовом митинге в Севастополе 4 марта командующий Черноморским флотом заявил о признании власти Временного правительства, о войне до победного конца, о необходимости сохранить дисциплину и порядок.

В апреле Колчак посетил Петроград. Увиденное и услышанное в столице произвело на него гнетущее впечатление. Он видел состояние распропагандированных тыловых войск и неподчинение власти Балтийского флота, за чем последовал развал Русского фронта. Ему довелось беседовать со многими политическими деятелями "новой России". Один из них - теоретик российской социал-демократии Г.В. Плеханов так отозвался о Колчаке: "Наверное, цельный адмирал. Только уж очень слаб в политике".


Оборона Порт-Артура вписана золотыми буквами в героическую историю российского флота.
Фото РИА НОВОСТИ
Вернувшись в Севастополь, Колчак пытается оградить Черноморский флот от "революционной анархии". Но прибывшая 27 мая в Севастополь делегация балтийских моряков накалила обстановку на флоте до предела: офицеры были разоружены, командующий флотом отрешен от должности. Вице-адмирал Колчак сдал свой револьвер, а золотое Георгиевское оружие - свою боевую награду за Порт-Артур бросил за борт. О событиях тех дней он писал: "Я хотел вести свой флот по пути славы и чести, я хотел дать Родине вооруженную силу, как я ее понимаю, для решения тех задач, которые так или иначе, рано или поздно будут решены, но бессмысленное и глупое правительство и обезумевший, дикий, неспособный выйти из психологии рабов народ этого не захотели".

Колчак покидает Севастополь и 10 июля прибывает в Петроград. Но здесь он остался не у дел. Случай свел его с вице-адмиралом Д.Г. Гленном, который в составе правительственной делегации США прибыл в город на Неве: союзники России по Антанте были крайне озабочены ее возможным выходом из войны.

Гленн добился назначения вице-адмирала А.В. Колчака в состав русской миссии, которая в октябре 1917 года прибыла в США "для обмена опытом". Здесь Колчак встретил известия о свержении Временного правительства и о том, что советская власть начала в Брест-Литовске сепаратные мирные переговоры с Германией и ее союзниками.

Начало 1918 года стало "водоразделом" в судьбе Колчака. В той судьбе, которая стала его официальной биографией после Гражданской войны и многих "полярных" публикаций с начала 90-х годов прошлого века.

Будучи в США, вице-адмирал Колчак обращается к правительству союзной России Великобритании с просьбой о зачислении на английскую военную службу и отправке его на Месопотамский фронт через Японию.

В Японии он пробыл более двух месяцев, после чего получил предписание из Лондона прибыть в Китай "для работы в Маньчжурии и Сибири". Колчак прибывает во Владивосток и в апреле 1918 года возглавляет охранную стражу Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Здесь он быстро испортил отношения с атаманом Г.М. Семеновым (у него был самый большой воинский отряд), японским командованием и председателем временного правления КВЖД генералом Д.Л. Хорватом, пытавшимся создать собственное правительство.

В итоге Колчаку пришлось последовать "совету" помощника начальника Генерального штаба Японии генерала Г. Танаки отдохнуть в Японии и поправить там свое здоровье, прежде всего действительно "расшатавшуюся" нервную систему. В Токио несостоявшийся организатор единения антибольшевистских сил в Маньчжурии встретился с иностранными представителями - британским генералом А. Ноксом (ранее работавшим в английском посольстве в России) и послом Франции в Японии Э. Реньо.

В Токио вице-адмирал Колчак дал несколько интервью, которые были напечатаны в ряде газет Сибири и Дальнего Востока. В них речь шла о восстановлении государственности России на ее востоке и открытии антибольшевистского фронта.

Японцы отказались сотрудничать с Колчаком. Из России приходили сведения о начале Гражданской войны и о том, что в Омске Временное сибирское правительство успешно провело мобилизацию в Сибирскую армию и проводит твердую внутреннюю политику. Такие сообщения и определили выбор Колчака - где ему начать борьбу с большевиками. В середине октября он прибывает во Владивосток.

Волей случая в тот сентябрьский день во Владивосток с делегацией "омского" правительства прибыл председатель Совета министров П.В. Вологодский. Состоялась встреча с ним и командующим Восточной группой войск - чехом генералом Гайдой. Итогом этих встреч стало прибытие Колчака 13 октября 1918 года в город Омск.

К тому времени в Омск из Уфы переехало Временное всероссийское правительство (Уфимская директория) во главе с его председателем - правым эсером Н.Д. Авксентьевым и Верховным главнокомандующим генерал-лейтенантом В.Г. Болдыревым. В Омске, в котором оказались два белых правительства, начались министерские перестановки.

Колчак по прибытии в Омск оказался заметной фигурой на местном политическом небосводе: безупречная флотская репутация, Георгиевский кавалер, связи с представителями Антанты и командованием Чехословацкого корпуса (ставшего частью белой Сибирской армии), несомненные ораторские способности, умение поставить себя в обществе, политическая амбициозность.

4 ноября 1918 года Временное всероссийское правительство утвердило вице-адмирала А.В. Колчака в должности военного и морского министра.

Показательно, что менее чем за три недели своего пребывания в Омске не имевший еще заслуг в борьбе с советской властью Колчак стал одной из ключевых фигур белого правительства. Уфимская (эсеровская) директория отстояла его кандидатуру, считая бывшего командующего Черноморским флотом не только крупным военным специалистом, но еще и "настоящим демократом";.

К тому времени в белом стане в Сибири утвердилось мнение о необходимости установления "твердой" государственной власти, во главе которой стоял бы человек известный, наделенный диктаторскими полномочиями. Человек, лозунг которого был бы "За единую и неделимую Россию".

Многие исследователи считают, что решающее слово "за Колчака" при возведении его на высшую ступень руководства Белым движением сказал один из авторитетных лидеров Конституционно-демократической партии (кадетов) В.Н. Пепеляев. Именно он предложил Колчаку от имени Национального центра стать диктатором, на что получил согласие. Пепеляев в ноябре 1919 года стал председателем Совета министров.

18 ноября в Омске произошел так называемый государственный переворот, который в советское время безоговорочно называли колчаковским. Однако факты опровергают мнение, что Колчак имел к нему прямое отношение. Как же обстояло дело с "переворотом"?

Утром того дня собрался Совет министров директории. Было объявлено об аресте казаками из отряда есаула Красильникова эсера Авксентьева и еще трех лиц. В ходе прений посчитали, что власть Уфимской директории в Омске свергнута, и встал вопрос о передаче всей полноты власти одному человеку - "диктатору". Право на участие в голосовании имели 15 членов Совета министров. За вице-адмирала А.В. Колчака было подано 14 голосов, за генерала Болдырева - один.

Так 18 ноября 1918 года Александр Васильевич Колчак, повысившись в чине до полного адмирала, стал Верховным правителем России, главой Белого дела в Гражданской войне.

Легкость, с которой вся полнота власти в Сибири далась в его руки, породила у Колчака веру в то, что "винтовка рождает сильную власть". Он сразу же объявил, что главной своей задачей считает вооруженную борьбу с большевиками: "Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях Гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю: я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему миру. Призываю вас, граждане, к единению, к борьбе с большевизмом, труду и жертвам".

Колчак создал военную (милитаристскую) систему управления Сибирью, поскольку получил диктаторские полномочия Верховного правителя. Как бы там ни было, но в условиях Гражданской войны в России такая модель управления и в белом, и в красном станах была самой оптимальной.

Один из кадетских лидеров Н.В. Устрялов писал о диктаторе: "Я боюсь - слишком честен, слишком тонок, слишком "хрупок" адмирал Колчак для "героя" истории".

Адмирал Колчак сумел создать сильные белые войска: Западную, Сибирскую и Оренбургскую армии. Ему подчинялась белоказачья Уральская армия. Максимум колчаковских военных сил доходил до 400 тысяч человек. Но на фронте действовали всего 130-140 тысяч штыков и сабель.

Первые успехи наступающей на Урал и дальше к Волге (были взяты Самара, Симбирск, Казань) колчаковской армии способствовали признанию А.В. Колчака военным лидером всего Белого движения. 26 мая 1919 года бывшие союзники старой России по Антанте известили Верховного правителя о том, что они согласны поставлять ему оружие, боеприпасы и продовольствие.

Колчак, армия которого вышла к Волге, так и не смог "навести порядок в собственном тылу". Своеволие атаманов Семенова, Анненкова и даже Дутова, их "походы" против населения ряда районов Сибири стимулировали "применение насильственно-репрессивных методов управления страной". Вооруженной рукой был подавлен ряд восстаний сибирского крестьянства, выступившего против "белой продразверстки".

Это только подлило масла в огонь партизанского движения. В белом тылу появились даже партизанские республики - Степно-Баджейская и Тасеевская. То, что немалая часть сибирского крестьянства стала противником власти адмирала Колчака, стало одной из главных причин военного поражения белых в Сибири. Их армии быстро теряли и свою боеспособность, и численность. Тем временем Красная армия на Восточном фронте перешла в контрнаступление.

Верховный правитель допускал ошибку за ошибкой. Так, затягивание решения земельного вопроса привело к тому, что он быстро растерял те политические выгоды, которые давали ему антибольшевистские настроения сибирского крестьянства. Посылка воинских отрядов для реквизиции продовольствия привела к сильному всплеску вооруженного отпора крестьянства.

У Колчака так и не сложились отношения с честолюбивым белоказачьим атаманом Семеновым, которого поддерживали японцы. Тот потребовал у Верховного правителя чин генерал-лейтенанта и должность атамана казачьих войск (Забайкальского, Амурского и Уссурийского) на российском востоке.

Когда адмирал ответил было отказом, Семенов стал "экспроприировать" эшелоны с военными грузами для колчаковской армии (она в то время наступала), которые шли по КВЖД через Забайкалье. Более того, атаман в октябре 1919 года "задержал" на "заставе" в Чите две тысячи пудов золота, отправленного во Владивосток для оплаты военных поставок из стран Антанты.

Надо отметить, что США, Япония, Франция, Великобритания и даже белочехи имели на Дальнем Востоке и в Сибири свои интересы. Это есть "сущая правда" Гражданской войны в России: природные ресурсы, Транссибирская железнодорожная магистраль и многое другое притягивали союзников старой России в Первой мировой войне к "наведению порядка" на территориях, подвластных омскому правителю.

Адмирал Колчак оказался для них, скажем прямо, "не подарком". Так, придя к власти, он выступил против назначения французского генерала М. Жанена главнокомандующим белых русских войск и чехословацкого корпуса на востоке России. Но в итоге Верховному правителю пришлось уступить: чехословацкий корпус перешел под командование Жанена, а командование сибирскими армиями Колчак оставил за собой.

Более того, в принятии стратегических решений на фронте он советовался с представителями Антанты, с тем же генералом Жаненом и английским генералом А. Ноксом. Естественно, это не могло не отразиться на "помощи", в которой белые после контрнаступления Красной армии на Восточном фронте стали нуждаться острее.

После отступления разгромленных колчаковских армий с Урала фронт белых, по сути, распался. 10 ноября 1919 года правительство адмирала Колчака оставило столичный Омск, в который через четыре дня вошли красные войска.

Колчак решил сделать Забайкалье базой для борьбы с большевиками. Но главные события в ходе отступления по линии Транссиба разбитых колчаковцев развернулись в Иркутске. В ночь на 22 декабря здесь произошло восстание и власть в городе перешла в руки эсеровского Политического центра.

К этому времени поезд №52, в котором находился Верховный правитель, прибыл на станцию Нижнеудинск. Колчак не имел под рукой верных ему войск (генерал Каппель пробивался сквозь морозную тайгу окружным путем к Иркутску). Он, по сути, оказался заложником у чехословаков, которым надо было любой ценой вырваться из Сибири.

А железнодорожный путь проходил через восставший Иркутск, в котором эсеровскому Политцентру вскоре пришлось передать власть в руки большевистскому Военно-революционному комитету (ВРК). В такой ситуации у чехословаков "пропуском" в портовый Владивосток стали сам Верховный правитель и часть золотого запаса России.

Много споров велось и ведется вокруг так называемого золота Колчака. История его такова. Часть золотого запаса Российской империи, оказавшаяся в конце Первой мировой войны в Казани (более 500 тонн драгоценного металла), в конце 1918 года была перемещена в Омск и поступила в распоряжение колчаковского правительства. Известно, что адмирал не позволял своему правительству расходовать золото. Однако по некоторым данным, часть золотого запаса все же была направлена в хранилища японских банков как плата за поставки вооружения и боеприпасов.

В октябре 1919 года золотой запас под охраной был погружен в 40 железнодорожных вагонов. Так в истории Гражданской войны появился "золотой эшелон". 27 декабря 1919 года он прибыл на станцию Нижнеудинск, где представители Антанты вынудили адмирала А.В. Колчака 4 января подписать приказ об отречении от власти и передать поезд с золотом Чехословацкому корпусу, который к тому времени уже являлся частью армии Франции. Главную роль здесь сыграл генерал М. Жанен.

15 января 1920 года Колчак и Пепеляев на станции Иннокентьевской, близ Иркутска, были переданы чехословаками представителям Политцентра. Они были доставлены в городскую тюрьму и помещены в одиночные камеры.

7 февраля чехословаки передали новой власти в Иркутске под угрозой взорвать железнодорожный путь под городом "золотой эшелон" (409 миллионов рублей золотом). В обмен они получили гарантии беспрепятственной эвакуации корпуса из России через Владивосток. 35 миллионов из золотого запаса бесследно исчезли уже после передачи при следовании "золотого эшелона" в обратном направлении - из Иркутска в Казань.

21 января Чрезвычайная следственная комиссия начала допрос бывшего Верховного правителя России. Впоследствии эти документы были опубликованы. Адмирал А.В. Колчак на допросе держался "ровно", каких-либо мер принуждения к нему не применялось.

Вместе с ним была арестована возлюбленная адмирала Анна Темирева. Вместе они пробыли менее двух лет. После расстрела Колчака она прожила еще полвека, проведя в тюрьмах, лагерях и ссылках, как "жена Колчака", в общей сложности около тридцати лет.

Иркутский ВРК принял решение расстрелять Колчака и председателя его Совета министров Пепеляева. Приходилось торопиться: к Иркутску вышла колонна белых войск генерала Каппеля. Приговор был объявлен 7 февраля и в тот же день приведен в исполнение. Тела расстрелянных были сброшены под речной лед.

Алексей ШИШОВ
военный историк, писатель, капитан 1-го ранга в отставке

Опубликовано в выпуске № 7 (273) за 25 февраля 2009 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц