Версия для печати

Как Советский Союз ушел за кордон

90 лет назад в Москве подписан пакт Литвинова
Балиев Алексей

В этот день в Москве СССР, Польша, Румыния, Латвия и Эстония подписали протокол о немедленном введении в действие Парижского договора Великобритании и Франции об отказе от войны как орудия национальной политики. 1 апреля 1929-го к пакту присоединилась Турция, 5 апреля – Литва.

Это стало выдающимся успехом советской внешней политики, обозначив по сути ликвидацию санитарного кордона вокруг СССР, установленного почти всеми восточноевропейскими странами в начале 20-х по указке Лондона и Вашингтона.

Документ этот и поныне именуют пактом Литвинова. Тогдашнему замнаркома иностранных дел СССР стоило больших усилий реализовать дипломатическую инициативу Москвы. Максим Максимович Литвинов (1876–1951) возглавлял советскую делегацию на переговорах со странами, поддержавшими инициативу.

Литовский МИД в ноте наркоминделу СССР от 10 января 1929 года сообщил, что правительство республики в принципе согласно с предложением, но потребуется дополнительное время для его изучения. Власти Латвии тоже одобрили советскую инициативу, но обусловили свое участие привлечением к подписанию документа Польши, считавшейся в прибалтийских столицах наиболее влиятельным игроком Восточной Европы.

Пилсудский считал, что участие Польши в пакте Литвинова будет сдерживать реваншистские притязания Германии

Характерно, что подписать протокол пригласили Румынию, несмотря на непризнание Москвой оккупации Бессарабии (с 1918 года). Бухарест не ожидал такой инициативы, полагая, что СССР решится на военное освобождение региона, и предложение расценили в том смысле, что во имя общеевропейской безопасности Кремль повременит с вторжением. Так и произошло.

Есть данные, что многие польские политики выступали против пакта Литвинова, но их переубедил маршал Йозеф Пилсудский, возглавлявший страну в 1926–1935 годах. Он считал, что участие Варшавы и Каунаса в договоре поможет снизить градус конфронтации из-за польской оккупации Виленского региона (с 1919 года) и будет сдерживать реваншистские притязания Германии.

Москва же уже тогда намечала трансформировать этот документ в договор о военной взаимопомощи между странами-подписантами. По воспоминаниям польского посла в СССР (1936–1939) Вацлава Гржибовского, в Кремле считали, что ключевым участником такого пакта должна быть Варшава. Но там не решались столь далеко продвинуть двусторонние отношения. Тем более, по словам Гржибовского, на рубеже 20–30-х еще не было официальных подтверждений германского реваншизма.

Что касается Румынии, создание системы коллективной безопасности в Восточной Европе в Москве читали более важным, чем конфликт с Бухарестом из-за Бессарабии. Но румынские власти, не отвергая советскую инициативу, предпочитали военный региональный пакт без участия СССР, но с привлечением других балканских стран, Венгрии, Чехословакии и Турции. Впрочем, за свою близорукость через считаные годы поплатились не только Варшава с Бухарестом...

Уникально для того периода то, что СССР и страны Восточной Европы смогли подняться выше взаимных идеологических противоречий и территориальных споров во имя установления системы коллективной безопасности и взаимовыгодного сотрудничества. Почему бы столь значимый опыт не перенять постсоветским республикам и бывшим соцстранам?

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 4 (767) за 5 февраля 2019 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц