Версия для печати

Периодический шпион

Менделеев работал по системе, а Полина Виардо была хорошим прикрытием
Барановский Константин
Менделеев и участники 52-го съезда Британской ассоциации содействия развитию наук. 1887 год. Манчестер

В Российской империи элементы экономической разведки от лица государства фиксируются еще при Иване Грозном, ею ведал Посольский приказ. Чем, как не «промышленным шпионажем», занималось Великое посольство Петра Первого? Но то были эпизоды, регулярная работа началась в 1830-е.

До первой трети XIX века профессиональных дипломатов в странах пребывания интересовала исключительно политика, причем сосредоточенная в монарших дворцах: какие есть группы влияния, кто против кого и с кем дружит, настроения, слухи. Задачи добывать научные и экономические секреты никто перед дипломатами и не ставил. Да они посчитали бы ниже собственного аристократического достоинства выведывать столь приземленные тайны.

В Российской империи дело усугублялось тем, что МИД и Минфин, тогда сочетавший функции Минэкономразвития, Минпромторга и собственно денежного регулирования, были на ножах – сметы ведомства иностранных дел постоянно урезались. Так с чего бы вдруг дипломаты стали работать в интересах административных недругов?

Все изменилось в январе 1829 года, когда министр финансов Российской империи Егор Канкрин подал Николаю I записку, в которой излагал необходимость создания в иностранных столицах особых представительств для отслеживания экономической ситуации, новинок науки и техники. Минфин нуждался в такой информации, причем поступающей на регулярной основе, ведь в его ведении было еще и управление казенными заводами, и регулирование деятельности частных. Николаю I идея понравилась, началась проработка деталей – и в июле Канкрин предоставил уже подробный доклад на высочайшее имя.

Николай Лесков знал британские технологические секреты и пытался донести их до высшего военного командования через Левшу

В результате 21 августа 1829 года Николай I издает указ, по которому Минфин получает возможность иметь в Париже особого агента для сбора данных экономического, финансового и управленческого характера. Вскоре подобные агенты появились в Берне, Берлине, Вене и Константинополе. С 1836 года – в Лондоне, тогдашней финансовой и промышленной столице мира. Задачи перед агентами ставились с учетом специфики страны пребывания. Например, в Великобритании больше всего интересовали меры господдержки мануфактур и приемы управления ими. Впрочем, следили и за конъюнктурой фондового рынка, где размещались российские гособлигации.

В Париже сложилась настоящая экономико-научная резидентура. Главой ее был барон Александр Мейендорф, военный инженер, специалист в сфере промышленной геологии. Он числился чиновником Департамента мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов. В помощь Мейендорфу отрядили известного экономиста Александра Бутовского. Позже Минфин в качестве парижского представителя использовал банкира Артура Рафаловича, обеспечивавшего России хорошую прессу, что позволяло получать миллионные кредиты и удачно размещать облигации и акции. Дружба с парижскими газетами обходилась российскому бюджету в 200 тысяч золотых франков ежемесячно, но отдача превышала затраты в разы.

Кроме личных наблюдений и бесед с осведомленными источниками, агентам Минфина предписывалось добывать планы, модели, вещества, книги. В Россию потек поток актуальной экономической и технологической информации. Сведения экономического и военно-технического характера добывало также Военное министерство. Подключился и МИД, не желая давать в руки конкурентным ведомствам сильные козыри. Такой расклад действовал до самого падения Российской империи. Речь идет лишь о государственных усилиях на ниве экономической разведки, корпоративный шпионаж – особая история.

Военные разведчики получили новые ориентиры в работе при императоре Александре II, сменившем на престоле Николая I. 10 июня 1856-го выходит монаршим повелением утвержденная инструкция, предписывавшая добывать информацию о разработках и изобретениях в сфере вооружений, модернизации промышленности, новых технологиях, новинках военного искусства.

В 1863 году на волне реформ в России появляются первые централизованные органы военной разведки, которую выделили в особый вид деятельности.

Экономической и научно-технической разведкой не брезговали всемирно известные российские писатели и ученые. Так, Иван Тургенев был резидентом во Франции, долгое пребывание в которой хорошо легендировалось невероятной любовью к Полине Виардо (впрочем, чувства были искренними). Николай Лесков разведчиком не был, но существенную часть своего «Левши» посвятил как раз научной и технологической разведке в Великобритании. И умер Левша, безуспешно пытаясь донести до высшего военного командования, что «в Англии ружья кирпичом не чистят». Это был не бред, а важная деталь, влияющая на точность и иные характеристики стрельбы из гладкоствольного оружия.

Дмитрий Менделеев во время поездки в США в июне 1876-го на торжества в честь столетия Декларации независимости сумел добыть информацию, влиявшую на снижение себестоимости добычи, что повысило конкурентоспособность российской нефтянки. В другой раз Менделеев привез секрет бездымного пороха, сэкономив казне годы и существенные затраты на поиски.

Иван Тургенев был резидентом во Франции, долгое пребывание в которой хорошо легендировалось невероятной любовью к Полине Виардо

К концу XIX века Российская империя заняла первое место в мире по размеру госбюджета, что давало ассигнования на армию, флот, науку, образование и строительство сети железных дорог. За период с 1765 по 1896 год число фабрик увеличилось в 146,5 раза, производительность труда – в 549 раз.

В начале 1917 года началась подготовка к формированию централизованного межведомственного органа, концентрирующего промышленную и техническую информацию о противнике, – Центрального бюро экономической разведки (или Бюро экономической войны). Создать не успели, монархия рухнула, а Временное правительство в первые же недели ликвидировало разведку и контрразведку, оставив их лишь де-юре.

Молодая советская республика остро нуждалась в новых технологиях. В основу некоторых разработок легла трофейная техника (танки «Рено Русский», МС-1). На что-то в 30-е годы купили патенты (танк «Кристи», автомобили и тракторы Форда), а что-то пришлось добывать. В 20-е экономической и научно-технической разведкой занимались Иностранный отдел (ИНО) ВЧК-ГПУ, Разведуправление РККА и Отдел международных связей Коминтерна. Эти же задачи стояли перед внешнеторговыми организациями, наиболее известны из которых три: «Аркос» (Англия), «Амторг» (США) и «Востваг» (Германия).

Для добычи экономических и технологических секретов Феликс Дзержинский при ИНО ВЧК-ГПУ 26 октября 1925 года предложил создать особый орган, и ныне эта дата считается днем основания советской научно-технической разведки. По созданному каналу потекла информация о новинках в авиации, артиллерии, радио, боевых отравляющих веществах, технологиях переработки нефти и использования побочных ее продуктов. С успехами экономической и научно-технической разведки связан, например, план ГОЭЛРО. В частности, при выпуске в СССР электрических лампочек использованы американские и германские секреты. Вот откуда тянется ниточка к «лампочке Ильича»!

В связи с индустриализацией активировалась добыча актуальной информации по химической промышленности, металлургии, авиастроению. В 1939–1940 годах только из США разведчики передали в СССР более 450 важных документов общим объемом 30 тысяч листов, 955 чертежей и 163 образца технических новшеств.

В 1941 году возникает новое направление – атомная разведка. Благодаря своевременным данным советские физики избежали тупиковых направлений, в кратчайшие сроки создав собственную бомбу. СССР сэкономил огромные суммы, тогда как США, чтобы стать атомной державой, потратили порядка пяти миллиардов долларов.

В годы холодной войны на первый план вышли задачи отслеживания разработок в сфере ракетно-ядерного оружия и защиты от него, нетрадиционных видов ВВТ, анализ направлений научно-технической мысли США и стран НАТО. Расширяется изучение народно-хозяйственной тематики, отдельным направлением чего стало получение информации в кредитно-финансовой сфере и внешней торговле.

Научные, технологические и экономические секреты Запада добывали резидентуры и КГБ, и ГРУ. Сейчас этим занимается СВР.

В 1921 году в органах госбезопасности создается Экономическое управление, работавшее с коротким перерывом в 1941 году до начала 60-х. В его функции входила защита торгово-промышленных интересов и технологических секретов СССР. При Юрии Андропове в КГБ создано Шестое управление, занимавшееся экономической контрразведкой.

Опубликовано в выпуске № 5 (768) за 12 февраля 2019 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц