Версия для печати

Как ГКО отправил население на мины

75 лет профессии разминера
Кулинченко Вадим

19 февраля 1944 года было принято нужное, но организационно не обеспеченное постановление ГКО № 5216, подписанное заместителем председателя ГКО Вячеславом Молотовым, «О привлечении организаций Осоавиахима к работам по разминированию и сбору трофейного и отечественного имущества в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Только через 70 лет после Победы в Великой Отечественной войне сведения об этом документе появились в открытом доступе. Да и сегодня те события, происходившие в тылу, особо не афишируются.

Надо признать, что привлечение организаций Осоавиахима к разминированию было мерой вынужденной. Саперы обеспечивали армию и шли вслед за наступающими частями. А освобожденные территории оставались с большим количеством минных полей и высоким процентом засоренности взрывными предметами. Земли нужно было вводить в производство, города очищать от мин. Сам мальчишкой был на оккупированной территории в Воронежской области и с высоты нынешнего знания понимаю необходимость такого решения – стране требовался хлеб.

От подростков отбоя не было – каждый хотел проявить себя, не сознавая опасности, которую несли боеприпасы, оставленные на полях сражений

Времени на подготовку «разминеров», этот термин появился вместе с постановлением и звучал убойно, отводилось минимум. Какие знания и навыки можно вложить в человека за 20 учебных часов? Пункт «А» из постановления 5216: «Сформировать при каждом районе Осоавиахима СССР освобожденных от оккупации областей районные команды по разминированию и сбору вооружений, боеприпасов и другого военного имущества в составе 50–100 человек. Команды создать на добровольных началах из числа рабочих, служащих, колхозников и учащихся, преимущественно членов Осоавиахима, обоего пола, в возрасте не моложе 16 лет».

На местах планку снижали до 15 лет, и отбоя от подростков не было: каждый хотел проявить себя, не сознавая опасности, которую несли мины и боеприпасы, оставленные на полях сражений. До сих пор нет единой статистики, сколько погибло людей в этих «тихих сражениях». Был и еще один фактор, привлекавший добровольцев в отряды разминеров: им платили зарплату и полагался паек, что было огромным стимулом в голодные годы.

Автор, сам по специальности минер-торпедист, еще с училища усвоил наставления преподавателей, что обученный минер не имеет права на ошибку, а необученный погибает сразу, и отлично понимает безвыходность положения, отсутствие времени. Но обидно, что только через 70 лет вспомнили о них, а оставшиеся в живых разминеры не могли доказать своей причастности к этой акции. В середине 50-х информация о них загадочным образом исчезла из архивов. Официальных документов, подтверждающих статус, разминерам на руки не выдавали.

Как выполнялось февральское постановление ГКО, видно из последующего от 19 сентября 1944 года «О дополнительных мероприятиях…»: «Государственный Комитет Обороны отмечает, что организация Осоавиахима, выполняя Постановление от 19 февраля 1944 года № 5216, подготовила свыше 46 тысяч инструкторов и бойцов-минеров, силами которых с 15 марта по 1 августа разминирована площадь 252 865 квадратных километров, обезврежено 8 368 429 противотанковых, противопехотных мин, артснарядов и авиабомб. Однако указанное постановление выполняется неудовлетворительно. Вследствие слабой подготовки разминеров, низкой дисциплины имеет место большое количество жертв». И все же, несмотря на потери, сроки разминирования не переносились – поджимало начало посевной 1945 года.

Не претендуя на всестороннее рассмотрение темы, замечу, что при праздновании 75-летия Великой Победы не грех вспомнить и о забытых «политбойцах» начала войны, и о «разминерах» периода ее окончания.

Вадим Кулинченко,
капитан 1-го ранга в отставке, публицист

Опубликовано в выпуске № 6 (769) за 19 февраля 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц