Версия для печати

«Фердинанды» под Понырями и их неизвестный «укротитель»

Чье именно решение оказалось роковым для бронированных монстров?
Кустов Максим

Применение тяжелых  немецких самоходок «Фердинанд» в июльских боях 1943 года, казалось бы, подробно изучено. Неизвестна лишь одна «малость» - имя и звание советского командира, решение которого заранее обеспечило самые тяжелые потери «Фердинандов» у станции Поныри.

«Фердинанд» (нем. Ferdinand) — немецкая тяжелая самоходно-артиллерийская установка периода Второй мировой войны класса истребителей танков. Также называлась «Элефант» (нем. Elefant — слон). Эта боевая машина, вооруженная 88-мм пушкой, является одним из самых сильно вооруженных и мощно бронированных представителей немецкой бронетехники того периода. Боевая рубка «Фердинанда» собиралась из листов цементованной «морской» брони (переданной из запасов морского флота). Поскольку толщина этой брони была значительной (200-мм в лобовой части и 85-мм в бортах и корме), для надежного соединения листов применяли соединение «в шип», в ответственных местах усиленное шпонками. Подобное соединение, после установки на места шпонок, делалось неразъемным и его обварка осуществлялась, большей частью, с целью герметизации, чем силового сочленения. Для увеличения снарядостойкости бортовые и кормовой броневые листы рубки устанавливались с некоторым наклоном. Причем их толщина делала САУ практически неуязвимой для огня всей советской танковой и противотанковой артиллерии 1943 г. на дальности свыше 400 м.


Василий Крысов, встречавший наступавшие «Фердинанды» по Понырями в качестве командира взвода СУ-122, писал в мемуарах: «В направлении нашего взвода двигалась громадина тоже с большой пушкой, имеющей дульный тормоз, башня этого монстра не вращалась…».


Что только не использовали советские войска  против этих монстров - артиллерию, бронетехнику, авиацию, пехотинцы использовали свои противотанковые средства. Даже собаки, специально обученные для подрыва танков, были задействованы. Вот только не в результате  этого понесли «Фердинанды» самые тяжелые потери.


Историк Михаил Свирин писал: «15 июля подбитая и уничтоженная у ст. Поныри немецкая техника была изучена представителями артуправления и НИБТ Полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри осталось 21 штурмовое орудие «Фердинанд»… Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб, причем более половины машин имели повреждения ходовой части (разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки) от мин. Пять машин имели повреждения ходовой части, вызванные попаданием снарядов калибра 76-мм и более. Два «Фердинанда» были обезоружены из-за прострела их орудий советскими снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы с бомбардировщика «Петляков» и одна - попаданием 203-мм снаряда в крышу боевого отделения. Лишь один «Фердинанд» имел пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом (7 танков Т-34 и батарея 76-мм дивизионных орудий обстреливали его со всех направлений с дистанции 200-400 м), да один «Фердинанд», не имевший повреждений корпуса и ходовой части, был подожжен бутылкой КС, брошенной пехотинцами».


Больше половины из 21 оставшегося на поле  боя северо-восточнее станции Поныри «Фердинанда» стали жертвами мин, установленных советскими саперами.  Поразительный результат действий саперов.


Конечно, в ходе подготовки к отражению немецкого наступления на Курской дуге минирование танкоопасных направлений производилось чрезвычайно масштабное. Но минное поле, усиленное вдобавок еще и трофейными крупнокалиберными снарядами, и авиабомбами на всех возможных направлениях немецкой танковой атаки не поставишь, никаких трофеев для этого не напасешься. Нужно было выбирать самые опасные направления для  установки таких минных полей.


У станции Поныри место для такого усиленного мощными  трофейными боеприпасами минного поля было выбрано просто блестяще, как говорится «то, что доктор прописал». Возникает закономерный вопрос – кто из советских офицеров или генералов столь удачно определил место для минного поля у станции Поныри, ставшего столь роковым для  «Фердинандов» 654-го  батальона, наступавшего там?


Максим Кустов
https://vpk-news.ru/authors/5364

Аватар пользователя Петр Паринов
Петр Паринов
18 марта 2019
Кто-КТО?!! Совершенно очевидно и достоверно: все решения по критически важным танкоопасным направлениям на Северном фасе - принимал ЛИЧНО Костюшка Рокоссовский, под свой страх и риск! Да, может быть ему было и полегче, чем Ватутину - и танко-опасный фронт по-уже (63 км), и танков тут у германа было поменьше, но в том-то и заключается Гений Великого полководца - Костюшка попал в "десятку"! Впрочем, как и ВСЕГДА! И до Курской битвы, и после... сколько там герман прошел? 7 км? или - 9?
Аватар пользователя Петр Паринов
Петр Паринов
18 марта 2019
Кто-КТО?!! Совершенно очевидно и достоверно: все решения по критически важным танкоопасным направлениям на Северном фасе - принимал ЛИЧНО Костюшка Рокоссовский, под свой страх и риск! Да, может быть ему было и полегче, чем Ватутину - и танко-опасный фронт по-уже (63 км), и танков тут у германа было поменьше, но в том-то и заключается Гений Великого полководца - Костюшка попал в "десятку"! Впрочем, как и ВСЕГДА! И до Курской битвы, и после... сколько там герман прошел? 7 км? или - 9?

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц