Версия для печати

Как Чаушеску понизил градус

Боевые действия на советско-китайской границе могли перекинуться на Балканы
Балиев Алексей
Переговоры Косыгина с Чжоу Эньлаем в Пекине показали, что посредничество в улаживании отношений излишне

Кровавый конфликт на острове Даманский, равно как и военное вторжение КНР во Вьетнам в конце февраля – начале марта 50 и 40 лет назад, существенно изменил политическую конфигурацию внутри Варшавского договора и всего социалистического ареала. Прежде всего многократно повысилась роль «малых» соцстран как в урегулировании межгосударственных споров, так и во внешней политике КНР и СССР.

Противостояние на Даманском сопровождалось такими же действиями меньшей интенсивности на китайско-северокорейской границе, где Пекин вознамерился «изъять» в пользу КНР некоторые погранучастки. Это делалось в отместку за отказ Пхеньяна повторить у себя Культурную революцию и официально поддержать Поднебесную в ее конфликте с СССР.

Посол КНДР в СССР (в 1972–1976 и в 1980-м) Квон Хи Ген так пояснил мне диспозицию в треугольнике Пхеньян – Пекин – Москва: «Северная Корея сильно зависела экономически от КНР и СССР, уже поэтому наше руководство не могло официально поддерживать в конфликте ни ту ни другую сторону. Хотя Пекин активнее Москвы требовал такой поддержки. В непубличном формате руководство КНДР осуждало известные решения XX и XXII съездов КПСС. Но на рубеже 60–70-х страна в отличие от КНР начала десталинизацию государственной идеологии и даже топонимики. В Пекине это воспринимали как шаг в сторону Москвы и стремились пресечь новые устремления такого рода».

В сложившейся ситуации КНДР, по словам Квон Хи Гена, опасаясь новой межкорейской войны или прямого конфликта с США, старалась понизить уровень противоборства Пекина с Москвой. У Пхеньяна были договоры о военной взаимопомощи с СССР и КНР, вооруженный конфликт между ними мог предельно усложнить выполнение обязательств.

По этим причинам, по словам Квон Хи Гена, «КНДР предлагала свое посредничество в налаживании советско-китайского диалога на высшем уровне. Но успешные переговоры Косыгина с Чжоу Эньлаем в Пекине 11 сентября 1969 года показали, что оно будет излишним».

Албания заявила о готовности прислать на китайско-советскую границу своих добровольцев и направить повстанческие отряды сталинско-маоистских компартий

На границе КНР с КНДР военные столкновения наибольшей интенсивности были в первой декаде марта 1969-го одновременно с даманскими боями между городом Хесан и пограничной горой Байтоушань. А в мае того же года в ходе официального визита главы Верховного Совета СССР Николая Подгорного в Пхеньян Ким Ир Сен заявил: «КНР претендует на 100 квадратных миль корейской территории в районе горы Байтоушань» (в местных и советских СМИ эти слова не обнародовались). Подгорный заверил Северную Корею во всемерной поддержке ее интересов против китайских территориальных захватов. Позиция Москвы вынудила Пекин отступить: уже в сентябре в ходе переговоров Чжоу Эньлая и Ким Ир Сена в Пхеньяне КНР сняла все свои территориальные претензии к КНДР.

Интересно, что Румыния в марте 1969 года официально выступила против эскалации на советско-китайской границе, возложив вину на обе стороны. Более того, Бухарест добился того, чтобы не было совместного заявления просоветских соцстран и Варшавского договора в поддержку позиции СССР в конфликте с КНР, на чем настаивала Москва. Чаушеску также предлагал на встречах с послами СССР и КНР свое посредничество в налаживании диалога на высшем уровне. Говорил, что к урегулированию готовы подключиться Северный Вьетнам (ДРВ) и КНДР. Официально инициатива не была поддержана ни Москвой, ни Пекином. Но по ряду данных, обе стороны приватно апеллировали к дипломатам Румынии, ДРВ и КНДР, чтобы те информировали противостоящие верхи о незаинтересованности в углублении конфронтации. Эти просьбы выполнялись, что способствовало снижению градуса военного противостояния.

На разрядку сработало и то, что пропекинская в тот период Албания заявила в начале марта 1969-го о готовности прислать добровольцев на китайско-советскую границу и поставить стрелковое оружие. Тирана также предложила направить туда повстанческие отряды сталинско-маоистских компартий Юго-Восточной и Южной Азии. Понятно, что распространение конфликта на Балканы было не в интересах Пекина, поэтому китайские и румынские власти с трудом, но отговорили Энвера Ходжу от этих шагов.

Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай благодарили Чаушеску за вклад в «сдерживание агрессии советского ревизионизма» в ходе официального визита кондукатора в Пекин в июне 1971 года. Причем этот визит сопровождался манифестациями китайско-румынской дружбы и обещаниями на разных уровнях помочь Бухаресту в случае советской агрессии. Китайские собеседники Чаушеску отмечали также, что конфликт на Даманском подстегнули переговоры эмиссаров КГБ со спецслужбами Тайваня, начатые в октябре 1968-го, о совместных операциях против КНР («Социализм с антисоветской спецификой»).

По тогдашней оценке Пекина, согласие Москвы на уход с Даманского было обусловлено в том числе тем, что в конце 1969 года в Варшаве и Бухаресте начались переговоры представителей США и КНР о разведении китайских «добровольцев» и войск США в Восточном Индокитае и об организации официальных визитов президента Ричарда Никсона и госсекретаря Генри Киссинджера в КНР.

КНДР и Румыния, а также Лаос (ЛНДР) предлагали посредничество и во время китайско-вьетнамской войны 17 февраля – 15 марта 1979-го («Китайский урок в защиту Пол Пота»). Пекин и Ханой согласились, соответствующие консультации проводились в марте.

По имеющейся информации, в ходе визитов кампучийских делегаций во главе с Пол Потом в КНДР и Румынию (1977 и 1978) были неофициальные встречи (без Пол Пота) с эмиссарами Вьетнама. А согласие Пекина начать с 5 марта 1979 года поэтапный вывод войск из захваченных районов Вьетнама было достигнуто при участии Вьентьяна.

Вызывает уважение филигранная политика ЛНДР, провозглашенной в 1975-м и оказавшейся уже по географической причине под прессингом Пекина, Ханоя и полпотовского режима. Лаос, искусно сохраняя с ними политико-экономические связи, смог не только остаться вне конфликтов, но и содействовать их урегулированию.

В ЛНДР периодически проводились встречи эмиссаров Вьетнама и полпотовской Кампучии, а также представителей сталинско-маоистской компартии и правительства Таиланда в 80-х – начале 2000-х, на которых обсуждались вопросы введения или пролонгации перемирия, обмена пленными и т. п.

В ЛНДР проходили и советско-китайские встречи по вопросам прекращения войны КНР с Вьетнамом. Во многом благодаря Лаосу удалось сохранить Ассоциацию стран бассейна Меконга, в которой участвовала и полпотовская Кампучия.

Словом, решение сложнейших проблем в отношениях между СССР и КНР все в большей мере зависело от грамотной политики «малых» соцстран, оказавшихся между молотом и наковальней.

Алексей Балиев,
политолог

Опубликовано в выпуске № 7 (770) за 26 февраля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...