Версия для печати

Укротитель «Аэрокобры»

100 лет назад родился Иван Гайдаенко
Гайдаенко Иван

Генерал-полковник авиации, заслуженный военный летчик СССР, летчик-испытатель 1-го класса, лауреат Государственной премии СССР – все это об одном человеке – Иване Дмитриевиче Гайдаенко. Свое первые летные университеты он осваивал в украинском Кировограде: днем учился в машиностроительном техникуме, а вечерами и по выходным занимался в аэроклубе.

В 1937-м его зачислили в Одесскую военную авиационную школу имени Полины Осипенко, откуда выпустили пилотом самолета-разведчика Р-5. Хотел стать истребителем. Но как вспоминал позже Гайдаенко: «Сказали летать на Р-5, значит, будешь летать на Р-5». В 333-й отдельной разведывательной эскадрилье, базировавшейся в Гатчине под Ленинградом, лейтенант Гайдаенко летал много – днем и ночью при любой погоде. И эта выучка пригодилась ему, когда в 1939 году началась финская война. Эскадрилью перебросили на фронт, базировалась она близ Кандалакши. Основными задачами были разведка, бомбежка, снабжение по воздуху окруженных красноармейцев.

Гайдаенко совершил 28 боевых вылетов на Р-5, первую награду – орден Красной Звезды ему вручал Михаил Калинин. В 1940 году принимал участие во вводе войск Красной армии в Эстонию. Об этом он вспоминал так: «Летишь над каким-нибудь поселком, деревенькой, и толпа людей с красными флагами выходит встречать войска. Наших же никого до этого там не было. Никто не мог заставить выйти эстонцев встречать. А сейчас говорят, что мы оккупанты. Но ведь ввод войск был по договору с эстонским правительством. Кроме того, нашим войскам была директива: с населением, боже упаси, не вступать ни в какие конфликты». Служил в разведывательном полку на аэродроме Сиверская под Ленинградом и в 137-м бомбардировочном полку командиром звена СБ-2.

В первый день войны полк подняли по учебной тревоге: расчехлили самолеты, подготовили фотоаппараты и на всякий случай подвесили цементные учебные бомбы. Никто не знал, что война уже идет, только к 10 вечера объявили боевую тревогу.

В бою шести советских истребителей с 30 немецкими Иван Гайдаенко сбил фашистского аса

В июне – августе 1941 года выполнил 22 боевых вылета на бомбардировку немецких и финских войск на Северном фронте. Как вспоминал Иван Дмитриевич, их аэродром бомбили каждый день: прилетали Ю-88 без сопровождения истребителей и безнаказанно сбрасывали свой груз. Не было никакой ПВО. Вскоре привезли эшелоном полтора десятка МиГ-3, и Гайдаенко изъявил желание освоить новую технику – была ведь давняя мечта стать истребителем. Правда, на МиГе повоевать ему не удалось – разбомбили их. Дали ему в 145-м полку И-16, на котором толщина краски была в палец, вооруженный двумя ШКАС. Больше двух очередей дать не получалось – пулемет заклинивало от перегрева.

После трудных боев и отступления поступил приказ отправить пилотов полка на переучивание. Была огромная стоянка самолетов, поступивших с завода, Гайдаенко и товарищам «отсчитали» их машины, приказали облетать и сматываться. Полков было много, так что все нужно было делать быстрее. Сделали пару полетов по кругу, кое-как освоили самолет и вылетели на свой аэродром. «Помню, декабрь месяц, холодно, мороз под 40 градусов, техников нет. Приходилось самим на ночь сливать воду и масло, а утром приезжал водомаслозаправщик заливать горячую воду, горячее масло, гонять двигатели и ждать у моря погоды. Погоды нет. Вечером опять сливаем. Там мы услышали про контрнаступление под Москвой. Какая радость была! Ведь до этого все время отступали, а тут наши пошли вперед». Воевал на ЛаГГ-3 с конца 1941 года, а в 1942-м 145-й ИАП первым в Союзе получил американские истребители Р-39 «Аэрокобра».

В этом полку Гайдаенко стал командиром звена, а затем заместителем командира эскадрильи – в будущем дважды Героя Советского Союза, главнокомандующего ВВС и Главного маршала авиации Павла Кутахова.

Главная сложность в освоении заграничной техники была в том, что не привезли никаких инструкций. Поначалу летчики не могли понять, как работают тормоза. У отечественных самолетов они пневматические – на ручке был рычаг, а у «Кобры», как у бомбардировщика, гидравлические и выжимались носком сапога на педали. Но разобрались, освоили и уже хорошо дрались при обороне Мурманска.

16 мая 1942 года Гайдаенко сбили. Восьмерку самолетов подняли прикрывать порт, его поставили замыкающим. На встречных курсах перехватили 12 Ю-88 и столько же прикрывающих истребителей. Кутахова сбили, и Гайдаенко, стараясь не допустить, чтобы фашисты прицельно расстреляли командира, «крутился» вокруг него. Дело кончилось тем, что сам словил пулю. Она перебила правый трос руля поворота и пробила масляный бак. Вправо уже не повернуть, но можно было выполнять левый вираж и идти по прямой за счет крена. Бой закончился. «Пошли мы на аэродром на малой высоте. Только тут я почувствовал запах гари. Масло вытекло, двигатель заклинило и он начал гореть. А высота-то маленькая – прыгать невозможно. Что делать? Хорошо, что в Заполярье в это время снега еще много. Увидел небольшую долинку и решил садиться в нее. Причем я знал, что у меня самолет горит и после посадки надо немедленно его покинуть. Ремни зафиксировал, чтобы самому не убиться при ударе самолета о землю, уперся рукой в приборную доску и сажаю самолет. Сел… и ничего дальше не помню. Когда пришел в себя, то находился метрах в 10–15 от самолета, который дымил, но не горел. Вот так в бессознательном состоянии отстегнул ремни, сбросил дверь и прополз эти метры».

В июне 1942 года Гайдаенко участвовал в знаменитом воздушном бою, проведенном шестеркой истребителей под командованием капитана Ивана Бочкова с 30 вражескими самолетами. Уничтожили девять машин люфтваффе. Иван Дмитриевич лично сбил один истребитель противника. С нашей стороны потерь не было.

В конце 1942-го Гайдаенко сбили, при посадке на лес он сломал позвоночник. Повезло, что случилось это недалеко от аэродрома и сразу же начали искать. А мог и замерзнуть – из-за травмы сам вылезти из кабины не мог. Долго кочевал по госпиталям, к боевой работе не допускали, занимался подготовкой молодых летчиков, дважды перегонял «Аэрокобры» из Красноярска на фронт.

В 1943 году его назначили командиром эскадрильи 19-го ИАП. В 1944-м Иван Гайдаенко стал инспектором-летчиком по технике пилотирования 16-й гвардейской авиационной дивизии. Войну закончил командиром 152-го ИАП в ВВС Беломорского военного округа.

Всего за время Великой Отечественной Гайдаенко совершил около 300 боевых вылетов на самолетах СБ, И-16, ЛаГГ-3, Р-39 «Аэрокобра», Р-40 «Киттихаук». В воздушных боях сбил лично четыре и в группе 26 самолетов противника. За военную карьеру освоил 60 типов самолетов.

Иван Гайдаенко,
сын Ивана Дмитриевича Гайдаенко, кандидат технических наук, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 7 (770) за 26 февраля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...