Версия для печати

Арсенал шестого поколения

Как сэкономить при создании оружия на новых физических принципах
Буренок Василий

Характерная черта развития вооружения на протяжении столетий – наряду с эффективностью существенно растет стоимость. Другими словами, война становится все более дорогим мероприятием. Это подтверждают данные Научно-исследовательского института военной истории. Какие выводы можно из этого сделать для прогнозирования перспективного облика системы вооружения?

Уничтожение солдата противника в период наполеоновских войн (начало 1800-х) стоило в сопоставимых ценах три тысячи долларов, в Первую мировую – 21 тысячу, а во Вторую – 200 тысяч. Для обеспечения одного бойца, находящегося на передовой, в 1914 году требовалось ежесуточно шесть килограммов различных материальных средств, во Вторую мировую – 20, во время вьетнамской войны – 90 килограммов. В Афганистане – уже 200 килограммов.

Реактивный истребитель второго поколения в сравнимых ценах обходился примерно в 20 миллионов рублей, третьего – в 15 раз дороже. Многофункциональный самолет четвертого поколения стоил порядка 1,5 миллиарда рублей, а американский F-35 – уже 15 миллиардов. Как видим, рост стоимости от поколения к поколению увеличивается на порядок.

В основе Госпрограммы вооружения должен быть взгляд на 25 лет вперед

Аналогичная ситуация и по другим типам вооружения. Например, по танкам цена увеличивается в разы, хотя маневренные и огневые возможности боевой машины повышаются гораздо менее интенсивно. То есть по критерию эффективность-стоимость нынешние высокотехнологичные образцы ВВСТ не только не выигрывают, но все больше уступают предшественникам. Собственно, эффективность образца увеличивается медленно, но стоимость при этом вырастает кратно. Поэтому потеря на поле боя современного самолета, вертолета, танка проделывает гигантскую брешь в военном бюджете даже экономически развитых стран, а для обычного государства становится непозволительной роскошью.

Подготовка операторов таких образцов ВВСТ крайне сложна, затратна, длительна. Поэтому переход на контрактную форму комплектования Вооруженных Сил – процесс объективный. За время срочной службы военнослужащий не успевает стать профессиональным специалистом, способным грамотно эксплуатировать современную боевую технику.

О многом говорят такие цифры. В 1945 году в армиях воюющих сторон было около 160 технических специальностей, в 1960-м – 400, в настоящее время – более двух тысяч.

Войсковой ремонт и восстановление после боевых повреждений высокотехнологичного оружия также сложный вопрос, требующий наличия большой номенклатуры запасных частей, контрольно-испытательной аппаратуры, привлечения квалифицированных специалистов. Причем речь может идти лишь о сравнительно простом ремонте, на уровне замены готовых блоков и узлов. Более сложный возможен только на предприятиях-производителях.

Арсенал шестого поколения

Накопление высокотехнологичных ВВСТ в мирное время – весьма затратный путь. Для этого требуются соответствующие хранилища, система постоянного технического обслуживания, контроля исправности и пригодности к боевому применению. И где-то рядом должен находиться умеющий эксплуатировать такое вооружение квалифицированный резерв, уровень знаний и опыта которого поддерживается соответствующей переподготовкой.

Наращивание мобилизационного производства таких ВВСТ в условиях войны, особенно крупномасштабной, чреватой разрушением промышленных предприятий и коммуникаций, невозможно. Высокотехнологичный образец – продукт деятельности чрезвычайно разветвленной кооперации, любое нарушение производственной цепочки может фатально сказаться на соответствии образца заданным тактико-техническим характеристикам. При этом цикл изготовления составляет многие недели или месяцы (речь не о самолетах и кораблях – там сроки еще больше).

Из сказанного следуют две задачи.

Первая – необходимы поиск революционных технических и технологических решений для создания оружия будущего, разработки способов его применения, прорывы, которые позволят либо существенно повысить эффективность образцов ВВСТ (и боевых действий), либо существенно снизить стоимость и потребное количество, соответственно уменьшить затраты.

Вторая – необходима оптимизация структуры и состава перспективной системы вооружения. Под этим понимается определение ограниченного перечня высокоэффективных образцов ВВСТ, которые должны разрабатываться и производиться в будущем. Работая широким фронтом по всем возможным направлениям, мы рискуем распылить финансовые средства на номенклатуру дорогостоящего вооружения, эффективность которого в будущей войне будет крайне низкой.

Причем, как представляется, такой взгляд вперед (или концепция перспективного развития ВВСТ) должен быть не на 10–15 лет, как это делается при формировании Государственной программы вооружения, а на 20–25. Выводы, полученные при формировании этого прогноза, и послужат основой для разработки ГПВ.

Каким может быть алгоритм решения этих задач?

Казалось бы, ответ на поверхности: сначала в штабах определяют, какой будет война будущего, какое оружие потребуется, формируют тактико-технические требования к нему. Далее оборонная наука и промышленность разрабатывают новые образцы и приступают к производству.

К сожалению, применительно к оружию на новых физических принципах этот алгоритм не работает. Попытка сформировать требования к перспективным ВВСТ предпринималась в недалеком прошлом (2010–2012), система тактико-технических требований даже была утверждена на уровне министра обороны. Но оказалась крайне неудачной, и о ней сейчас мало кто вспоминает. Причина тривиальна: почти все требования представляли собой увеличенные на многие проценты или даже в разы ТТХ существующих видов и типов вооружения. Ясного видения системы вооружения нового облика не имелось. Поэтому была попросту сохранена существующая номенклатура ВВСТ с завышенными (иногда против законов физики) ТТХ.

Реактивный истребитель второго поколения обходился в 20 миллионов рублей, третьего – в 15 раз дороже

Это не говорит о непрофессионализме военных специалистов. Они решили поставленную перед ними задачу исходя из доступной им системы знаний, не имея постулированных (нормативно оформленных) данных о возможностях науки и техники по созданию принципиально новых образцов, их вероятном облике. При этом использование научно-популярной или научно-фантастической литературы при решении задачи формирования ТТТ к ВВСТ, понятное дело, недопустимо.

Яркий пример – проблема полностью электрических образцов вооружения. До сих пор у нас нет понимания их перспективности, хотя за рубежом интенсивно ведутся разработки и даже принят на вооружение ВМС США эсминец «Зумволт», созданный с использованием данной технологии. В наших СМИ по поводу последнего почти ничего нет, кроме язвительных комментариев. Но после анализа конструкции и возможностей этого корабля приходит понимание, уничижительные оценки напрасны.

Другими словами, упомянутый выше алгоритм обоснования перспективного облика системы вооружения (сначала военные, затем промышленность) несовершенен. При решении подобной задачи необходимо многоступенчатое взаимодействие фундаментальной науки, военных специалистов, ОПК (конструкторов и технологов) и экономистов.

Арсенал шестого поколения

Что конкретно может быть предпринято и в какой последовательности?

1. Научный комплекс, выполняющий работы в области фундаментальной науки (учреждения РАН, высшей школы), определяет возможности науки и техники по обретению новых знаний в различных сегментах материального мира, срокам их получения.

2. На основе этих данных научно-техническое сообщество ОПК определяет (прогнозирует) облик перспективных образцов и их возможные характеристики.

3. Военно-научный комплекс с учетом результатов исследования этапа 2 формирует представление об облике системы вооружения будущего (именно системы, а не отдельных образцов) с учетом структурных, функциональных, количественных и других характеристик ее элементов.

4. Научно-технический комплекс ОПК определяет состояние мощностей и их возможностей по созданию системы вооружения нового облика, формирует перечень мероприятий по развитию производственной базы для решения задачи с учетом требований по количеству и срокам.

5. Экономисты проводят оценку финансовых и материальных затрат на реформирование (развитие) ОПК и соотносят их с прогнозируемыми экономическими возможностями государства, на основании чего делается вывод о реализуемости программы.

6. При положительном решении по этапу 5 формируется программа создания системы вооружения будущего (концепция развития), определяются ее финансово-экономические параметры, которые сопоставляются с экономическими возможностями государства.

7. При отрицательном решении по этапу 5 или 6 происходит возврат к этапу 2 с условием снижения требований к уровню эффективности (качества и/или количества) перспективных ВВСТ.

Как видно, данный алгоритм имеет более сложный характер, чем описанный в начале статьи, но он может обеспечить согласованность действий трех ключевых компонентов процесса формирования облика системы вооружения будущего: фундаментальной науки, военной науки и органов военного управления, ОПК. Тем самым будет повышена достоверность прогноза в такой затратной и ответственной области, как создание технической основы обеспечения безопасности государства.

Василий Буренок,
президент РАРАН, доктор технических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 7 (770) за 26 февраля 2019 года

Загрузка...
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
03 марта 2019
Василий Буренок высказался так "При этом использование научно-популярной или научно-фантастической литературы при решении задачи формирования ТТТ к ВВСТ, понятное дело, недопустимо". Но вдруг, появляется, в сегодняшнем дне, на мировой арене серия научно-фантастических фильмов, в основном голливудских, - то есть прогноз развития науки техники, в том числе вооружения и военной техники, как бы действующих виртуальной реальности и по технологии виртуальной реальности. Как, в свое время (до ВОВ) выкраденная, предшественником ЦРУ США научно-фантастическая книга Циолковского К.Э. издательства академии наук СССР "К звездам" и, интересно, переведенная очень тогда секретными персональными компьютерами по технологии компьютерной лингвистики. Её компьютерный перевод выкрало КГБ СССР в США, и полусумасшедший ученый стал гением в родном отечестве. Похожее было и с будущим академиком А.Н. Крыловым, изобретшим в 1904 году механический компьютер, но что бы его ни объявили невменяемым, он описал изобретение на французском языке и выслал в Париж. Как пример, китайский фильм "Блуждающая Земля" 2019г., где действие, в основном, происходит на замороженной Земле при минусе 83 градусов Цельсия, а техника и спецназ адекватно работает, ну очень похоже на военное освоение русского Севера, во всей его многогранной операционной (военной) сложности и успешно завершенной. Бери и разрабатывай стратегию военных операций прямо для Генерального штаба Китайской народной армии. Но наши профильные министерства (культуры и просвещения) не желают приобретать данный фильм у Китая. С чего бы это? Так что автор актуален и злободневен одновременно!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
03 марта 2019
Василий Буренок высказался так "При этом использование научно-популярной или научно-фантастической литературы при решении задачи формирования ТТТ к ВВСТ, понятное дело, недопустимо". Но вдруг, появляется, в сегодняшнем дне, на мировой арене серия научно-фантастических фильмов, в основном голливудских, - то есть прогноз развития науки техники, в том числе вооружения и военной техники, как бы действующих виртуальной реальности и по технологии виртуальной реальности. Как, в свое время (до ВОВ) выкраденная, предшественником ЦРУ США научно-фантастическая книга Циолковского К.Э. издательства академии наук СССР "К звездам" и, интересно, переведенная очень тогда секретными персональными компьютерами по технологии компьютерной лингвистики. Её компьютерный перевод выкрало КГБ СССР в США, и полусумасшедший ученый стал гением в родном отечестве. Похожее было и с будущим академиком А.Н. Крыловым, изобретшим в 1904 году механический компьютер, но что бы его ни объявили невменяемым, он описал изобретение на французском языке и выслал в Париж. Как пример, китайский фильм "Блуждающая Земля" 2019г., где действие, в основном, происходит на замороженной Земле при минусе 83 градусов Цельсия, а техника и спецназ адекватно работает, ну очень похоже на военное освоение русского Севера, во всей его многогранной операционной (военной) сложности и успешно завершенной. Бери и разрабатывай стратегию военных операций прямо для Генерального штаба Китайской народной армии. Но наши профильные министерства (культуры и просвещения) не желают приобретать данный фильм у Китая. С чего бы это? Так что автор актуален и злободневен одновременно!

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц