Версия для печати

Зашел ум за рейтинг

Знание русского языка для карьеры необязательно, математики и физики тем более
Семенченко Игорь
Коллаж Андрея Седых

В 2018 году президент Владимир Путин поставил задачу вывести ракетно-космическую отрасль на новый уровень. Россия способна совершить научно-технологический прорыв, подчеркнул он. Но это тесно связано в первую очередь с воспроизводством квалифицированных кадров, подготовкой молодых специалистов, передачей опыта, эффективной работой всей системы образования. Как мы решаем эту задачу?

Глава государства обращался к этой теме и раньше. В августе 2012 года на заседании Совета безопасности он подчеркнул, что это чрезвычайно важный вопрос, причем на всех уровнях, начиная от рядовых рабочих и инженерных кадров до руководителей предприятий. Однако конкретных действий после этого так и не последовало. Более того, продолжились негласное избавление от профессионалов, уничтожение системного образования, замена спецов на всех уровнях (в том числе в правительстве) лицами без опыта работы в промышленности.

Космические высоты советского учителя

На ключевых постах оказались управленцы, проваливающие все подряд – от гособоронзаказа до прямых поручений президента. Порой горе-руководители получают шумную отставку, но почти сразу всплывают на столь же хлебных должностях (Ливанов, Фурсенко, Алешин, Комаров, Погосян, Сердюков…). А министерства, промышленные предприятия, НИИ, КБ лишаются опытнейших специалистов, в том числе конструкторов, организаторов производства.

Русский язык, физика, химия, математика и другие предметы, определяющие грамотность и образованность выпускника школы, получили статус необязательных

Пара примеров из космической отрасли. Указом президента РФ от 29 января 2018 года № 32 «О создании космического ракетного комплекса сверхтяжелого класса» головным исполнителем была названа РКК «Энергия» во главе с Владимиром Солнцевым. Но через полгода Солнцев, взявший на себя ответственность за реализацию целевого проекта создания PH СТК, был неожиданно уволен. Как сказал один из заслуженных работников РКК «Энергия», Роскосмос взял корпорацию «в горячие объятия», в результате чего профессионалы или сами разбегаются, или их «уходят» с ответственных должностей. Первый заместитель генерального директора РКК «Энергия» Игорь Радугин покинул предприятие в связи с созданием новой командой неприемлемых условий работы, по схожей причине поменял работу директор Воронежского механического завода Игорь Мочалин. В итоге проводимой прежними руководителями Роскосмоса с 2013 года кадровой политики были провалены два важнейших решения президента страны.

Приведенные примеры лишь толика проблем в кадровой политике страны в целом. Сохранение квалифицированного персонала независимо от возраста – краеугольный камень функционирования ОПК, науки и высшего образования. А преемственность поколений – важнейшая задача государственного значения, от решения которой зависят обороноспособность и независимость Российской Федерации.

Анализ кадрового обеспечения производственного и научного сектора ОПК свидетельствует о чрезвычайной ситуации. Утрачивается драгоценный, накопленный поколениями специалистов опыт создания совершенного вооружения, военной техники и их компонентов. Число оставшихся профессионалов на каждом конкретном предприятии ОПК, в научной организации неизвестно, уничтожено системное высшее и среднее образование, которое было в СССР, резко упало качество обучения.

К 50–60-м годам советская школа подготовки специалистов оценивалась международными экспертами Европы и США как лучшая в мире. Это был пик расцвета системного образования в СССР, нацеленного на развитие страны как великой державы. Мы занимали одно из ведущих мест в мире по качеству подготовки специалистов в области математики, естественных наук и техники. Неудивительно, что даже Англия сегодня внедряет у себя лучшие элементы той нашей образовательной системы. А президент США Кеннеди после полета Юрия Гагарина сказал, что битву за космос у Америки выиграл советский учитель.

Безграмотность на выбор

После развала СССР начался целенаправленный процесс ликвидации в Российской Федерации профессионального опыта поколений через кадровую контрреволюцию и уничтожение системного образования. И это было не случайно.

Кадровая контрреволюция осуществлялась ликвидацией профессионалов, увольнением носителей знаний и навыков, накопленных поколениями, под лозунгом оптимизации. Сошла на нет система обмена производственным опытом, приказала долго жить практика материального стимулирования специалистов. Апофеозом стала подмена профессионалов на всех уровнях вплоть до руководителей предприятий и министерств пустышками с дипломами социолога, журналиста, психолога, финансиста, юриста.

Министерства, промышленные предприятия, НИИ, КБ лишились своих руководителей и специалистов – программистов, конструкторов, организаторов производства. В результате этой диверсии и приватизации миллионы граждан РФ стали работать не на государство, а на неизвестно откуда взявшихся хозяев госсобственности, присвоивших плоды труда советских поколений. Естественно, в стране стало не хватать денег на развитие экономики, на обороноспособность, даже на пенсии.

Минобрнауки не само по себе расправляется с вузами – над ним стоят те самые чиновники, которые считают себя частью западного мира

Кадровая контрреволюция привела еще и к тому, что огромное число высококвалифицированных инженеров, ученых уехало из страны и на постоянной основе работает в других государствах: в США – более 900 тысяч, в Израиле – 150 тысяч, в Канаде – 100 тысяч, в Германии – 80 тысяч, в Великобритании – 35 тысяч, в Китае – 25 тысяч... По данным фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), в период 1992–2012 годов из России эмигрировали более трех миллионов специалистов. То есть интеллектуальные потери огромны.

Чтобы свои таланты не уезжали из страны, надо создавать условия для их работы в России. Но это невозможно без государственного финансирования. Сегодня же продолжается разрушение уже и остатков российского системного образования. Например, по Федеральному государственному стандарту (ФГОС) в средних школах проталкивается обучение по предметам на выбор. При этом обязательными могут остаться только четыре: «Россия в мире», ОБЖ, физкультура и реализация индивидуального проекта. А русский язык, физика, химия, математика, литература и другие предметы, определяющие грамотность и образованность выпускника школы, его способность продолжить учебу в техническом вузе, получили статус необязательных. Данные новшества ярко показывают уровень компетентности министерских специалистов, разработавших и одобривших этот стандарт.

В результате произошло существенное сокращение количества техникумов, колледжей, профессионально-технических училищ, осуществляющих подготовку квалифицированных кадров по специальностям, необходимым, в частности, для организаций ОПК.

С 2011 года система высшего образования принудительно переведена на бакалавризацию. Если до этого в стране вузы вели обучение по специальности, то сейчас – по направлению и уровням: бакалавриат и магистратура.

Раньше инженера готовили пять лет. Это была высокоэффективная система, которая и обеспечила стране успехи в науке, промышленности, технике, прорыв в космос. За четыре же нынешних бакалаврских года подготовить инженера-разработчика по специальностям, связанным с высокими технологиями, сложными инновационными задачами, наукоемкими производствами, нереально. Можно, конечно, натаскать бакалавра, решающего какие-то общие задачи, вопросы эксплуатации, но не разработчика и конструктора.

В то же время характеристика профессиональной деятельности магистров по техническим направлениям в соответствии с ФГОС ВПО – это в основном исследовательская область. Но о чем можно вести речь, если уровень подготовки у бакалавра ниже, чем у выпускника техникума.

Введение ЕГЭ, бакалавриата, магистратуры, платного образования с соответствующими требованиями катастрофически ухудшило качество подготовки специалистов. Большую роль сыграло и недофинансирование высшей школы. А при Дмитрии Ливанове (2012–2016) Минобрнауки без оглядки бросилось ее реформировать, ориентируя на зарубежные рейтинги вузов. И никто не подумал тогда о национальном предназначении, отечественном многолетнем опыте всемирно признанной системы российского образования. Пресловутая рейтингомания стала для чиновников идеей фикс.

Инициаторы реформ, произнося слова «глобальное научно-образовательное пространство», «интегрирование в мировую науку со студенческой скамьи» и все такое, прячут за красивыми терминами реальный развал системного образования, необходимого для жизнедеятельности и развития государства как великой державы. Прежняя система оценки вузов по критерию востребованности предприятиями выпускников канула в Лету.

Плюс дебилизация всей страны

В настоящее время завершается процесс уничтожения основополагающих принципов советской модели прогрессивного общего и высшего образования, идет дебилизация студентов и школьников копированием зарубежной модели, в первую очередь американской. Вице-премьер Татьяна Голикова высказалась за развитие системы с тем, чтобы большее число российских институтов и университетов вошли в 100 лучших мировых вузов. Получается, опять во главе угла рейтингомания, а не на восстановление своего качественного образования. Результаты налицо. Повсеместно создаются центры и факультеты компетенций в промышленности (Объединенная двигателестроительная корпорация), образовании (Московский политех), медицине и т. д. Выпускники таких учебных заведений и специалисты аналогичных центров теперь могут с полным правом заявить: «Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь».

Даже высказывание Дмитрия Рогозина о дырке на МКС наглядно демонстрирует уровень специальных знаний его коллег и советников. Каждый студент технического вуза должен знать, что терминологически верно – отверстие. Получается, дырка прежде всего в мозгах.

Быстрыми темпами идет ломка общего образования: сокращается количество дней, занятых учебным процессом, отменяются занятия по субботам, увеличивается продолжительность каникул, отменяются домашние задания.

США имеют горький опыт отмены домашних заданий школьникам, которые в конечном итоге были восстановлены. Но нашим руководителям это не указ. Раньше государство, как основной заказчик, определяло цели и развитие системы образования. Главным было формирование развитой личности и подготовка квалифицированных специалистов. Сегодня во главу угла поставлен бизнес, а его вполне устраивает тот, кто обладает лишь определенными навыками, а не умеющая думать, рассуждать, принимать самостоятельные решения личность. Почему? Потому, что это опасно для олигархата, который как огня боится образованных граждан, способных на борьбу за свои права. Вот и пичкают народ бесконечными отупляющими шоу и так называемыми расследованиями на каналах ТВ.

Образованные люди мешает олигархату безнаказанно присваивать часть прибавочной стоимости, которую создают трудящиеся на фабриках и заводах, на транспорте, в магазинах и кафе. Минобрнауки не само по себе расправляется с вузами, ликвидирует профессиональный опыт поколений – над ним стоят те самые чиновники, которые считают себя частью западного мира, его системы ценностей, его элиты. Все советское, российское, до чего дотягиваются их руки, они ломают. И это несмотря на антироссийские санкции и объявленную нам информационную войну, на списки нерукопожатных, кому уже не выдают американские или британские визы. Хоть тушкой, хоть чучелом «реформаторы» хотят встроиться в западную систему. А у некоторых давно оформлено двойное, а то и тройное гражданство, за океаном их семьи, счета в банках. Поэтому, говоря о возрождении российской системы образования, надо ставить вопрос и о возвращении государственной собственности, национализации ключевых предприятий, отраслей промышленности. Пока это не будет сделано, все заявления о суверенитете, национальных интересах страны – пустой звук.

Необходимы чрезвычайные меры, в частности:

  • аудит профессионального состава предприятий ОПК, научных организаций и вузов;
  • разработка государственной программы восстановления эффективного образования, экономики страны и ее обороноспособности с соответствующим финансированием;
  • возврат необходимой собственности в руки государства;
  • разработка и принятие нового закона «Об образовании в Российской Федерации» с восстановлением основных принципов советской школы;
  • укомплектование правительства РФ профессионалами с профильным образованием и соответствующим опытом;
  • организация центров профподготовки специалистов (ЦППС) – инженерно-технических работников и рабочих;
  • возрождение на предприятиях системы наставничества;
  • организация обмена опытом работы;
  • системное обучение и подготовка специалистов с целью сохранения производственного опыта, накопленного поколениями профессионалов предприятий отрасли.

Надо наконец запретить работу в правительстве РФ министрам и чиновникам, не имеющим профильного высшего образования по направлению работы. Поставить заслон руководителям крупных организаций (в том числе владельцам, которым передана госсобственность), не имеющим профильного высшего образования.

Без этих экстренных мер Россия не выберется из тупика, в который ее загнали сторонники обанкротившейся либеральной экономической модели развития.

Игорь Семенченко,
кандидат технических наук, член-корреспондент АВН

Опубликовано в выпуске № 7 (770) за 26 февраля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...