Версия для печати

Олигархи на советские деньги

Ангольские маневры «эффективных менеджеров» облегчили казну на пять миллиардов долларов
Тетекин Вячеслав
Фото: wordpress.com

Поддержка дружественного правительства Анголы в 1974–1991 годах – славная страница нашей истории. Помощь советских военных и поставки оружия для отражения агрессии расистской ЮАР и сепаратистов из УНИТА имели не только геостратегическую и идеологическую, но и вполне материальную сторону («Русский путь в Африке»). Вопреки обывательским представлениям, будто мы экспортировали социализм да еще бесплатно, все обстояло иначе.

В основе лежали вполне рыночные отношения: СССР предоставлял кредиты на такие «услуги», страна-получатель обязывалась выплатить их через определенный срок. Такая постановка вопроса, опять-таки вопреки утверждениям сознательных лжецов или заблуждающихся, была исключительно выгодной для Советской страны. Ведь поставлялась, как правило, военная техника, которая давно была снята с вооружения нашей армии и хранилась на складах «на всякий случай». Речь идет о миллионах единиц оружия еще времен Великой Отечественной, включая, например, автоматы ППШ и танки Т-34-85. Ненужные в наших войсках, они прекрасно зарекомендовали себя в африканских условиях в силу своей неприхотливости.

Парижский филиал «Рогов и копыт»

За эти почти музейные (но боеспособные) образцы оружия мы получали твердую валюту. Долг Анголы за поставки военного и гражданского имущества, работу наших специалистов составлял примерно 5,5 миллиарда долларов. И эта страна, крупный производитель и экспортер нефти, в отличие от многих других вполне платежеспособна. Поэтому можно было рассчитывать, что после нормализации обстановки и восстановления экономики Анголы мы сможем с лихвой вернуть наши политические и военные капиталовложения. Тяжелейшая гражданская война продолжалась там до 1992 года, времени окончательной победы дружественного нам правительства во главе с президентом Душ Сантушем. Разрушение СССР привело к резкому ослаблению наших позиций в Анголе. Тем не менее возможности возврата кредитов сохранялись. Мы сделали огромные по любым меркам капиталовложения, и по «рыночной» логике правительство РФ должно было озаботиться получением дивидендов от них.

Ангольский долг мог быть оформлен в виде собственности в алмазной и нефтяной отраслях

Вместо этого «эффективные менеджеры» в кабинете министров начали странные маневры с государственным долгом Анголы. В итоге большая часть наших миллиардов очутилась в карманах аферистов. По оценке швейцарского следователя Даниэля Дево, занимавшегося делом об ангольском долге России, при погашении задолженности имело место хищение 614 миллионов долларов. На самом деле потери России оказались гораздо более весомыми.

Дело началось с того, что 7 июля 1995 года замминистра финансов РФ Андрей Вавилов (впоследствии фигурант нескольких уголовных дел) направил руководству Анголы письмо с предложением начать переговоры о реструктуризации долга. Уже в октябре по этому вопросу было проведено совещание. Почему-то оно прошло в Вашингтоне, среди участников оказались бывший советский, а ныне французский гражданин Аркадий Гайдамак и Пьер Фальконе. Их целью было уменьшение размера долга Анголы под благородным предлогом, что это соответствует директивам «Парижского клуба». Хотя Россия членом этого клуба не была и никто не понуждал ее урезать долги иностранных государств.

В мае 1996-го Вавилов и его ангольский партнер да Силва Томаш парафировали соглашение, которое было подписано 20 ноября. 70 процентов долга просто списывались, а оставшаяся часть – 1,5 миллиарда долларов – переоформлялась в 31 вексель на 48,7 миллиона каждый, которые подлежали погашению в течение 21 года.

Ангольская сторона явно по наводке своих европейских и российских «советчиков», сразу предложила выкупить эти ценные бумаги за 50 процентов от номинала, то есть за 750 миллионов долларов. Таким образом, Россия получала бы всего 15 процентов от общей суммы долга. Аргументировали эту «сделку» тем, что РФ имела бы реальные деньги (в которых правительство Ельцина – Гайдара, уже развалившее советскую экономику, отчаянно нуждалось). Хотя ангольский долг мог быть оформлен в виде собственности в прибыльных алмазной и нефтяной отраслях страны.

Минфин РФ, в котором Вавилов играл ключевую роль, выбрал в качестве депозитария швейцарский банк UBS: ему предстояло хранить векселя и осуществлять контроль сделки. Дальше происходили вещи еще более странные: ангольские выплаты должны были идти через офшорную компанию Abalone Investment Limited, которая бы перечисляла их на счет Минфина в российском Уникомбанке. Счет за границей не рискнули открыть якобы из опасения ареста средств по искам компании Noga. Как позже выяснилось, такой угрозы не существовало.

Андрей Вавилов
Андрей Вавилов

Акционерную Abalone срочно создали весной 1997-го Аркадий Гайдамак, Пьер Фальконе и президент банка «Российский кредит» Виталий Малкин. Как утверждают, четвертым учредителем был сам Вавилов, только что уволенный из Минфина. Этот квартет использовал хитроумные схемы перевода денег между банками и фирмами различных стран. Причем с использованием печально известных ГКО (государственных казначейских обязательств), что позволило уменьшить выплаты в казну и увеличить суммы, поступавшие в карманы акционеров. В итоге в 1998 году Ангола перевела на счет Abalone около 400 миллионов долларов, но Россия получила лишь 161 миллион, а остальные деньги компания-посредник взяла якобы как комиссионные.

Все это продолжалось до тех пор, пока сделки не были блокированы женевской прокуратурой. Следственный судья Дево смог проследить судьбу лишь части средств, прошедших через счет, открытый Abalone в банке UBS. Как утверждают, около 120 миллионов были переведены Фальконе, 60 миллионов – Гайдамаку.

Все эти «странности» не могли происходить без участия заинтересованных и весьма влиятельных лиц в Москве. Судите сами: сначала нуждавшееся в деньгах правительство РФ согласилось списать 70 процентов, хотя богатая алмазами и нефтью Ангола вполне платежеспособна. Потом под предлогом кризиса в экономике решили продать за полцены и 30-процентный огрызок долга, благо, покупатель тут же нашелся. Разумеется, из своих.

Даже при таком раскладе в казну должно было попасть 750 миллионов долларов. Но и этих денег Россия не получила. В 2004 году Гайдамак отправил правительству Душ Сантуша письмо, в котором сообщил, что все средства получены и, таким образом, долг Луанды перед Москвой погашен. Однако, как отмечается в докладе английской антикоррупционной организации Corruption Watch UK, на самом деле Россия не получила выплаты по последним восьми векселям.

У нашей власти к авторам и исполнителям идеи «обналички» ангольского долга, столь невыгодной для России, вопросов не возникло. Генпрокуратура РФ доказала, что в 1997 году гражданин Вавилов в бытность первым замминистра финансов РФ совершил хищение и злоупотребил служебным положением. Однако в 2008-м дело было закрыто за истечением срока давности.

Французы повели себя гораздо жестче. У них борьба с коррупцией ведется не на словах, а на деле. Пока операциями с ангольским долгом России занималась женевская прокуратура, правоохранительные органы Франции заинтересовались поставками оружия в Анголу в обход санкций ООН. Это громкое дело, в которое были вовлечены Гайдамак и Фальконе, а всего 42 обвиняемых, включая высших парижских чиновников, получило название «Анголагейт».

В 1992-м после всеобщих выборов, которые выиграла правящая МПЛА, лидер проигравшей УНИТА Джонас Савимби заявил о фальсификациях (хотя выборы проводились под международным наблюдением) и продолжил гражданскую войну. Советского Союза, на который опиралось правительство МПЛА, уже не было. Поэтому в марте 1993-го Душ Сантуш послал письмо президенту Франции Миттерану с просьбой о помощи в поставках оружия. А Парижу нужен был доступ к ангольской нефти.

Бар-Лев и прайд аферистов

Свои услуги президенту через его сына Жана-Кристофа Миттерана предложил Пьер Фальконе. А успех миссии определили связи Гайдамака в России. Дело было осенью 1993-го, когда верхушка ельцинского Минобороны готовила грандиозную распродажу военной техники Группы советских войск в Германии и других странах Восточной Европы.

Миллиарды от продажи советской военной техники ушли в карманы мошенников

По данным следствия, с 1993 по 1998 год Гайдамак и Фальконе через словацкую компанию ZTS-Osos продали правительству Анголы 420 танков, 12 вертолетов, шесть военных кораблей, сотни тысяч снарядов и противопехотных мин. Общая сумма контрактов составила 791 миллион долларов, из которых 185 миллионов получил Гайдамак. Он, правда, утверждал, что никогда не участвовал в поставках военной техники, к этому причастны исключительно российские госкомпании.

Биография Гайдамака типична для времен ельцинизма, когда крупнейшие состояния возникали «из ничего». Вернее, из близости того или иного будущего олигарха к правящей верхушке. Чубайс впоследствии публично признавался, что раздавал предприятия кому попало, лишь бы создать класс собственников как опору новой власти. Гайдамак оказался в нужное время в нужном месте.

Будущий гражданин Франции, Израиля, Канады и Анголы родился в Москве в 1952 году. В 19 лет переехал в Землю обетованную, а оттуда – во Францию, где через некоторое время основал бюро переводов. Из СССР начали приходить серьезные заказы. Французским предприятиям требовались переводчики для работы над ними. На одном из таких проектов – поставке в Советский Союз одношовных труб и оборудования для газопроводов – бюро Гайдамака и поднялось.

В 1978-м он купил квартиру в Париже. Чуть позже – еще одну в курортном городке Довиль. В 1982 году его бюро открыло филиал в Канаде, а обороты компании достигли десятков миллионов франков. Между тем источники стремительного обогащения Гайдамака уже тогда породили серьезные вопросы. «Державшийся скромно в первые 15 лет, он внезапно без явных причин стал жить на широкую ногу, – гласит справка французской полиции о Гайдамаке. – Деятельность этого лица во Франции никак не объясняет то богатство, которое он демонстрирует». Некоторые злые языки, правда, говорили о его связях с французскими спецслужбами.

В 1987-м Гайдамак переключился с переводческого бизнеса на торговые операции с СССР. Он покупал в Союзе металл, уголь, нефть и продавал их на Запад. Годовые обороты исчислялись десятками миллионов, но уже не франков, а долларов.

В 1992 году на горизонте возникла Ангола. В прессе отмечалось, что Гайдамак помог Луанде решить две крупные проблемы: урегулировать долг перед Россией и обойти эмбарго на поставки вооружений, введенное ООН как раз в том году.

Расследование «Анголагейта» началось в 1997-м. В 2000-м – судебный процесс. В конце октября 2009 года Гайдамак и Фальконе были приговорены к шести годам тюрьмы за незаконную торговлю оружием, коррупцию и уклонение от уплаты налогов. Но «российский» бизнесмен успел перебраться в Израиль.

Аркадий Гайдамак
Аркадий Гайдамак

Там он пытался заняться политикой. Однако его восприняли как чужака. Невесть откуда взявшиеся «денежные мешки» традиционно вызывают в Израиле недоверие и пристальное внимание правоохранительных органов. Предприниматель, взявший в 1998 году имя Арье Бар-Лев, метил на пост мэра Иерусалима. Но в декабре 2008-го за Гайдамака проголосовали лишь унизительные 3,6 процента избирателей. После выборов Бар-Лев подался в Москву.

К середине 2000-х он уже миллиардер. В его активе была фирма «Агросоюз» (шесть птицефабрик) и ОАО «Мелеузовские минеральные удобрения» в Башкирии, комбинат по добыче урана в Казахстане, компания «Казфосфат», сельскохозяйственный холдинг Terra Verde и множество других предприятий. Гайдамак одно время возглавлял совет директоров банка «Российский кредит», входил в совет директоров банка «Москва». С мая 2005-го по май 2009 года он возглавлял Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений России. С 2007-го по апрель 2009 года был владельцем медиахолдинга, в состав которого входили радиостанции «Кино FM», Business FM, газета Business and Financial Markets, портал «Лента.ру». В 2005-м он купил «Московские новости». Но с ними не заладилось, газета теряла аудиторию и прибыльность, а с 1 января 2008-го перестала выходить.

Между тем в апреле 2011 года приговор был пересмотрен. Гайдамак и его подельники признаны невиновными по делу о торговле оружием. Во Франции, когда дело касается ее стратегических интересов в Африке, закон тоже бывает, что дышло. Торговля оружием имела место, но незаконной не была. Тем не менее Гайдамак заочно осужден, теперь уже за неуплату налогов, на три года и 325 тысяч евро штрафа.

Ни в Израиле, ни в России политическая и деловая карьера не задалась. К тому же во Франции над бизнесменом висел тюремный срок. И он в конечном счете решил, что лучше отсидеть, а потом «на свободу с чистой совестью». 14 ноября 2015 года Гайдамак сдался жандармерии Парижа, а всего через четыре месяца (по причинам, о которых можно только догадываться) вышел на свободу. Правда, обязан был носить электронный браслет, который позволял полиции точно знать его место пребывания. Так что отделался легким испугом. Да скорее всего даже испугаться не успел, как опять на свободе и с кошельком, полным миллионов ангольско-российских денег.

Что касается мутной истории с ангольским долгом России, то она развивалась не во Франции, а в Швейцарии, ибо в ней был замешан банк UBS. Никакого судебного процесса не было. Во время очередного посещения Швейцарии Гайдамака арестовали на несколько дней, но он быстро оказался на свободе. Периодически интерес к делу об ангольском долге там вспыхивает. Однако недавно в Швейцарии объявлено, что этим делом правоохранительные органы страны больше заниматься не будут. Власти решили не выносить сор из избы, ибо это подрывало и так пошатнувшееся доверие к банкам Швейцарии.

Подельники Гайдамака по «Анголагейту» – бывший глава МВД Шарль Паскуа получил три года тюрьмы (из них два – условно), сын президента Миттерана – два года условно. Предприниматель Пьер Фальконе – шесть лет тюрьмы, отсидел всего несколько месяцев. Все они были оправданы апелляционным судом в апреле 2011 года.

В России никто ничего не получил: ни сроков за манипуляции с ангольским долгом, ни денег от продажи советской военной техники. Наши миллиарды ушли в карманы кучки мошенников, которые ныне наслаждаются жизнью, тогда как для подавляющего большинства сограждан действует принцип «Денег нет, но вы держитесь!».

Вячеслав Тетекин,
депутат Государственной думы 6-го созыва, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 8 (771) за 5 марта 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...