Версия для печати

Конкурс разведок на границе с Ираком

Окончательной победе Трампа в Сирии мешает Барак Обама
Сатановский Евгений
Коллаж Андрея Седых

Провалы в политике США и их союзников в Сирии и Ираке привели к формированию на территории этих государств в среднем течении Тигра и Евфрата радикального суннитского территориального образования, известного как «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Борьба с ИГ коалиции из нескольких десятков стран, возглавляемой США, не привела к победе над ним, и только появление в Сирии ВКС России совершило перелом. Несмотря на то, что Дональд Трамп объявил о победе над ИГ, военные действия продолжаются.

Коалиция «Силы демократической Сирии» (СДС), состоящая преимущественно из курдов, начала 1 марта штурм одного из последних оплотов ИГ в населенном пункте Эль-Багуз (провинция Дейр эз-Зор). Об этом сообщило агентство «Рейтер» со ссылкой на главу информационной службы СДС Мустафу Бали, заявившего, что боевые действия в Эль-Багузе ведутся с использованием тяжелых вооружений. По его словам, сражение будет ожесточенным и нелегким, хотя о взятии Эль-Багуза командование курдов заявляло 17 еще февраля. Тогда, по данным телеканала «Аль-Маядин», СДС при поддержке ВВС США удалось захватить Эль-Багуз. Было сообщено, что 440 боевиков ИГ сдадутся арабо-курдским формированиям СДС. Сегодня ясно, что информация не соответствовала действительности.

Ради спокойствия курдов

Реляции о «победе» курдов совпали с еще одним заявлением Трампа. 28 февраля он пообещал выступить в течение суток с важным сообщением, касающимся Сирии и борьбы с ИГ. Позднее в тот же день он объявил американским военнослужащим в Анкоридже (штат Аляска), что международная коалиция во главе с Соединенными Штатами установила полный контроль над территорией, которую ранее удерживала террористическая группировка «Исламское государство» в Сирии. «Мы только что установили контроль над территорией «халифата» в Сирии. Раньше это было 90 процентов, 92 процента, теперь – 100 процентов. У нас сейчас есть контроль над 100 процентами территории, хорошо, мы сделали это за более короткий период времени, чем предполагалось». И это заявление оказалось не соответствующим действительности.

Ликвидация или поимка аль-Багдади необходимы Трампу, чтобы переиграть экс-президента Барака Обаму с его информационным успехом, связанным с устранением бен Ладена

Все это свидетельствует о серьезной проблеме в Пентагоне. Генералы, чтобы не сердить президента, выдают в докладах желаемое за действительное. Причина не только в том, что никто в Пентагоне не хочет вызывать огонь на себя, но и во внутренней борьбе в администрации и силовом блоке по срокам вывода американских войск из Сирии и количеству выводимых сил. Трамп 19 декабря 2018 года объявил о начале вывода американских войск. Предполагалось, что это займет 60–100 дней. Глава Центрального командования ВС США генерал Джозеф Вотел 10 февраля сообщил, что вывод американского воинского контингента из Сирии может начаться в течение нескольких недель. 22 февраля американский президент заявил: США рассматривают возможность сохранения небольшого военного присутствия в Сирии вместе с рядом союзников. 31 января в послании президента США «О положении страны» к обеим палатам конгресса Трамп говорил о том, что международная коалиция освободила от ИГ почти 100 процентов территории Сирии и Ирака.

Президент США лжет парламенту и стране, ставя пиар выше минимизации потерь и здравого смысла. Высшие чины в Пентагоне этому подыгрывают, что навевает воспоминания об опыте СССР, когда наступления на фронтах организовывались к какой-либо годовщине. На разногласиях американского президента и тех военных США, которые руководствуются профессиональной логикой, играют курды. Они не торопятся закрыть вопрос присутствия террористов в Заевфратье, исходя из того, что пока контроль над ним не установлен, сохраняется присутствие иностранных сил в Сирии – главная гарантия от военных операций против них Анкары.

Война за контроль над районами восточнее Евфрата началась пару месяцев назад, когда курды из СДС начали там наступление, поставив целью установление контроля над Хаджином с последующим продвижением по берегу реки к иракской границе. Отряды СДС при поддержке американских ВВС пытались идти вперед, используя классическую тактику военных действий: массированные авиудары с выдавливанием противника из занимаемых им районов. Это сочеталось с перемириями и гуманитарными акциями в отношении местных арабских суннитских племен. При этом контроль над Хаджином установить не удалось, им управляют местные племенные шейхи, а ситуация в Эль-Багузе далека от военного решения.

Отряды СДС прекратили огонь в Эль-Багузе в конце января и создали гуманитарный коридор для выхода мирного населения с территории, где остаются боевики ИГ. За февраль им воспользовались, по сведениям курдского агентства «Фират» (верить которому эксперты не склонны), свыше 20 тысяч человек. Утверждалось, это были члены семей террористов, сдавшиеся в плен боевики и заложники из числа мирных граждан. На самом деле заложников там нет. Эвакуируются семьи боевиков ИГ. Так, колонна грузовиков с женщинами и детьми выехала 25 февраля из Эль-Багуза. Большинство из 1300 человек, покинувших Эль-Багуз, являются членами семей боевиков ИГ.

Конкурс разведок на границе с Ираком
Фото: ozodlik.mobi

Как сообщил командир СДС Аднан Африни, число мирных граждан, остающихся в Эль-Багузе, достигает пяти тысяч человек. Поэтому, по его словам, бойцы СДС не могут приступить к завершающей военной операции по ликвидации остатков отрядов ИГ, укрывшихся в этом районе. Африни подчеркнул, что между СДС и ИГ не ведется никаких переговоров. На деле они идут, и речь о перемещении сторонников ИГ из этого района в Ирак, Идлиб или суннитские районы севера Сирии. Что до наемников, группа из 350 человек, воюющих в составе ИГ, сдалась 26 февраля курдским отрядам в районе Эль-Багуза. Об этом сообщил телеканал «Аль-Хадас». По его данным, большинство боевиков – уйгуры, которые проникли в Сирию через турецкую границу. В провинции Идлиб действуют формирования состоящей из тех же уйгуров Туркестанской исламской партии, союзницы «Джебхат ан-Нусры» (запрещенной в РФ).

Как передал телеканал «Аль-Хадас», вместе с боевиками-уйгурами из Эль-Багуза были вывезены на грузовиках по гуманитарному коридору свыше 1400 мирных жителей. Эти члены семей террористов будут доставлены в лагерь беженцев Эль-Хол в провинции Хасеке. То есть уйгуры с оружием и семьями перебрались в суннитские районы на севере Сирии. Уходит туда, а также в Ирак и часть других иностранных групп вместе с близкими. С 26 февраля Эль-Багуз смогли покинуть свыше шести тысяч человек. По данным главы информационной службы СДС Мустафы Бали, численность боевиков, обороняющихся в Эль-Багузе, может достигать тысячи человек. Речь в данном случае идет только об иностранцах, а не о местном суннитском ополчении, которое не желает никуда уходить.

Под контролем СДС на сегодня примерно 27 процентов территории Сирии, это в основном районы, в которых проживают курды. В случае ухода американцев из страны присутствие курдов в суннитских районах сразу начнет уменьшаться. Эль-Багуз расположен на восточном берегу Евфрата в провинции Дейр эз-Зор. Командование СДС 28 февраля заявило, что намерено объявить о победе над экстремистами в течение недели. Основной задачей операции является выдавливание из этого района в первую очередь «иностранных» групп, а о местных арабах-суннитах, составляющих основную тыловую и рекрутинговую базу ИГ, речь не идет в принципе. Они будут сопротивляться любым попыткам выбить их из мест исконного проживания, и это взорвет регион с учетом исторического противостояния между арабами и курдами, которое фактором ИГ не сглажено.

Приключения неуловимого

Второй задачей, помимо ликвидации территориального присутствия ИГ, которую пытаются решить американцы в Сирии, является пленение или устранение главы группировки Абу Бакра аль-Багдади. Это необходимо Трампу для того, чтобы переиграть экс-президента Барака Обаму с его информационным успехом, связанным с устранением Усамы бен Ладена. Проблема в том, что след главы ИГ американцами давно потерян. Отсюда периодические информационные вбросы о его местонахождении, которые стимулируют то, чтобы он проявил себя каким-либо образом. Так, новостной портал «Ахбар аль-Ирак» выступил с утверждением, что Абу Бакр аль-Багдади находится на западе Ирака и мобилизует боевиков, покидающих Сирию. По данным источников в иракской разведке, на которые сослался портал, аль-Багдади в сопровождении отряда численностью около 500 боевиков прибыл в Ирак по одному из тоннелей, связывающих сирийский Дейр эз-Зор и город Эль-Каим в Ираке. Согласно версии спецслужб он передвигается, используя подземные коммуникации в пустынной местности провинции Анбар, что похоже на правду.

В последний раз Абу Бакр аль-Багдади появлялся на публике в июле 2014 года, когда во время пятничной молитвы в иракском Мосуле провозгласил создание «халифата» на Ближнем Востоке. За его голову власти США назначили награду в размере 25 миллионов долларов. И курды, которые являются основными союзниками американцев в поисках аль-Багдади, просто спекулируют на этой болезненной для Трампа теме, жестко увязывая прогресс на этом направлении с окончательным выводом американских сил из Сирии. Они поддерживают нужный накал поисков, суть которых заключается в том, что лидер организации Абу Бакр аль-Багдади, разыскиваемый спецслужбами всех ведущих борьбу с ИГ стран, преследуется курдскими силами. Благодаря во многом именно усилиям курдов в сентябре 2018-го появился релиз 55-минутной аудиозаписи Абу Бакра аль-Багдади от 22 августа, которая ставит под сомнение предположения о том, что он мертв.

12 августа Абу-Даби и Эр-Рияд посетила делегация ополченцев «Сил народной самообороны» (СНС), вооруженного отделения партии сирийского курдского «Демократического союза». Возглавляемая главнокомандующим Сипаном Хемо делегация по политическим вопросам и вопросам безопасности представила доказательства того, что аль-Багдади жив и скрывается между суннитской провинцией Анбар и сирийской границей, переходя с наступлением темноты из одного убежища в другое. Считается, что весной прошлого года он хотел добраться до Синая или Судана, но его охрана сочла это путешествие слишком рискованным. 14 августа делегация разведки Саудовской Аравии посетила Эрбиль, где им рассказали то же самое. Так курды доводят нужную информацию через аравийские монархии до Соединенных Штатов, подогревая их интерес к этой теме, важной для карьеры ряда руководителей силового блока США. При этом помощь американцам в успешных поисках аль-Багдади важна и для саудовского наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, который должен исправить свой негативный имидж, сложившийся после дела Хашогги, в глазах Вашингтона и Евросоюза.

Отсюда возросшая конкуренция спецслужб различных стран за поимку или ликвидацию аль-Багдади. Охота на него в последние недели привела в иракскую провинцию Анбар разведчиков со всего мира. Американские специальные группы, которым помогают иракские советники и агенты спецслужб Иордании, противостоят в Анбаре конкуренции со стороны иранских оперативников и их местных доверенных лиц. Там пытается действовать небольшой контингент французов. Члены иракского курдского аппарата безопасности из Эрбиля и офицеры турецкой спецслужбы MIT находятся в этом районе. Американцы распространяли листовки, предлагающие вознаграждение за информацию, ведущую к поимке аль-Багдади, а все прочие пытаются войти в контакт с бедуинами, которые начали возвращаться в регион, пытаясь купить их сотрудничество прежде всего на саудовские деньги.

Американские спецслужбы полагают, что аль-Багдади скрывается между Бу Кемалем, сирийским городом на Евфрате, и западной частью иракской пограничной провинции Анбар. По другим версиям, он бежал в Африку, хотя сила главы ИГ и его авторитет среди местных суннитов напрямую связаны с пребыванием в Ираке. Только здесь он может в случае возникновения для этого необходимых условий возглавить возрождение ИГ. Любая эмиграция сводит такие шансы к нулю. Отсюда стимулирование американцами военных операций в районе, которые проводят местные силы безопасности, включая проиранские. Так, 25 февраля официальный представитель командования совместными операциями вооруженных сил ВС Ирака генерал Яхья Расул заявил, что они начали операцию против террористической группировки ИГ в пограничных с Сирией провинциях. Заявление генерала прозвучало на фоне сообщений иракских СМИ о якобы переброске боевиков ИГ из Сирии в провинцию Анбар во главе с Абу Бакром аль-Багдади. Официального комментария из Багдада не поступило.

Ирак между США и Ираном

Характерно, что 6 февраля премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди на встрече с главой Центробанка Ирана Абдольнасером Хеммати заявил, что Багдад не станет участником санкционной политики США в отношении Тегерана. Глава правительства высоко оценил развитие отношений между странами и поблагодарил Иран за поддержку в борьбе с терроризмом. Заявление Абдель Махди прозвучало на фоне сообщений о его планах посетить Вашингтон, где, как писала газета «Аль-Араби аль-Джадид», премьер намерен поднять вопрос о выводе Багдада из-под действия антииранских санкций. Дело в том, что ежедневно в Ирак из Ирана поступает 28 миллионов кубометров газа для обеспечения работы электростанций в южных провинциях. Сверх того, Тегеран экспортирует в Ирак 1300 мегаватт электричества. После вступления в силу антииранских санкций США дали отсрочку Ираку на их выполнение в 45 дней, добавив потом еще 90 дней для перехода на самообеспечение и отказ от иранской энергии. В Багдаде заявляли, что на это потребуется несколько лет.

При этом главы Центральных банков Ирана и Ирака Абдольнасер Хеммати и Али аль-Аллак подписали в Багдаде соглашение о запуске двустороннего платежного механизма, задачей которого является устранение препятствий при оплате Ираком электричества и газа, импортируемых из Ирана. Таким же образом могут проводиться расчеты за другие товары. Соглашение было подписано после переговоров в багдадском отеле «Ар-Рашид». Причем это не только начало формирования альтернативных от контроля США систем банковских операций, но для Ирака и Ирана речь идет о переходе от бартера к операциям в твердой валюте, прежде всего в евро. Это важно, поскольку после того как президент Трамп в одностороннем порядке вышел из ядерной сделки с Тегераном в мае 2018 года и возобновил действие американских санкций, иранская экономика столкнулась с проблемами в банковской сфере. Под давлением США Иран был отключен от SWIFT, что серьезно затруднило финансовые взаимоотношения с иностранными партнерами.

Напомним, что Дональд Трамп 8 мая объявил о выходе Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Госдепартамент сообщил о намерении Вашингтона свести к нулю доходы Ирана от экспорта нефти. Первая часть американских санкций возобновила действие в ночь на 7 августа. Эти меры охватили автомобилестроительный сектор Ирана, торговлю золотом и другими металлами. Новые санкции, в том числе против иранского нефтяного сектора, вступили в силу 5 ноября. Как объявило Министерство финансов США, санкции введены против более чем 700 юридических и физических лиц, морских и воздушных судов Ирана. На примере Ирака мы видим вариант недостаточно продуманных антииранских санкций администрации США, которая вынуждена учитывать интересы союзников в регионе и вносить коррективы и исключения в режим запретов.

Ирак играет одну из основных ролей стратегии Вашингтона по борьбе с ИГ, особенно в связи с идеей о выводе сил США из Сирии и превращении Ирака и Иордании в один из ключевых пунктов мониторинга ситуации в регионе и сдерживания иранской экспансии. США отдают себе отчет в том, что реанимация ИГ в Ираке и дестабилизация ситуации в Иордании более чем реальны, особенно с учетом того, что шииты в Ираке не готовы инкорпорировать суннитов во власть и допустить их к дележу нефтедолларов. Любой кризис в системе электро- и водоснабжения грозит разбалансировать страну из-за начала борьбы между различными группами шиитской элиты, что продемонстрировали волнения в Басре в конце прошлого года. Это может выбить Ирак из числа сильных игроков мирового нефтяного рынка и окончательно обрушить американскую стратегию на вытеснение с него Ирана. Кроме того, пребывание американских войск в Ираке играет принципиальную роль для продолжения материально-технической поддержки сирийских курдов, которые являются на сегодня единственным инструментом американского влияния в Сирии.

Сложившееся положение дел позволяет Багдаду открыто торговать своей лояльностью США в вопросе дальнейшего пребывания американских войск в Ираке, демонстративно придерживаясь разновекторной политики. С одной стороны, власти Ирака надеются на продолжение сотрудничества с руководимой США международной коалицией для искоренения спящих ячеек ИГ, заявил 6 февраля глава МИДа Ирака Мухаммед Али аль-Хаким, выступая в Вашингтоне. Но при этом в Багдаде не утихают споры, в значительной мере искусственно стимулированные властями Ирака, особенно проиранским крылом в них, относительно статуса иностранного контингента. Говоря попросту, Багдад хочет продать США право находиться в стране в обмен на сохранение возможности торговать с Ираном без оглядки на американские санкции. И похоже, что в этом вопросе выбора у Вашингтона нет. Позволить себе потерять Ирак в условиях присутствия в Сирии Москвы он не может.

Настоящая статья основана на материалах эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 8 (771) за 5 марта 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц