Версия для печати

Разгром вермахта затормозили болота

75 лет назад началась Полесская наступательная операция
Стрелец Михаил Уткин Александр

4 марта штаб 2-го Белорусского фронта получил из Ставки директиву, в которой предписывалось подготовить наступательную операцию с нанесением главного удара на Ковель. Овладение им являлось первостепенной задачей при продвижении до рубежа Любешов – Камень-Каширский – Ковель, откуда в дальнейшем следовало идти на Брест, освободить и его, и города Туров, Давыд-Городок, Рубель, Столин с выходом на Западный Буг.

Удар предлагалось нанести в стык между 2-й армией ГА «Центр» и 4-й танковой армией ГА «Юг». По указанию Ставки наступление должно было начаться 12–15 марта, до сосредоточения всех войск фронта. Подготовленный план операции следовало представить в Генеральный штаб РККА не позднее 6 марта. То есть на планирование операции отводилось два дня, а на подготовку – менее двух недель.


Вполне прогнозируемо, резонно отмечает в книге «Битва за Ковель» Роман Пономаренко, что требование Ставки не дожидаться сосредоточения войск и ресурсов перед наступлением привело к недостаточному обеспечению операции. Особенно сложным, подчеркивает исследователь, было положение с материальным снабжением войск фронта. В частности, в армиях имелось всего 0,5–1,2 боекомплекта боеприпасов, две заправки автобензина и около трех – дизельного топлива. Прибытие войск и подвоз материальных средств на передовую осуществлялись по единственной железнодорожной магистрали, которая подвергалась ударам авиации люфтваффе, а достаточные силы для организации надежной противовоздушной обороны для ее прикрытия в распоряжении 2-го Белорусского фронта отсутствовали.

 

Обстановка в тылу 2-го Белорусского фронта осложнялась диверсионными действиями Украинской повстанческой армии

Местные реки и болота создавали серьезные логистические проблемы. Усилиями саперов в полосе 47-й армии был построен железнодорожный мост через Стырь и автомобильный через Горынь. Однако анализ показывает, что преодолеть трудности в сосредоточении войск, перебазировании авиации и подвозе материальных средств Красной армии так и не удалось до самого конца операции. Более того, обстановка в тылу 2-го Белорусского фронта осложнялась диверсионными действиями отрядов Украинской повстанческой армии, для борьбы с которыми командование было вынуждено использовать немногочисленные фронтовые резервы.


«Таким образом, – констатирует Пономаренко, – вполне объективным будет вывод, что из-за нехватки времени и транспортных трудностей мероприятия по подготовке наступления в полном объеме завершены не были».


К началу операции из 25 дивизий были развернуты только 13. Из состава 6-й воздушной армии к 18 марта успели перебазироваться всего 18 штурмовиков Ил-2, 14 истребителей Як-9, пять бомбардировщиков Пе-2 и 85 По-2. По сути намеченная для наступления группировка смогла сосредоточиться только к его завершению: к началу операции в наличии имелись 149 400 солдат и офицеров, 3039 орудий, 120 танков, 122 самолета; к ее окончанию, несмотря на понесенные потери, войска фронта насчитывали 197 400 человек, 4142 орудия, 191 танк, 181 самолет.


Почему же Ставка так настаивала на скорейшем наступлении? Дело в том, что 2-му Белорусскому противостояли одна пехотная, одна охранная дивизии противника, несколько наскоро сколоченных боевых групп. Советские войска обладали значительным превосходством и в людях, и в технике.


15 марта соединения 47 и 70-й армий имеющимися силами атаковали врага. На следующий день к ним присоединилась 61-я армия. Несмотря на чрезвычайные трудности, вызванные природными и погодными условиями, к 18 марта 47-й армии удалось продвинуться на 30–40 километров и окружить Ковель, гарнизон которого оказывал упорное сопротивление.


Подробнее о ходе Полесской наступательной операции – в ближайшем номере «ВПК»


Михаил Стрелец, Александр Уткин

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц