Версия для печати

Принцип США: Вступай в войну попозже, будешь истинным победителем

Рослые, крепкие; сразу видно, что еды у них всегда было вдоволь
Кустов Максим

Первая мировая война стала роковой для многих ее участников. Распалась Австро-Венгрия, Россия погрузилась в хаос революции и гражданской войны, рухнула монархия в Германии. Турция пережила период военной интервенции победителей, ликвидацию султанской власти, и лишь железная воля Мустафы Кемаля, прозванного «Ататюрком» («Отцом турок») спасла ее от полного уничтожения.

Казалось бы, благополучно, без внутренних потрясений закончила войну Франция. Но, как выяснилось позже, из-за понесенных потерь «галльский петух» утратил присущий ему боевой задор. В 1940 году сыновья тех, кто насмерть стоял за родину на Марне и под Верденом, в массе своей не захотели повторить подвиг своих отцов. Это была уже совсем другая Франция.


Внешне благополучно обстояли дела в Великобритании, но и в ней после понесенных потерь многое изменилось. Слишком большое количество «офицеров и джентльменов» осталось на полях сражений.


Истинным победителем в этой войне оказалась Америка. Настоящим победителем, вступившим в войну лишь в 1917 году. Американцы, провоевав значительно меньше, чем их союзники, и потери понесли несравнимо меньшие. А вот их финансовое и промышленное могущество возросло неимоверно за счет военных заказов из Европы.


Немецкий писатель Эрих Ремарк, участник Первой мировой, так описал встречу немецких и американских солдат вскоре после прекращения огня:


«Американцы подходят вплотную. Еще мгновение, и они окружают нас. До сих пор мы видели их вблизи лишь пленными или мертвыми. Странный миг. Молча смотрим мы на американцев. Они стоят полукругом, все как один рослые, крепкие; сразу видно, что еды у них всегда было вдоволь…


На американцах новое обмундирование, ботинки их из непромокаемой кожи и пригнаны по ноге, оружие хорошего качества, ранцы полны боевых припасов. У всех свежий, бодрый вид. По сравнению с ними мы настоящая банда разбойников. Наше обмундирование выцвело от многолетней грязи, от дождей Арденн, от известняка Шампани, от болот Фландрии; шинели искромсаны осколками снарядов и шрапнелью, зашиты неуклюжими стежками, стали заскорузлыми от глины, а нередко и от засохшей крови; сапоги расшлепаны, оружие давно отслужило свой век, боевые припасы на исходе. Все мы одинаково замызганы, одинаково одичали, одинаково изнурены. Паровым катком прошла по нас война…»


Во Второй мировой американцы снова повторят этот прием – высадятся во Франции после того, как многие немецкие дивизии превратятся в «банды разбойников», когда в строй встанут жертвы тотальной мобилизации – роты плоскостопых и батальоны страдающих язвой желудка. Кадровые немецкие солдаты к тому времени умрут под Москвой, Сталинградом и Курском, будут осваивать протезы или убирать снег в сибирских лагерях. Американцы обрушатся на жалкое подобие некогда победоносных немецких дивизий, превосходя их во всем. Потом янки с неподражаемой серьезностью сочинят легенду о том, как высадился рядовой Райан, да и спас Европу от фашизма. И даже в стране, сыгравшей главную роль в разгроме Гитлера, некоторые поверят в эту байку…


1914 год ознаменовал начало новой военной эпохи. Война стала качественно другой. На Первой мировой войне родилось такое грозное оружие, как танки. В 1915 году было применено «оружие дьявола» – отравляющие газы. Последствия их применения оказались такими страшными, что после окончания Первой мировой войны в сколько-нибудь заметных масштабах на полях сражений это средство уже не использовали.


Авиация, которая к началу войны могла использоваться для разведки, связи и вести малоэффективное бомбометание, стала грозным средством борьбы. На самолетах научились устанавливать пулеметы, они получили возможность поражать друг друга и противника на земле.


Канула в вечность эпоха войны в шеренгах, когда солдат в ярких цветных мундирах приучали во что бы то ни стало держать строй. Теперь пехотинцы в защитной форме старались сделаться незаметными, прижаться к земле, слиться с ней.


Судьбу этой войны невозможно было решить одним или двумя генеральными сражениями. Борьба, неожиданно для всех, превратилась в многолетнюю войну на истощение. Уже через год, через два в сражающихся полках очень непросто было обнаружить участников первых боев. Они погибали или отправлялись в госпиталь, а на смену им приходили новые и новые пополнения. Быстро наступал и их черед, и все повторялось с неумолимой монотонностью. К 1917-1918 годам война стала казаться бесконечной, кровавым тупиком, из которого нет выхода.


Выживших на той войне после назовут «потерянным поколением». Действительно, у тех, кто пережил многолетний кошмар, наступило страшное разочарование в довоенных жизненных ценностях. Они больше не верили в благодетельную роль технического прогресса, они узнали, что ошеломляющие успехи науки обернулись новыми средствами человекоубийства.


После войны многие из фронтовиков ударились в яростный пацифизм, коммунизм, а в Германии многие пошли за национал-социалистами. Тогда еще никто не знал, что страшная, чудовищная Первая мировая война станет лишь прологом к еще более кровавой Второй мировой…


Максим Кустов

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц