Версия для печати

«Скады» исламской революции

Неудачные запуски спутников в Иране объясняют диверсиями США
Резаеи Фархад Духанов Сергей
Фото: verelq.am

Ключевой компонент военной доктрины Ирана – разработка программы баллистических ракет на собственной базе. Быстрый рост знаний, умений и навыков в этой области вызывает обеспокоенность в США и среди их союзников.

Иран приступил к осуществлению «аборигенной» программы по созданию баллистических ракет в 1986 году, когда Корпус стражей исламской революции создал «самодостаточное и самообеспеченное подразделение» для развития военной промышленности. Ему предписывалось действовать, не прибегая к помощи других стран. Возглавляемое генералом Хасаном Теграни-Могаддамом, «отцом-основателем» иранской ракетной программы, это подразделение было по сути научно-исследовательским центром по ракетным технологиям.

С помощью обратного инжиниринга ракетных технологий Scud, разработанных в советское время, Теграни-Могаддам дал КСИР возможность создать самый большой и разнообразный арсенал баллистических ракет в регионе. Он включает ракету Shahab-1 (на основе Scud-B), Shahab-3 (на основе оригинальной технологии Scud-C), Ghadr-110 и его варианты – Emad, Shahab-4, Shahab-5 (Kosar), Shahab-6 (Toqyan), Fajr-3, Qiam, Ashoura и Sejjil. Все они способны нести ядерные боеголовки.

Теграни-Могаддам погиб в ноябре 2011 года в результате взрыва в его исследовательском центре на ракетной базе «Альгадир» в Бидгане недалеко от Тегерана. По некоторым данным, это была операция, проведенная Моссадом. Иранцы продолжили тайно продвигать свою ракетную программу и произвели новые типы ракет, в том числе Dezful, Hoveizeh, а также Zolfaghar и Khorramshahr, способные нести ядерные боеприпасы.

С помощью обратного инжиниринга советских технологий КСИР создал самый большой в регионе арсенал баллистических ракет

Несмотря на озабоченность международного сообщества по поводу ракетных планов Ирана, администрация Обамы решила пойти на компромисс с Тегераном по этому вопросу в обмен на уступки Ирана по его ядерной программе, что тогда представлялось приоритетной стратегической задачей. В результате еще одного компромисса Вашингтон смягчил формулировку резолюции 1929 (2010) СБ ООН, в которой говорится, что Иран не должен предпринимать никаких действий, связанных с баллистическими ракетами, способными доставлять ядерное оружие. В резолюции 2231, принятой 20 июля 2015 года, которой была одобрена ядерная сделка, использовалась более мягкая формулировка о том, что Иран призывают не предпринимать никаких действий, имеющих отношение к баллистическим ракетам, предназначенным для доставки ядерного оружия.

После того как было достигнуто ядерное соглашение и создана правовая лазейка, иранцы начали прилагать больше усилий для реализации своей программы создания баллистических ракет. В результате она вновь привлекла внимание международного сообщества и как следствие стала предметом многочисленных санкционных раундов. Администрация Трампа решила вывести США из ядерного соглашения частично на том основании, что оно не затрагивает текущую программу Ирана по баллистическим ракетам.

Несмотря на санкции, Иран без колебаний развивал свои успехи. По словам бригадного генерала Амира Али Гаджизаде, руководителя аэрокосмической программы КСИР, в 2018 году проведено семь испытательных полетов. Это в дополнение к шести пускам ракеты Qiam, осуществленным по оплоту террористов в сирийской провинции Дейр эз-Зор в январе прошлого года. С февраля по август 2018-го были проведены летные испытания одной ракеты Khorramshahr, двух вариантов Shahab-3, одной Qiam и трех баллистических Zolfaghar. По словам председателя Совета Безопасности ООН, это нарушало резолюцию 2231, поскольку все эти ракеты были системами категории I Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ), способными нести ядерные боеголовки.

В августе 2018-го Министерство обороны Ирана представило две новые ракеты: Fakour и Fateh Mobin («Яркий завоеватель») – последнее дополнение к серии тактических БРМД Fateh с дальнобойностью около 1300 километров. 1 декабря 2018 года КСИР провел испытания БРСД Khorramshahr на объекте вблизи Шахруда на северо-востоке Ирана. 2 февраля 2019-го во время празднования 40-й годовщины исламской революции 1979 года Тегеран объявил об успешном испытании крылатой ракеты Hoveizeh с дальностью полета более 1350 километров. 7 февраля КСИР представил новую баллистическую ракету Dezful. Ее дальность – 1000 километров. Иранское PressTV процитировало генерала Гаджизаде, который заявил, что КСИР продолжит ракетные испытания и планирует проводить их более 50 в год.

Тегеран заявляет, что эти его разработки предназначены для обороны. Но поскольку баллистические ракеты, способные нести ЯБЧ, – неотъемлемая часть ядерного арсенала, усилия Ирана по развитию потенциала БР могут отражать и желание продолжать программу создания ядерного оружия. Это подозрение является обоснованным с учетом того, что Тегеран ведет секретные работы на своих ядерных объектах, а именно на военных комплексах Парчин и Колахдуз. Доказать миролюбие намерений Ирана сложно, поскольку БР могут использоваться как в оборонительных, так и в наступательных целях, не говоря уже о том, что анализ затрат и выгод показывает: размещать конвенциональные боеголовки на ракеты большой дальности неоправданно.

Несмотря на предупреждения со стороны США (то, что иранцы называют пустыми угрозами), Тегеран продолжает НИОКР и испытывает свои ракетно-баллистические разработки. В ночь с 14 на 15 января 2019 года с Космического центра им. Имама Хомейни в провинции Семнан стартовала космическая ракета-носитель Simorgh («Феникс»). Она несла спутник Payam («Сообщение») Amirkabir, в описании которого указывается, что он имеет четыре камеры для научного изучения Земли с низкой околоземной орбиты. Однако эксперимент провалился, и аппарат не удалось вывести на орбиту. По словам министра связи и информационных технологий Мухаммеда-Джавада Азари Джахроми, ракета, несшая спутник, на третьей ступени не смогла достичь скорости выхода за пределы земного притяжения, хотя на первых двух ступенях запуска все шло удачно.

После неудачи с Simorgh КСИР уже 5 февраля запустил спутник Doosti («Дружба»), предназначенный для дистанционного зондирования, который был разработан инженерами в Тегеранском технологическом университете Шарифа. Заместитель министра обороны генерал Гасем Тагизаде объявил об успешном выводе Doosti на околоземную орбиту и подтвердил, что в ближайшие три-четыре месяца будет запущен новый, усовершенствованный иранский спутник связи Tolou («Восход»). Однако фотографии, обнародованные DigitalGlobe и Planet, двумя компаниями, специализирующимися на космической съемке, позволяют предположить, что и вторая попытка Ирана вывести спутник в космос потерпела фиаско.

Военные и политические чиновники Ирана связывают неудачи с секретной программой Вашингтона по проведению диверсий в отношении ракетных и космических программ Ирана. Генерал Гаджизаде обвинил американские и израильские спецслужбы в осуществлении «инфильтрации и диверсий». Джавад Зариф, министр иностранных дел Ирана, также заявил, что, возможно, неудачи вызваны диверсионной деятельностью со стороны США.

New York Times, сделавшая интервью с неназванными американскими чиновниками, сообщила, что администрация Трампа ускорила реализацию секретного плана по подрыву ракетной и космической программ Ирана. Этот план описывается как далеко идущие усилия по включению неисправных деталей и материалов в иранские аэрокосмические цепи поставок. Тегеран настаивает на том, что запуская спутники, не преследует военных целей, но США и их союзники считают: космическая программа Ирана лишь прикрытие усилий по разработке баллистической ракеты, способной нести ядерные боеголовки.

Иранцы полны решимости разрабатывать и приобретать более совершенные баллистические ракеты в будущем и, вероятно, продолжат переход от жидкостных к более стабильным твердотопливным системам. Тегеран может также сосредоточиться на повышении точности ракет – характеристики, которая у нынешних образцов довольно низка. Однако неясно, реально ли достичь этих целей, если учесть сильные возражения США и Израиля, а также подрывную деятельность этих стран.

Справка «ВПК»

Фархад Резаеи (Farhad Rezaei) – член Ассоциации по изучению Ближнего Востока и Африки (Association for the Study of the Middle East and Africa, ASMEA) со штаб-квартирой в Вашингтоне, округ Колумбия, США.

 

Источник (https://besacenter.org/perspectives-papers/irans-ballistic-missile-program/)

Прогноз Центра BESA № 1110 от 12 марта 2019 года. Прогнозные документы Центра BESA публикуются благодаря щедрости семьи Грега Россхандлера.

 

Фархад Резаеи,
эксперт Ассоциации по изучению Ближнего Востока и Африки (США)
Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Опубликовано в выпуске № 10 (773) за 19 марта 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц