Версия для печати

Возвращение к лихим 90-м

По проекту «Прорыв-3» будут модернизироваться старые танки и создаваться новые
Черкасов Сергей
Фото: vpk.name

Сухопутная компонента ВС РФ занимает первое место на планете по могуществу. При этом наши бронетанковые войска весьма своеобразны. Ничего подобного нет ни в одной армии мира.

У нас на вооружении в различных модификациях стоят 1900 Т-72 (и 7000 на хранении), 450 Т-80 (и 3000), 350 Т-90 (и 200). Это очень разные танки, а Т-72 еще и внутри семейства имеют кардинальные различия. Добавим десяток-другой поступающих на вооружение Т-14. Не забудем о 2800 T-55, 2500 T-62, 2000 T-64A/B, которые числились на хранении еще в 2016 году и об их утилизации информации не было.

Эпоха разномастных танков прошла с установлением основного, который заменил собой пехотные, кавалерийские, легкие, средние, тяжелые, ракетные. Однако если взглянуть на нашу бронетехнику, так сразу и не скажешь. Безусловно, все или почти все российские танки относятся к классу основного, но кто из них действительно таковой, или, если хотите, главный, на чьи траки ляжет наибольшая нагрузка при наступлении часа Ч?

А как у них?

Возьмем сильнейше армии мира.

У США все лаконично до скучности – 2384 «Абрамсов» (Abrams), которые американцы давно не производят, но с усердием модернизируют.

У французов – аналогично: 200 «Леклерков» (Leclerc) в последней модернизации, впрочем, уже лет десять не проводившейся. А ведь еще четыре года назад их было на 40 единиц больше. Всего же в 90-е для Франции было произведено четыре сотни этих танков. Куда подевали?

Т-90М нестрашно выпускать против бармалеев с гранатометами и против любителей «Джавелинов». К схватке с основными танками противника он тоже готов

Возможно, англичане в курсе? Они тоже построили для себя 386 вторых «Челленджеров» (Challenger), а сейчас в войсках 227 и на хранении еще 70 штук.

Германская армия по мощи хоть и тащится где-то в конце десятки, мы приведем и ее в качестве примера. Все же тевтонский бронетанковый кулак посильнее британского и французского, вместе взятых: 328 «Леопардов-2» (Leopard 2) последней модернизации в войсках и еще 572 на хранении в различном состоянии.

В общем, с западными армиями все понятно. Понастроили себе танков в 80–90-е годы и старательно их обновляют, списывая или распродавая самые старые. Другое дело – армии, которые вошли в плеяду сильнейших относительно недавно.

Индия имеет у себя на вооружении почти две тысячи советских Т-72М1, производившихся еще в начале 80-х. Танк, очевидно, устаревший, но при вооружении индийских соседей не так, чтобы слишком. Постепенно «семьдесят вторые» заменяются более современными машинами. Т-90С в индийской армии представлен уже 1025 штуками, и их количество продолжает расти. Здесь все логично – танк «Владимир» является продолжением развития Т-72 и последний может быть донором некоторых запчастей для Т-90С, если прижмет. 124 «Арджуна» – попытка создать собственный танк, но получилось не очень, поэтому их пока в армии немного. В общем, с индусами тоже все понятно: два поколения иностранных танков и попытка создать собственный.

Чуть сложнее у южных корейцев. Основа танкового парка – разные модернизации К1 общим количеством 1461 единица. К1 – вариант американского «Абрамса». Сотня К2 – очень дорогие, но современные танки корейской разработки. Плюс 43 наших Т-80У. Да, затесались. А еще 1111 древних американских М48 и 531 доисторический М47 на хранении.

НОАК. Китайцы любят клепать разнообразные танки, переделывая их из советских да к тому же нация запасливая. Тут и 2850 древних ZTZ-59 (местный вариант Т-54), и 200 ZTZ-79 (ветка развития Т-55), и 300 ZTZ-88 – первых, которые могут считаться как собственная разработка, но тоже серьезно устаревших. Далее: 2500 ZTZ-96 в различных вариантах – современные китайские танки второго поколения, 890 модификаций ZTZ-98A и ZTZ-99 – обе родились в процессе сделать Т-72 лучше. Получилось так себе. Как мы видим, бронетанковые войска НОАК – солянка из экспериментов над советскими машинами и попыток создать собственный танк. Но если приглядеться, станет понятно, что полпарка – варианты советских машин из 50-х, вторая половина – на 3/4 китайский ZTZ-96 и на одну четверть – реплика Т-72.

Бронепоезд из 60-х

Хороший пример являет Южная Корея. Имея более или менее современные варианты «Абрамсов» и даже могущественный К2 собственной разработки, страна все же не избавляется от полутора тысяч танков из 50-х годов. Памятуя о ближайших соседях и опыте истощающей войны, когда в критический момент в бой идет все, что есть, корейцы не сдают раритеты в металлолом.

И наш бронепоезд стоит на запасном пути. 7300 танков из 60-х годов отогнаны на базы хранения. Они ждут короткой модернизации, чтобы обвешанные решетчатыми экранами и контейнерами с динамической защитой пойти к рубежу в последний страшный час громить истощенного врага… Обратим внимание на современные машины.

Арктический танк

Базовых Т-80 у нас на вооружении не осталось. Все, что есть, – Т-80БВ и Т-80У, варианты с динамической броней, управляемым оружием и двигателем помощнее. Танк вообще интересный, его газотурбинная силовая установка – это нечто, но он снимается с вооружения. В войсках, напомню, осталось всего 450 экземпляров (и 3000 на хранении). Причины объективны: у нас слишком много разных танков и по совокупности характеристик именно Т-80 – первый кандидат на сокращение.

Те, что остаются, сосредотачиваются в северных регионах. Газотурбинный двигатель, ходовые качества, условия обитаемости отлично подходят для приполярных и арктических условий.

Так что Т-80 – арктический танк. Там он будет служить еще долго и, вероятно, доживет до серьезной модернизации. Но в целом его история заканчивается. Тупиковая ветвь эволюции российского танкостроения на звание ОБТ явно не подходит.

Танк разведки

Т-14 – машина прекрасная, но в заметном количестве мы ее в ближайшее время не увидим. Кроме того, использование радара с активной фазированной решеткой для поиска целей и единой системы управления тактическим звеном для их распределения между войсками выводит этот образец за пределы обычной области применения. По функциям это сегодня самый настоящий танк разведки. Его в армии достаточно в количестве 1 к 3, 1 к 4 по отношению к Т-90М, которые выполняют роль эскорта Т-14.

Становой хребет армии

Самый массовый танк нашей армии T-72Б/БA – 1100 единиц, T-72Б3 образца 2011 года – 800, T-73Б3 образца 2016 года – минимум 80.

В ближайшие годы все Т-72Б/БA будут модернизированы до версии 72Б3. Машина надежная, способная эффективно справляться с большинством задач танка на поле боя. Но у нее есть несколько минусов, два из которых имеют сейчас для нас решающее значение.

Первый – довольно скромные возможности командира танка по поиску целей и угроз. Если наводчик благодаря прицелу «Сосна-У» видит объект атаки на расстоянии пяти километров (ночью –- 3,5), имеет лазерный дальномер, тепловизор и стабилизацию, то у командира в распоряжении только модернизированный советский прибор наблюдения ТКН-3МК, в который впотьмах видно на 500 метров, да смотровые щели. Ни тебе панорамного прицела, ни тепловизора.

Соответственно Т-72Б3 от пехоты лучше не отрываться, в городскую застройку не соваться, а кататься между подготовленными позициями да крутиться в танковой карусели. А лучше вообще вести огонь с закрытых позиций.

Второй минус – сложности с уничтожением современных тяжелых танков. Возьмем для примера «Абрамс». На двухкилометровой дистанции у Т-72Б3 будут сложности с пробитием лобовой брони последних модификаций M1A2, в то время как у «американца» с большой долей вероятности таких проблем не возникнет. Преимущество же управляемых ракет типа «Инвар-М1», запускаемых с более или менее безопасного расстояния, новыми «Абрамсами» нивелируется за счет израильской системы активной защиты «Трофи», с успехом сбивающей ПТУР.

Да, Т-72Б3 на самом деле хороший, бюджетный в модернизации, пусть и с несколько ограниченными возможностями. Он придает устойчивость российским танковым войскам и, безусловно, некоторая техническая отсталость Т-72Б3 может компенсироваться грамотной тактикой и выучкой экипажей, тем более свет не сошелся клином на «Абрамсах». У «Леопардов-2» активной защиты нет вовсе.

Показательно, что в Сирию отправился Т-90М, а не Т-72БЗ. И это, безусловно, логично и правильно.

Боец

На последнюю модификацию этого танка Т-90М «Прорыв-3» установлена пушка от Т-14 – модернизированная 2А82-1М, под которую разработан БОПС «Вакуум-1» с пробитием толщиной в метр. Так что существенных проблем с лобовой броней «Амбрамсов» не предвидится. Зато у них проблемы будут. Лобовая броня Т-90 покрепче, чем у Т-72, да к тому же усилена динамической защитой «Реликт», а не «Контакт-5». Так что тут можно и пострелять, повыцеливать противника. Тем более что у Т-90М есть чем выцеливать. Тут тебе и тепловизоры, и дальномеры, и панорамный обзор командира, и система управления огнем «Калина».

Стоит добавить про наличие комплекса оптико-электронного подавления «Штора-1», а с прошлого года, по слухам, машины начали оборудоваться КАЗ «Арена». Это, конечно, не «Афганит», но тоже эффективная система. Т-90М нестрашно выпускать и против бармалеев с гранатометами, и против любителей «Джавелинов», и к схватке с основными танками противника он готов.

И самое главное – по проекту «Прорыв-3» будут не только модернизироваться старые танки, но и создаваться новые. Вероятно, речь идет о нескольких десятках машин в год. А значит, Т-90 снова встал на производство.

Да, «Владимиров» у нас немного – 500 единиц вместе с теми, что находятся на хранении. Хотелось бы больше, но и того, что есть, достаточно как минимум для локальных войн.

Команда

Российская армия уникальна во многих отношениях. Опыт Великой Отечественной, поиск собственных путей развития военной мысли, серьезная привязка к географии, десятилетие недофинансирования, необходимость находить решения при ограниченном бюджете, русский характер, смекалка, интернациональный авось и еще, должно быть, масса факторов сформировали облик наших ВС.

У нас есть арктический танк – особенный Т-80У для специфических условий самой северной страны. Есть рабочая лошадка – надежный и неприхотливый Т-72Б3. Есть танк разведки Т-14. И есть боец, на чьи плечи ляжет основная тяжесть участия в вооруженных конфликтах, – основной танк Российской армии Т-90М.

Опубликовано в выпуске № 11 (774) за 26 марта 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...