Версия для печати

Война миров по новым правилам

Реформы армии нельзя останавливать на полпути
Гареев Махмут

Верховный главнокомандующий Владимир Путин, подводя итоги 2018 года, поблагодарил Минобороны, всех военнослужащих за проделанную работу. «Мы, – сказал он, – сделали очень серьезный, мощный шаг в обеспечении безопасности России». В ней активно участвовала и Академия военных наук.

АВН выполняет задачи, поставленные президентом РФ, их главная суть в том, чтобы изыскивать наиболее эффективные и экономичные пути обороны страны. Сегодня в ней 16 московских научных отделений и 21 региональное, 370 действительных членов, 597 членкоров, 2787 профессоров, из которых 75 процентов – генералы, адмиралы и офицеры в отставке и запасе, 25 процентов – кадровые военные ученые.

Уроки Великой Отечественной

По заданиям Совбеза, Совета Федерации, Госдумы, правительства РФ, Минобороны и других силовых ведомств выполнен ряд научно-исследовательских работ, разработано и издано свыше 115 теоретических трудов, других научных исследований. Как и ранее, члены академии принимали активное участие в парламентских слушаниях и научных конференциях по вопросам оборонной безопасности в стране и за рубежом.

В 2018 году продолжалось сотрудничество с Цзилиньским университетом Китая в изучении Второй мировой и послевоенного мироустройства. В университете состоялись три встречи, на которых рассматривались вопросы истории советско-японской войны, антияпонской войны китайского народа, современные проблемы сохранения послевоенного мироустройства. Эта синергия направлена на сближение позиций к лучшему взаимопониманию с КНР при решении совместных задач. Что важно, поскольку наблюдается развал международной системы сдерживания гонки вооружений, причем началом послужил выход США из Договора по ПРО, который являлся краеугольным камнем в сфере нераспространения ЯО.

Настораживающий момент – планируемое усиление ударного потенциала вооруженных сил прифронтовых государств – членов НАТО для придания им «контрсиловых возможностей»

Следующий шаг Вашингтона – отказ от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (подробнее – «Новые траектории агрессии»). Под угрозой и Договор о СНВ-3 – в 2021 году истекает срок действия, но переговоры о его продлении не ведутся.

Неменьшую опасность, по мнению президента Путина, таит международный терроризм, в том числе в Сирии. По результатам проведенных исследований в АВН, в Генштаб ВС РФ и Совбез представлены обстоятельные доклады оценки перспектив развития геополитической обстановки в мире, о системе знаний о войне, новом характере угроз России и организации обороны страны, путях совершенствования военно-научной работы в армии.

Особого внимания заслуживают исследования проблематики государственной и общественной безопасности, сделанные учеными Башкирского, Санкт-Петербургского, Рязанского, Нижегородского, Белорусского, Амурского, Поволжского, Сибирского отделений АВН. Активно работали и другие.

АВН взаимодействует с Клубом военачальников РФ во главе с генералом армии Анатолием Куликовым, ветеранскими организациями, которые возглавляют генералы армии Михаил Моисеев, Виктор Ермаков, адмирал флота Алексей Сорокин, фондом «Наука ХХI» Рафаэля Тимошева, ассоциацией «Мегапир» Александра Каньшина, Межведомственным экспертным советом по вопросам воздушно-космической сферы во главе с доктором технических наук Игорем Ашурбейли, Институтом военной истории, руководимым полковником Иваном Басиком.

В связи с датами побед в Великой Отечественной войне не только историческое отделение, но и другие активно участвовали в работе по противодействию фальсификации истории. Наиболее активно и убедительно выступали по этим вопросам в СМИ ученые АВН Николай Турко, Игорь Шеремет, Константин Сивков, Анатолий Цыганок, Александр Бартош, Вячеслав Зимонин, Сергей Кандыбович, Анатолий Криворучко, Евгений Дербин, Владимир Верховод.

Поскольку по таким историческим событиям, как революция 1917 года, 100 лет создания РККА, важнейшим сражениям Великой Отечественной, существуют разные толкования, мы старались занять объективные позиции.

Одна из задач АВН – отстаивать правду о нашей Победе в Великой Отечественной войне. Нельзя терпеть, когда по госканалам ТВ, в СМИ и кинофильмах продолжают порочить тех, кто отдал жизнь за независимость нашей Родины.

К сожалению, проводя юбилейные мероприятия по поводу важнейших операций Великой Отечественной, мы не всегда уделяем должное внимание извлечению уроков из опыта боевых действий и крупных учений. Известно, что представляла собой наша армия в начале войны и на каком уровне были практические навыки у большинства офицеров к ее окончанию. Этот полученный в ходе боевых действий опыт Иосиф Сталин считал наиболее ценным приобретением в ходе войны.

Напомню, что за предвоенные годы не было проведено ни одного учения с командованием и штабами армий и округов, не говоря об органах управления стратегического звена. Такая практика продолжалась и после войны. Но в современных условиях, когда операции осуществляются не только военными средствами, особенно важно проводить учения с привлечением как военных компонент, так и всех органов госуправления.

Планирование оперативной и боевой подготовки только на один год, как у нас практикуется, видимо, надо пересмотреть. Такая практика приводит к тому, что способы действий объединений (соединений) повторяются. К примеру, перегруппировка на большие расстояния не отрабатывается. Если в этом году был внезапный подъем по тревоге, на учении невозможно провести скрытое приведение в боевую готовность путем последовательного наращивания сил. Поэтому возникает необходимость планирования подготовки органов управления войсками хотя бы на несколько лет.

Многое изменилось и в способах международного противостояния. До этого задачи решались главным образом оружием, хотя широко применялись дипломатическая, экономическая, информационная и другие формы противоборства, а сама война понималась прежде всего как продолжение политики средствами вооруженного насилия.

В законе РФ «Об обороне» (ст. 18) война и сегодня так трактуется. Теперь, когда диапазон и технологические возможности невоенных средств значительно увеличились, возросли масштабы их применения, философами и политологами ставится вопрос о том, что это уже означает войну. Но тогда надо вводить другие законы о военном времени или изменять их толкование.

В иных академиях делят войны на традиционные – с применением вооруженного насилия и нетрадиционные – противоборство невоенными средствами. Однако на протяжении всей истории такой войны, когда совсем не применялись бы экономические, информационные и другие невоенные средства, не было. Но сейчас они используются постоянно, и при таком понимании многие государства могут оказаться в состоянии войны друг с другом.

С учетом изменившихся условий определение сущности войны необходимо уточнить, но такие понятия и законы не может своевольно устанавливать каждая страна. Нам же нужно вместе с МИДом, РАН РФ вырабатывать обоснованные предложения и выносить их на рассмотрение ООН.

Время новых подходов

Запад стремится к тому, чтобы мир управлялся из единого центра. При этом теряют значение ООН, другие международные организации.

Ведется и военно-политическая, экономическая экспансия. Одновременно упор сделан на разработку альтернативных энергетических ресурсов, чтобы лишить Россию нефтяных и газовых доходов, поставить перед угрозой социально-экономического обвала.

Происходит перенос центра деловой жизни и капиталов в АТР, как следствие – перемещение военных баз США и НАТО в Центрально-Азиатский регион, а в Европе (например в Польше) целые дивизии перемещаются с запада на восток, затрагивая национальные интересы и безопасность России.

Угроза для РФ связана с информационными, другими подрывными действиями, созданием управляемого хаоса в Ираке, Ливии, а в последнее время – в САР и на Украине.

Как противостоять этой «мягкой силе» и гибридным войнам? Министр обороны РФ Сергей Шойгу отметил: «Мы видим, например, что противостояние в Сирии – это совершенно новый тип вооруженной борьбы, принципиально отличающийся от классических войн, в которых были регулярные армии. В этих условиях от руководителей всех звеньев требуются не только обширные знания, но и способность видеть и внедрять все новое и передовое».

Сегодня основным сдерживающим фактором является ядерное оружие. Но поскольку его применение чревато катастрофическими последствиями, главная ставка заправилами Запада делается на достижение политических целей двумя путями: организацией подрывных действий, «цветных революций» внутри стран-противников, крупномасштабных информационных акций и развязыванием локальных войн и конфликтов.

Владимир Путин в Послании Федеральному собранию убедительно показал, каким путем идти, чтобы гарантировать безопасность России.

В условиях, когда войны и конфликты могут возникать одновременно на различных стратегических направлениях, будет возникать необходимость перегруппировки сил и средств на различные ТВД. Так, с началом Великой Отечественной войны крупные силы перебрасывались с востока на запад. Затем на завершающем ее этапе (1944–1945) – с запада на восток. Переброска войск, вооружения, техники шла по железным дорогам, велась авиационным, морским транспортом.

В этих грандиозных мероприятиях участвовали различные ведомства. Нередко это осуществлялось при отсутствии сплошных коммуникаций. Довольно крупную перегруппировку и переброску сил осуществили при вводе войск в Афганистан, Чехословакию, в этом отношении чрезвычайно важен и сирийский опыт. Поучительным было крупное учение «Восток-2018» («Восток» – дело громкое»).

Во время Великой Отечественной наиболее полно это реализовывалось при подготовке и проведении Маньчжурской стратегической, но по существу геополитической операции. Что выразилось и в своевременном заключении договора о ненападении с Японией, и в его соблюдении до определенного, нужного времени. В конце 1944-го важным стал отказ от оккупации Финляндии и вывод наших войск из войны тогда, когда надо было часть сил и средств перебросить с запада на восток.

Но в той же, хорошо продуманной серии мер были приняты некоторые решения, усложнившие наши последующие шаги. Так, по заранее согласованной договоренности с Китаем японских военнопленных (около 700 тысяч человек) планировалось освободить и отправить в Японию к весне 1946 года. Но глава правительства Китая Чан Кайши (через МИД СССР) уже к осени 1946-го подписал соглашение об освобождении военнопленных к концу 1945 года. Такой малозначительный, казалось бы, шаг привел к большим осложнениям. Военнопленные оказались в открытом поле при морозе минус 20–25 градусов, многие заболели, и большинство наших медицинских частей, находившихся в Маньчжурии, пришлось привлекать для оказания помощи. Это говорит о том, что все вопросы – политические, оперативные и другие – должны рассматриваться комплексно.

Кроме того, повышаются тактическая самостоятельность частей и соединений, их готовность к автономным действиям, как считает генерал Александр Дворников, на глубину до 500 километров. Это относится не только к выполнению боевых задач. Подобные требования предъявляются к средствам связи, разведки, МТО. Особенно важно это для взаимодействия общевойсковых частей и подразделений ВВС, что было нашим самым слабым местом еще во время Великой Отечественной войны и повторилось в 2008 году в ходе операции по принуждению Грузии к миру.

Следует разносторонне и сбалансированно развивать боевые возможности войск. Ненормально, когда в мотострелковых или танковых дивизиях имеются огневые средства с дальностью огневого поражения до 120 километров, а дивизионные средства разведки работают в пределах 12–15 километров.

При выполнении задач с заходом на территорию других стран, на Среднем и Ближнем Востоке важно учитывать специфику, особенно эпидемиологическую обстановку. Во второй половине ХIХ века русская армия предпринимала несколько походов из Красноводска на Ашхабад. И все они закончились провалом, главным образом из-за инфекционных заболеваний личного состава и падежа лошадей. Но когда в 1881–1882 годах Ахалтекинскую операцию возглавил генерал Михаил Скобелев, он стал требовать строго выполнять санитарно-эпидемиологические меры. Осуществлялись прививки, особое внимание уделялось устройству полевых отхожих мест, на привалах заставляли всех, в том числе офицеров, обтираться песком. Это и обеспечило успех операции.

При вводе советских войск в Афганистан также не все подобные действия были осуществлены, что привело к вспышкам инфекционных заболеваний. Не все продумали с обустройством полевых городков для войск, водоснабжением, другими бытовыми нуждами. Не определили сроки пребывания войск в Афганистане, в связи с чем долго не принимались важнейшие кардинальные решения. А при проведении операции в таких регионах, как Египет, Сирия, при перебазировании 5-й эскадры в Средиземном море возникла большая трудность в размещении Войск ПВО, авиации, частей РЭБ и др.

В САР одновременно участвуют в военных действиях различные государства, преследуя свои цели. Все это крайне обостряет политическую и военную обстановку, что нельзя не учитывать.

Признаки большой войны

Сегодня требуются срочные меры по созданию высокоточного стратегического оружия в обычном снаряжении, дальнейшее совершенствование СЯС, способных преодолевать ПРО противника, наладить противодействие развертыванию системы ПРО США, снизить эффективность применения СЯС РФ.

Однако придавая первостепенное значение ядерному сдерживанию, нельзя абсолютизировать роль атомного оружия. Установка на то, что пока оно есть, безопасность России гарантирована, уязвима. У Советского Союза было ЯО. Оружие осталось, а СССР нет.

Особое значение приобретает ускоренное создание системы воздушно-космической обороны. Ведущие государства делают ставку на завоевание господства в воздухе и космосе путем проведения в самом начале войны воздушно-космических операций с нанесением ударов по стратегическим и жизненно важным объектам по всей глубине страны.

Это требует решения задач ВКО не только сугубо оборонительными средствами, а объединенными усилиями всех видов Вооруженных Сил с решительным применением активных способов действий, ударных средств и централизации управления под руководством Верховного главнокомандующего и Генштаба ВС РФ.

Особое место будут занимать специальные методы ведения войны, начиная с психологических, информационных операций, как это происходит ныне на Украине и в Молдавии.

Оргструктура войск должна быть приспособлена не только к ведению локальных противоборств, но, если потребуется, и к выполнению задач в масштабных вооруженных столкновениях, например на Востоке, где могут потребоваться как мобильные бригады, так и более мощные дивизионные структуры. А также авиационные, артиллерийские, противовоздушные, инженерные и другие резервные соединения и части для усиления группировок войск на решающих направлениях.

В последнем Послании президента Владимира Путина убедительно показаны результаты в развитии вооружений и то, над чем надо работать в дальнейшем.

В настоящее время человечество совершает, вероятно, самый крутой поворот в своей истории. В этот период стремительно развиваются неустойчивость, растут риски, война оказывается совсем близко.

Сегодня наука и технологии меняют формат войн и их сущность. Достаточно напомнить о создании ядерного оружия и СЯС, определивших историю и геополитику нашего времени. Наличие таких средств сдерживания позволило более 70 лет избегать мировой войны.

Говоря о возможной большой войне (в ее «оружейной» фазе), нельзя не сказать, что ядерный фактор снова в центре внимания наших геополитических соперников. Этот вывод находит прямое подтверждение в новой ядерной политике США. В соответствии с изложенными в нем положениями Америка будет укреплять и модернизировать ядерный потенциал, совершенствовать системы боевого управления и обеспечивать более тесную интеграцию планирования военных операций с использованием ядерного и неядерного оружия.

Нельзя не заострить внимание и на внезапном решении американского руководства (2014 год) нарастить в Европе потенциал ТЯО. Предполагается оснастить истребители F-16 и «Торнадо» ВВС пяти стран НАТО оборудованием, позволяющим применять ядерные бомбы В61 «Модель 12». Что весьма показательно, их планируют размещать на самолетах ВВС неядерных стран: Бельгии, Нидерландов, Турции, Германии, Италии.

Очевидно, что решение о радикальном усилении потенциала ТЯО в Европе можно рассматривать как вероятный признак начавшейся подготовки США к войне с Россией. Больше тактическим ядерным оружием воевать здесь не с кем.

У РФ нет и в обозримом будущем не будет аналогичных по возможностям (включая приближенность к объектам США) тактических группировок ударных средств. Таким образом, возникает увеличивающийся дисбаланс.

Еще один настораживающий момент – планируемое усиление ударного потенциала вооруженных сил так называемых прифронтовых государств – членов НАТО, для придания им «контрсиловых возможностей». Например, ВВС Польши планируют купить новые тактические КР с дальностью полета до 1300 километров с повышенным «коэффициентом доставки» (вероятностью преодоления ПРО/ПВО). Это происходит под стенания об «угрозах», исходящих от ракетных комплексов «Искандер» в Калининграде, имеющих максимальную дальность стрельбы до 500 километров.

Здесь необходимо отметить, что в нынешней обстановке сокращения СЯС и ТЯО это создание предпосылок для большой войны и втягивания в нее России на невыгодных условиях. Пока у нас есть мощный ядерный потенциал, мы всегда будем для Америки врагом, без него же станем «Югославией».

Внутренняя прочность страны

В связи с обострением международной обстановки совершенно по-новому встают проблемы внутренней безопасности. Как показали трагические события на Урале, в станице Кущевской, Дагестане, районах Северного Кавказа, местная власть и правоохранительные органы в ряде случаев находятся в большой зависимости от криминала. Речь уже о внутренней прочности страны.

Главная и срочная задача государства и общества в новых условиях – обеспечить единство и сплоченность народов России, пресечь экстремизм и сепаратизм, причем прежде всего находить тех, кто платит и провоцирует это, в том числе в СМИ, где порой раздаются провокационные призывы к ликвидации политико-дипломатической, экономической, информационной, технологической, психологической и других сфер противодействия таким угрозам. Акции и мероприятия по линии МИДа, внешнеэкономических связей, МВД, ФСБ, Росгвардии, погранслужбы должны идти под руководством Совета безопасности и правительства в русле общего стратегического плана при ведущей роли Генштаба ВС РФ.

В целом АВН выражает согласие с основными мерами по дальнейшему реформированию и строительству Вооруженных Сил, в том числе по пересмотру ранее принятых решений в системе управления видами ВС, военного образования, в научной и мобилизационной работе. Весьма актуальны и постепенное возвращение к дивизионной системе, решение ряда других вопросов. В частности, желательно не просто восстановить, но повысить роль, расширить права и ответственность военных комиссариатов.

В соответствии с законом «Об обороне» предусматривается внести изменения в федеральные законы о мобилизационной подготовке и мобилизации в РФ. Закон «Об обороне» дополняет ст. 21, согласно которой в целях планирования и осуществления мероприятий в области обороны разрабатывается План обороны страны, включающий комплекс взаимоувязанных документов по планированию таких мероприятий. А в ст. 22 содержится определение понятия «территориальная оборона», где называются мероприятия не только федерального, но и регионального уровня в период действия военного положения и ЧП. Согласно проекту закона предусматривается отнести к полномочиям президента РФ утверждение Положения о Генштабе Вооруженных Сил России. Это будет означать крупный шаг вперед в совершенствовании стратегического планирования оборонных мероприятий. А в Плане обороны страны – обеспечить согласованность стратегических действий ВС РФ с задачами и действиями других силовых ведомств, мобилизационными планами и планами перевода народного хозяйства на военное положение.

Таковы наши основные выводы по итогам 2018 года и задачи на последующий период.

В основе статьи – доклад на общем собрании АВН.

Махмут Гареев,
президент Академии военных наук, генерал армии

Опубликовано в выпуске № 11 (774) за 26 марта 2019 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц