Версия для печати

«Харитон», вооруженный смекалкой

Английский истребитель на поверку оказался штурмовиком
Гришин Арсений
Фото: авиару.рф

Второй по массовости зарубежный самолет из тех, что поставлялись по ленд-лизу, – английский «Харрикейн». К началу войны он не числился среди лучших истребителей мира, зато машины были у англичан в наличии.

Черчилль в самом начале войны предложил Сталину поставить сразу двести штук. После оглушительных потерь РККА в авиации в первые дни фашистского нашествия выбирать не приходилось.

Договор на поставку американских Р-39 («Аэрокобра» в модификации Покрышкина») был подписан раньше, но «Харрикейны» попали в СССР быстрее. Уже в конце августа 1941-го первые машины оказались в Мурманске. Вначале на них воевали британские летчики, совместно с нашими прикрывавшие конвои, но через месяц англичане отбыли на родину. Из оставшихся самолетов был сформирован 78-й истребительный авиаполк, который возглавил легендарный полярный ас Борис Сафонов. Переучивание на импортную авиатехнику шло тяжело – не было не то что «спарок», но даже внятных инструкций на русском языке. Быстро выявились основные недостатки: низкая скорость, неудачная конструкция шасси провоцировала капотирование, как следствие – самой частой неисправностью стала поломка деревянных лопастей пропеллера. Пришлось в срочном порядке размещать заказ на производство запасных лопастей на одном из московских авиазаводов. Зато машина легко управлялась, была маневренной в горизонтальной плоскости, а главное – все «Харитоны», как их сразу же прозвали наши авиаторы, комплектовались отличными радиостанциями, тогда как у нас рация полагалась лишь командирам звена. Но и тут была засада – радиостанции запитывались не от бортового аккумулятора, а от отдельных батарей – зимой их едва хватало на два часа. Слабеньким оказалось и вооружение. Неудивительно, что боевой путь самолета начинался с его модернизации.

Пулеметы «Браунинг» заменили крупнокалиберными УБК, добавили держатели для двух бомб и направляющие для четырех реактивных снарядов

Уже осенью 1941 года по инициативе Сафонова пулеметы «Браунинг» заменили крупнокалиберными УБК, добавили держатели для двух 50-килограммовых бомб и направляющие для четырех реактивных снарядов. В дальнейшем переделки производились и в других частях до тех пор, пока специальным постановлением самодеятельность не прикрыли. Прибывавшие самолеты стали модернизировать в заводских условиях.

Бомбы, эрэсы – нетипичное для истребителя вооружение. Понятно, что тихоходную машину чаще использовали как легкий штурмовик. К середине 1942 года штатное вооружение «Харрикейна» полностью соответствовало предназначению: четыре 20-мм пушки, две бомбы по 100 килограммов и шесть – восемь реактивных снарядов.

«Харрикейн» в переводе на русский – ураган. Реальным характеристикам машины это никак не соответствовало. Один из летчиков вспоминал: «Нет, далеко этому самолету до урагана. Высоту набирает медленно, пикирует плохо. Какой там вертикальный маневр?! Правильно сказал наш комиссар Ефимов: «Самолет хороший, металлический, не загорится. Стрелять есть из чего. А вместо маневра и скорости – русская смекалка».

Но есть и другие воспоминания. Василий Стрельников, генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза, рассказывал: «На «Харрикейне» я сбил пять немецких самолетов – один Ме-110, три Ме-109 и один ФВ-190. Немцы меня сбивали дважды. И то, что в тяжелейших 1942–1943 годах я лично одерживал победы и оставался жив, есть, несомненно, и заслуга этого добротного, надежного английского самолета».

С 1943 года «Харрикейны» начали передавать из фронтовых истребительных полков в подразделения противовоздушной обороны. На смену шли новые самолеты с более высокими боевыми качествами, как наши, так и ленд-лизовские. Всего за 1941–1944 годы в СССР поступило 3082 «Харрикейна».

Опубликовано в выпуске № 12 (775) за 2 апреля 2019 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...